Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
ФутболРПЛ
1 декабря 2023, Пятница, 05:30

«Терпел до последнего. Потом понял: меня просто обманывают». Интервью лучшего защитника России — так считает Хвича

РИА Новости/ fcnn.ru / Александр Мысякин, Sport24
Поделиться
Комментарии
Дмитрий Тихий — о крутом Юране, Газзаеве и конфликте в «Химках».

Дмитрий Тихий попал в Премьер-лигу только в 27 лет, пережив два разрыва крестов, банкротство «Алании» и, как сам выразился, «Санта-Барбару» в «Химках». С ними Тихий поднимался в Премьер-лигу, играл в финале Кубка России и получил в команде капитанскую повязку (которой, впрочем, стихийно лишался). Дальше — кавалькада тренеров, последним для Тихого в «Химках» стал Спартак Гогниев. Он отстранял Дмитрия от тренировок, а затем последовал и разрыв контракта.

В Нижнем Новгороде Тихий воссоединился с давним знакомым Сергеем Юраном. Автор Sport24 Тигран Арутюнян встретился с Дмитрием и получил честные ответы на самые серьезные вопросы.

Уверен: «Нижний» будет в топ-5. Если нет — придет на тренировку в майке «Спартака»

— Ты провел в «Химках» 4 года, был капитаном и прошел с командой путь от Первой лиги до РПЛ. Как этим летом оказался в Нижнем?

— В октябре прошлого года Гогниев отстранил меня от тренировок. Я каждый день ездил в зал, занимался с нашим тренером по физподготовке. По факту, никакой работы с мячом, один бег. Ненормально, когда футболиста так изолируют. Терпел, потому что руководство «Химок» обещало, что меня вот-вот вернут.

Через какое-то время понял: просто обманывают. Ситуация никак не менялась. Решил уходить. «Крылья» хотели взять меня в аренду, но «Химки» это не устраивало. В какой-то момент на меня вышел «Локомотив», общался напрямую со спортивным директором Ульяновым. Но там что-то не срослось. С «Химками» пришли к тому, что будем разрывать контракт. Мне заплатили компенсацию, вернули все долги.

fckhimki.com

В «Пари НН» я поехал весной — Юран хорошо знал о моей ситуации, вот и позвал. Меня не могли заявить по ходу сезона-22/23, поэтому просто тренировался с командой, набирал форму. А летом уже подписался на три года (2+1).

— В этом сезоне «Пари НН» играет уверенно — даже на время залетал в топ-5. Большой контраст с прошлым годом, когда команда весь чемпионат боролась за выживание.

— Все благодаря грамотному руководству, тренерскому штабу Юрана и всем ребятам. В Нижнем все работает как часы — четко и отлажено. Текущее место в таблице (девятое) — не предел для нас.

— Сможете закончить в пятерке?

— Почему нет? Это реально.

— Давай поспорим.

— Насчет того, будем в топ-5 или нет?

— Да.

— Давай. На что спорим?

— Ты предлагай.

— Давай так: если мы попадем в пятерку по итогам чемпионата, ты пишешь 5 аналитических статей, где очень сильно расхваливаешь любых пятерых игроков «Нижнего». Должен быть такой эффект, чтобы читатели подумали: «Че за хрень? «Пари НН» ему платит, что ли?»

— Ха-ха. Окей. Тогда, если вы не попадаете в топ-5, ты на одну из тренировок приезжаешь в майке «Спартака».

— Без проблем. Договорились.

— Юрану, думаю, будет приятно видеть тебя в красно-белом.

— Ага.

— Он, кстати, не раз говорил, что готов тренировать топ-клуб. Потянет «Спартак»?

— Да. Уверен.

— Короче, в следующем сезоне ждем тебя и Кухарчука в «Спартаке».

— Дай Бог. (Смеется.) На самом деле шучу — сейчас главное выполнить задачу «Пари НН».

Слова Юрана о судейском беспределе, однажды матернулся при нем — но от штрафа отскочил

— Какой Юран тренер для тебя?

— Не могу однозначно ответить. Бывает спокойным и рассудительным, а может и гаркнуть. Главный его посыл: «На поле для вас не должно быть авторитетов». Еще он крутой психолог, может из каждого вытащить максимум. Четко знает, на какие точки надо давить в общении с игроком, чтобы тот заиграл — где-то наказать, где-то похвалить. Посмотри на Севикяна — в прошлом сезоне сильно переживал, что получает мало игрового времени и не может проявить себя. Но, как только пришел Юран, у них сразу начались индивидуальные беседы. И Эдгар расцвел.

fcnn.ru

— Согласен.

— Бывают ситуации, когда решения Юрана не поддаются логике, но в итоге работают.

— Это какие, например?

— В недельном цикле перед матчем наигрывается определенный состав. Но Сергей Николаевич иногда его меняет прямо в день игры, потому что с утра ему в голову пришла какая-то мысль. Первое время мы были в шоке — такое редко встретишь. Но, когда эти решения начали регулярно приносить результат, все вопросы отпали.

— Вспомни самую яркую мотивацию от Юрана.

— Она очень простая, но всегда работает. Сергей Николаевич часто нам говорит: «Ребята, все очень просто. Выигрываете — даю четыре выходных, нет — собираемся на тренировке через день после игры. Хотите провести время с семьей — побеждайте!» В этом сезоне стабильно работало (во время ноябрьской паузы игроки «Пари НН» действительно получили четыре выходных. — Sport24).

— Юран в последнее время разгромно критикует судейство во флеш-интервью и на пресс-конференциях. Согласен с ним?

— Такие высказывания — крик души. Об этом беспределе говорит не только Николаич. И уже не первый сезон. Все ждали улучшений с появлением ВАР. Но с ним спорных решений стало еще больше, ничего не меняется. Возьми наш матч с «Зенитом» в первом круге (0:2, Кассьерра забил оба гола после спорного удаления Александрова. — Sport24). Дуглас Сантос в прыжке бьет локтем мне по лицу. А трактовка от ЭСК пришла такая: якобы я своим лицом сам нашел его локоть. Ну смешно же! Психологически тяжело играть в таких условиях. На нас смотрят семьи, болельщики, руководство — все болеют за команду. А ты просто беспомощен из-за некоторых решений, которые не поддаются никакой логике. И пофиг на твои усилия. Но я не говорю, что все наши судьи плохие. Есть и обратные примеры.

— В спичах Юрана иногда проскакивает мат. Как-то не бьется с его запретом в команде.

— Николаичу просто нравится, когда футболисты общаются культурно, без брани. Если на тренировках что-то случайно выскочит, штрафовать, конечно, не будет. Запрещены, скорее, оскорбления или мат в обычном общении. Как-то раз сидели разговаривали с ребятами, и я что-то очень эмоционально рассказывал, ругался. И вдруг появился Николаич: «Тебе что, книжку по литературе выдать? Слова нормальные хоть подучишь». Ну я там как-то выкрутился, так что обошлось без штрафа. (Смеется.)

Севикян — красавчик, Кордоба — сильнее Дзюбы, Черевченко — русский Моуриньо

— Ты упомянул Севикяна. Эдгар приехал из третьей испанской лиги и разрывает РПЛ. Неужели с нашим футболом все настолько плохо?

— Так рассуждать неправильно. Представь, в будущем Эд поедет в условный «Милан», ему попадется грамотный тренер, и он там тоже заиграет. И что, будем говорить, что Серия А — говно? Конечно, нет. Все будем говорить, какой красавчик Севикян.

Евгений Семенов, Sport24

Эдгар Севикян — лучший бомбардир «Пари НН» (четыре гола)

— Кстати, он вывезет европейский футбол? Писали, что его хочет «Нант».

— Очень многие игроки РПЛ потянут уровень европейских чемпионатов. Некоторые легионеры, которые массово уехали из РПЛ, закрепились в Европе. А большинство этих ребят были максимально среднего уровня, наши парни вообще не слабее. Соответственно, тоже могут заиграть.

— Этим летом из Франции в «Пари НН» приехал Николоз Кутателадзе. Тяжело против него на тренировках?

— Нормально. Но вообще перспективный нападающий.

— А против кого из форвардов РПЛ было сложнее всего?

— Против Кордобы.

— Ты не первый, кто отмечает Джона.

— Условно, у Дзюбы помимо массы плюсов есть и минусы. За счет них можно обхитрить Артема и не дать ему нормально сыграть. У защитника может получиться хорошая игра против Дзюбы. А вот с Кордобой чуть сложнее. Он побыстрее и лучше координирован.

— Хвича, кстати, называл тебя самым трудным соперником за все время в России.

— Я читал! Было очень приятно такое слышать. Сам представь: Хвича дает единственное большое интервью в России, в котором говорит, что против меня было тяжелее всего играть. А потом едет в Европу и всех там разрывает. Пацаны прикалывались: «Пусть тебе наберут. Расскажешь, как против него играть». (Смеется.)

— Хорошая мысль!

— Мой первый матч против Хвичи был в Кубке России, против «Рубина». Всю игру с ним кувались, я наступлю — он заведется, мат на мате. Крутая была заруба! Перед следующей игрой Черевченко (тогда главный тренер «Химок». — Sport24) посоветовал мне плотнее играть с Хвичей — приклеиться сзади и не давать развернуться. А в Италии к такому методу пришел только Моуриньо — в матче «Наполи» с «Ромой» Кварацхелию просто выключили.

Александр Мысякин, Sport24

— Получается, Черевченко — русский Моуриньо?

— Выходит, так! Персональная опека против Хвичи реально работает. Короче, надо мне ехать в Италию, помогать ребятам останавливать этого монстра.

Штраф в 5 тысяч долларов от Газзаева, лечение «крестов» за свой счет, работал с психологом ради РПЛ

— Как часто бываешь в родном Владивостоке?

— Блин, уже лет 5 не ездил. Там живут родственники и друзья, мы общаемся, но прилетать в последнее время не получается. Отпуск настолько короткий, что стараюсь проводить его только с семьей. Но мамины друзья иногда приезжают в гости, привозят красную икру, рыбу, кальмаров. Еще мне очень нравится трепанг на меду — что-то типа морского огурца. Очень полезный для иммунитета. Всегда прошу его привезти. Есть, кстати, небольшая история про икру.

fcle.ru

— Так.

— Когда играл за «Факел», зашел как-то в магазин. Увидел банку красной икры с надписью: «Без консервантов». Такое просто невозможно: без консервантов икра просто загнется, пока ее будут вести из Владивостока. Уверен, такие надписи на банках встречаются не только в Воронеже.

— Ты начинал карьеру в «Луче». Оттуда в 21 год уехал в «Аланию» к Газзаеву — крутой скачок.

— Это был просто космос! Из ПФЛ — в Премьер-лигу, так еще и к Газзаеву. В детстве я болел за его ЦСКА, поэтому предложение «Алании» было просто мечтой. Помню, приехал к ним на сбор в Турцию. Валерий Георгиевич чуть ли не в первый день позвал на индивидуальную беседу — он любил проводить теорию один на один. Завел в кабинет, начал на фишках что-то показывать. А я сижу и думаю: «Блин, он недавно Кубок УЕФА брал — а сейчас сидит и объясняет мне, куда бежать и кому пасовать». Ничего из той беседы я, конечно, не запомнил. Мысли были только о том, что я в параллельной вселенной.

— Понимаю.

— Есть еще история про то, как Газзаев меня впервые оштрафовал.

Из личного архива Валерия Газзаева

Валерий Газзаев делал «Аланию» чемпионом в 1995-м. При нем же в 2014-м клуб развалился

— О, это всегда интересно.

— После первого сбора нам дали несколько выходных, чтобы мы слетали в Москву, чуть отдохнули. Я прилетел обратно простуженным. По логике Газзаева — если заболел, значит, ходил без шапки и шарфа. Хотя я их практически не снимал. Ну он разбираться особо не стал — оштрафовал меня на 5 тысяч долларов. Обидно и очень болезненно.

— В «Алании» ты впервые порвал «кресты».

— Да. Был очень заряжен, носился на тренировках, доказывал. Но в силу молодости и непрофессионализма подошел к сборам в нелучшем состоянии. Мышцы оказались не готовы к таким нагрузкам. На одной из тренировок у меня неудачно поехала нога, и все — крест порван.

— Мрак.

— Поехал в Германию — к доктору, который лечил многих российских футболистов. Операция прошла хорошо. Но через какое-то время на колено пошли осложнения. Пришлось потратить время на дополнительное восстановление. И в этот момент закрывается «Алания». Клуб не выплатил мне сумму, которую должен был. Я остался с долгами, травмой и без клуба.

Через какое-то время появился вариант с «Кубанью», которую тогда тренировал Гончаренко. Поехал на просмотр. Восстановление от осложнений в Германии не помогло, случился рецидив — крест снова полетел. Меня ждала вторая операция и длительное восстановление. Представь: в сумме без футбола я провел два года!

Как только восстановился, поехал в «Факел». Очень благодарен главному тренеру Павлу Пантелеевичу Гусеву и моему тогдашнему агенту. В Воронеже мне предоставили шанс вернуться в спорт после двухлетнего перерыва, и я за него зацепился.

— Что в тебе изменилось после всех травм?

— Артур Нигматуллин, знавший о моих трудностях, как-то написал мне: «Дим, тебе памятник нужно поставить». Но, как оказалось, восстановиться после травмы крестообразных связок — только полдела. Нужно всегда поддерживать мышечный корсет в тонусе, чтобы колено чувствовало себя комфортно. Я стал настоящим профессионалом — постоянная разминка, упражнения, коллагеновые добавки, хондропротекторы. Плюс часто ограничиваю себя в еде — когда скапливается даже пятьсот лишних граммов, начинаю тормозить. Такая дисциплина дает плоды: недавнее МРТ показало, что мои коленные суставы выглядят лучше, чем у многих здоровые.

— Как вылез из всего этого ужаса? К психологу не обращался?

— В таких ситуациях никто, кроме самого себя, не поможет. Ты должен сам с этим справиться, чтобы стать сильнее. К психологу я ходил, но по другому поводу.

— По какому?

— Мне было 25 лет, а я все никак не мог добраться до Премьер-лиги. Понимал: время уходит. На меня вышел один психолог и предложил посотрудничать. Я поставил перед собой задачу — попасть в РПЛ. Мы с психологом регулярно работали над этим, делали различные упражнения, разговаривали, занимались медитацией и визуализацией. В итоге эта работа мне очень помогла — через два года я дебютировал в Премьер-лиге.

За что Юран лишал Тихого капитанской повязки, а Гогниев — отстранял от тренировок

— Больше всего матчей ты сыграл за «Химки». Как туда попал?

— Ой, там было такое странное стечение обстоятельств, что до сих пор с трудом верится.

— Рассказывай.

— Я провел хороший сезон в «Томи» и стал свободным агентом. Ходили слухи, что меня хочет «Зенит». Но дальше разговоров ситуация не зашла, а я не хотел долго ждать. И тут вдруг появился вариант с «Енисеем». Мне позвонили из руководства — сказали, что будут рады видеть меня в Красноярске. Долго думать не стал: подписал контракт и приехал на сборы в Турцию. А что думать-то — наконец Премьер-лига, Аленичев тренер, все классно по условиям.

В тот момент я даже не задумывался, что перед подписанием надо было поговорить с самим Аленичевым и узнать, нужен ли я ему вообще. Как выяснилось позже, у Аленичева возник какой-то конфликт с гендиректором Рубцовым. Меня позвали без ведома тренера, что ему сильно не понравилось. Аленичев мне напрямую сказал, что играть я не буду: «Претензий нет, просто дело принципа». На самом деле респект за честность. После этих слов я понял, что мне нужно как можно быстрее сваливать из этого «Енисея». Где-то месяц я был их игроком.

Александр Мысякин, Sport24

— Что дальше?

— Прям на сборах дал какое-то интервью и рассказал, что собираюсь уходить. После него на меня вышел Сергей Литвинов — селекционер «Химок». Когда меня в первый раз позвали, я посмотрел в таблицу, и меня насторожило занимаемое «Химками» место. Отпахал сезон в Томске, делили первую строчку. И все для того, чтобы снова вернуться в ФНЛ — так еще и на предпоследнее место. Премьер-лига для меня в очередной раз срывалась.

— Так как все-таки перешел в «Химки»?

— Там меня в итоге убедили. Заверили: перед командой ставится задача выхода в Премьер-лигу. Илюха Кухарчук, который уже был там и лоббировал меня, все подтвердил. Меня хотели взять бесплатно, поэтому я пошел к руководству «Енисея» просить о разрыве контракта. Но там все было в приказном порядке: «Контракт не разрываем, в «Химки» не переходишь. Едешь в аренду — обратно в Томск». Хотели, короче, с меня хоть каких-то денег заработать. Я вообще убитый. Собрал вещи и попрощался со своим земляком Лехой Грицаенко. У выхода из отеля стояло такси: сяду — и через 15 минут буду в отеле «Томи». Иду по коридору и вдруг вижу: мне на встречу — спортивный директор «Енисея». И у меня что-то щелкнуло: «Слушайте, сейчас позвонили из «Химок», они хотят меня купить». Просто выдумал историю на ровном месте!

@fctomtomsk

— Что спортдир?

— Смотрю — задумался. Пошел обсуждать с генеральным. А я в этот момент в ужасе набираю в «Химки» — понимаю же, что ляпнул какую-то фигню! Говорю селекционеру: «Срочно поговори с руководством, назовите «Енисею» хоть какую-то сумму за меня. А то я уже почти в «Томь» уехал». Перезванивает: «Все хорошо. Мы готовы заплатить». Я про себя подумал: «А че раньше не могли сообразить?» В итоге за меня отдали где-то 100-200 тысяч долларов, и вместо Томска я поехал в «Химки».

— «Химки» при Талалаеве шли в лидерах Первой лиги. Но его убрали, как только замаячила реальная перспектива выйти в РПЛ. Пришел Юран, лишил тебя капитанской повязки, отстранил от тренировок и выставил на трансфер. Это как так?

— Всех тонкостей не знаю. Может, Николаич когда-нибудь сам расскажет. Для меня это выглядело так, что Юрану про меня что-то наговорило тогдашнее руководство клуба. Они не хотели, чтобы команда выходила в РПЛ, поэтому старались ее ослабить — продать хотели не только меня. В нашем футболе любят устраивать «Санта-Барбару». Но я рад, что в итоге Николаич оказался не ведомым на чужое мнение. Он приходил в «Химки» с амбициями на выход в РПЛ, и, когда понял, что руководство этого не хочет, дал сумасшедшее интервью, сказав, что «Химки» должны быть в Премьер-лиге. В то же время у нас с ним состоялся разговор, после которого меня вернули в основу. По сути, Николаич отстоял место «Химок» в РПЛ, за что его почти сразу убрали. Звучит абсурдно, но так и есть. Юран обещал парням место в РПЛ — и слово сдержал. Даже ценой своей карьеры в «Химках». За этот жест многие ребята были ему благодарны.

— После ухода Юрана главным стал Гунько, которого уволили спустя месяц. Потом был Черевченко — проработал год, уволили, через месяц вернули, а еще через два — снова уволили. Вернулся Юран, спас команду от вылета — и снова был убран. Затем месяц тренировал Писарев, которого сменил Гогниев. Семь смен тренеров за три года! Как вообще выходить и играть, когда вокруг творится такой бардак?

— Во всей этой ситуации было обидно за ребят — футболисты и персонал страдали больше всех. В какой-то момент я поговорил с Лантратовым, спросил, как он со всем этим справляется. Илюха ответил банально: «На все, что не касается меня и футбола, мне вообще пофиг». Я стал придерживаться этой философии, какое-то время реально помогало. Предполагал, что этот бардак рано или поздно коснется меня. Но Боженька как-то отводил до поры до времени.

— Видимо, пока не пришел Гогниев — именно он тебя и отстранил. Расскажи хронологию вашего конфликта.

— Начиналось все нормально. Но совсем скоро стало ясно — то, что он от нас хочет, невозможно реализовать. Веселые стандарты, вратарь-гоняла, якобы суператакующая игра… Все это интересно, возможно, вообще футбол будущего. Но в тот момент все это было нереально воплотить в жизнь.

Нужно всегда отталкиваться от реалий, особенно когда команда в подвале таблицы и ей капец как нужны очки. Импровизация, которую хотел от нас Гогниев, была для клуба самоубийством. У него был странный подход ко всему, и результаты говорят сами за себя.

— Мало кто поспорит.

— Пойми правильно — я полжизни шел к Премьер-лиге и четко понимаю: то, что работает в Первой лиге, не всегда будет работать в РПЛ. Тут за малейшую ошибку сразу наказывают. Cудя по всему, Гогниев не был готов к Премьер-лиге. Строить новую философию посреди сезона и набирать в зимнее окно по факту новую команду смерти подобно. Любой здравомыслящий человек понимал: это кончится вылетом. Но в руководстве «Химок», видимо, думали по-другому. По факту они сами отправили команду в Первую лигу.

— Как, кстати, тебя отстранили?

— Команда поехала на выезд, я пропускал игру из-за дисквалификации. После возвращения было теоретическое занятие, на котором Гогниев объявил: Идову, Камышев и я отстранены от тренировок с командой. Причем ребята, как я понял, просто попали под раздачу: один якобы плохо тренировался, а другой — не так здоровался.

— А по тебе какое объяснение было?

— Гогниев меня спросил: «До меня доходят разговоры, что ты не веришь в нашу идею. Это так?» Ну я и сказал прямо: «Если будем так продолжать, нас ждет Первая лига, такой футбол нам не подходит. То, что вы хотите — самоубийство». Я сказал правду, какой ее вижу. За это меня и отстранили. Убрали меня в октябре — незадолго до моего дня рождения. Самое смешное, что впервые в жизни мой клуб меня даже не поздравил.

Евгений Семенов, Sport24

— Через какое-то время после отстранения в сети появилась аудиозапись, на которой Гогниев с матерными воплями обрушивается на тебя и Аяза Гулиева. Это что такое было?

— Аяз тогда уже тоже был отстранен. У нас был четкий график тренировок в зале. В тот день наше занятие совпало с тренировкой команды. Гогниев посчитал это провокацией с нашей стороны — якобы мы специально пришли, чтобы побесить его и ребят. В общем, смешно все это.

— Гогниев говорил, что подозревает тебя в сливе аудио.

— Бред. Как мы могли начать запись, находясь с ним в одной комнате? Конечно, эта запись была сделана из коридора. Тем более что там слышно, как Гогниев открывает и закрывает дверь. А дальше пусть сам разбирается.

— Не расстроился, что твоя история в «Химках» закончилась именно так?

— Изначально мне было обидно. Потом я злился, а потом стало пофиг. Время лечит. На все, что происходило в «Химках», смотрю с улыбкой. Сейчас я футболист «Пари НН». И счастлив, что у меня появился новый вызов.

— После такого количества трудностей и несправедливости у тебя еще остается мечта в футболе?

— Да. Стать чемпионом России.

— И финальное. Где Дмитрий Тихий будет через год?

— Одному Богу известно. Я приложу максимум своих усилий и сделаю возможное, чтобы осуществить свою мечту.