Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
ФутболРПЛ
27 ноября 2023, Понедельник, 09:00

Футболист, над которым смеялись все! Играл с 9 кг лишнего веса: интервью о «Химках» Гогниева, кумовстве и Садыговых

Александр Мысякин, Sport24 / shutterstock
Поделиться
Комментарии
Поговорили с Джамбулатом Дулаевым.

Год назад «Химки» тонули в таблице РПЛ, и в безнадежном матче с «Динамо» Спартак Гогниев бросил в бой нового для нас персонажа — Джамбулата Дулаева. Нападающий вступал в единоборства, пытался обострять, даже заработал тот самый пенальти, который привел Гогниева в экстаз. Но гораздо четче Дулаев запомнился внушительной, скажем так, внешностью.

fc-khimki.ru

Дулаев выскочил еще пару раз у Гогниева, однажды — в 2023-м и закончил сезон в молодежке «Химок». А для всех остался мемом, представить который можно было только в тех невероятных «Химках» — как и, например, Илью Садыгова, сына инвестора клуба Туфана Садыгова.

С ними Дулаев посотрудничал в нескольких клубах, а вообще вышел из академии «Алании», клепал голы в дубле «Ростова» у Гамулы и пятигорском «Машуке». Весной Джумбулат вышел в РПЛ только раз и пылил во Второй лиге за «Химки-2», никуда не устроился летом и отметил 25-летие без клуба.

Автор Sport24 Марсель Арзуманян поговорил с необыкновенным форвардом.

В РПЛ выходил с 9 кг лишнего веса, во Второй лиге прибавлял по 5-7 кг в год из-за травмы. Диетологи не помогали, шутки не воспринимал

— Сколько лишних килограмм в тебе было, когда ты вышел в РПЛ год назад?

Девять. Весил 89 кг, а жировая была 20 процентов — это прям много. Карпин, например, допускает максимум 11 процентов. До декабрьских сборов скинул десятку, жировая упала до 15 процентов.

— Жена не давила: «Джамбулат, худей»?

— Говорила! Дома всегда готовила правильное питание. Но я выходил после тренировки, мог бургеры съесть, фастфуд — и все, какое тут правильное питание. А в «Химках» я жил вовсе без семьи, она осталась в Осетии.

Сейчас хожу в зал, но не играю. Вешу 93 килограмма.

— Во время карьеры обращался к диетологам, нутрициологам?

— Обращался.

— И? Дисциплины не хватало?

— Ну… Скорее всего. Генетически предрасположен, надо было больше себя ограничивать.

— Когда ты понял, что тебе нужны специалисты?

— Не так. В «Химках» был тренер по восстановлению и по совместительству диетолог. Он мне составлял рацион, но я, честно говоря, не всегда обращал внимание.

— Как ты себе объяснял, почему про тебя много шутили?

— А я не понимал, почему шутят.

— Даже так?

— Откройте углубленные статистические данные — увидите, что в команде я был одним из лучших. Не спорю, было много лишнего веса. Но люди же не задумываются, как я с таким количеством ли́шки все равно стал лучшим.

— Тебе скидывали эти приколы?

— Скидывали. Пропускал мимо ушей. Кто на моем месте не мечтал оказаться? Я добился все своим трудом, а остальное неважно. Пока это не касается семьи — не обращаю внимания.

— Шутили, что ты таранный. Но ведь реально так?

— Считаю, да, таранный. По статистике у меня очень высокий процент выигранных единоборств.

— Когда у тебя появилась склонность к лишнему весу?

— В химкинском «Олимпе» (в 2019-м). Вторая лига — суровый мужской футбол. Начал ходить в зал, набрал мышечную массу, а потом и жировую. Первое время не сказывалось, а когда перешел в «Машук» — стало тяжко, снизил к себе требования. Во время травмы мог набрать прилично, позволял себе есть на ночь. Потом взялся за голову, пытался следить за питанием, на ночь перестал есть, на фастфуд не налегал. Стал лучшим бомбардиром зоны Юг, с весом все было более-менее.

Илья Садыгов — форвард без школы, но работает больше всех в «Химках». А еще пожертвовал миллион рублей

— Ты поиграл в трех клубах, которые финансировал Туфан Садыгов.

— Первый — химкинский «Олимп». Помню, как Туфан пришел на одну из первых моих тренировок: «А где наш ростовчанин? Это ты? Ну что, остаешься?» Я повел плечами — мол, пока не знаю. А он мне: «Нет, это не вопрос. Ты уже с нами!» Тогда и познакомился с ним. Туфан показался очень радостным — а это январь, Москва, сумасшедший холод! От него веяло добром.

С Илюхой Садыговым я познакомился в том же в «Олимпе». До сих пор общаемся. Достойный парень, многим помогает.

vk.com/fckhimki_official

— Как именно?

— Он нигде не афишировал, расскажу за него. Пару лет назад в Осетии был сбор средств на лечение тяжелобольной девочки — помогали все известные личности республики. Надо было собрать более ста миллионов. Мы скидывались с зарплаты по пять-десять тысяч рублей. Как-то Илья сидел с нами и услышал эту историю. Позже мы узнали: Илюха перевел семье девочки миллион рублей.

— Поступок достойный. Но интереснее про профессиональные качества.

— А что с профессиональными не так?

— Слышал, он в футбол стал играть всего несколько лет назад.

— Тоже об этом слышал. Да, видно, что пропустил школу, никто не спорит. Но человек выкладывается так, как многим не снилось. Хотя мог бы ничего не делать и все равно бы играл. Я вообще любитель статистики. Илья забил в РПЛ три мяча. Это же о чем-то говорит? Не каждый же так может, верно?

— Спорно. Он бы не забил три гола, не будь его отец владельцем клуба.

— Так голы забивает не его отец! Еще раз: Илья работает чуть ли не больше всех, выполняет сумасшедший объем работы — как не давать играть такому футболисту? Я верю, что футбольный бог не дает просто так забить Акинфееву. У нас люди по десять лет играют в РПЛ и забить не могут.

После звонка Садыгова-старшего Точилин возвращал Дулаева в заявку. После ухода инвестора тренеру Евсикову «сказали не ставить» Джамбулата

— В январе 2022-го ты перешел из одного «Олимпа» в другой — из Долгопрудного. Туфан позвал?

— Да, позвонил и сказал, что ждет меня. Были и другие варианты: «Кубань», «Нефтехимик», звали на просмотр в «Оренбург» Лички. Но я все-таки согласился на предложение Садыгова.

— И что-то не сложилось: за новую команду сыграл всего 200 минут.

— Тренировал в Долгопрудном Точилин. На сборах в Турции я играл меньше всех, но стал лучшим бомбардиром. Чувствую себя хорошо, понемногу фантазирую о вариантах продолжения карьеры. Но Александр Васильевич не включил меня в заявку на первый матч после сборов: «Я так решил, прости». Про ситуацию узнал Туфан. Позвонил мне: «Не понял, что происходит?» — «Не знаю. Вы меня купили, а я не играю».

Туфан, видимо, набрал Точилину. И тот уже стал включать меня в заявку — но я вышел на поле всего пару раз. В матче с «Волгарем» Точилин вообще заменил меня обратно спустя пять минут, потому что у нас парень удалился. Это стало последней каплей. Звоню Туфану, говорю: «Я так больше не могу. Ухожу». Но он попросил никуда не дергаться, летом обещал дать шанс.

— Президент звонит тренеру, чтобы тебя включили в заявку. Так?

— Нет.

— А как?

— Садыгов просто поинтересовался, почему я не попал в заявку. Точилин сказал, что это его решение, Туфан ничего не ему указывал. [Туфан] лично видел мою игру на сборах, поэтому удивился. По-футбольному все в команде считали, что я как минимум заслуживаю быть в заявке.

— Но ты итоге ты все-таки оказался в заявке.

— Не по указке Туфана же. Он просто хотел узнать, почему меня тогда не включили. А попал исключительно по игровым качествам.

— Ты так и не понял, почему Точилин не включил на первую игру?

— Нет. Честно. Я узнал, что буду вне заявки, только когда зашел в раздевалку и не увидел там своей формы. Тогда Точилин и сказал мне эту новость.

— У «Олимпа» же были задержки по зарплате, да?

— Были, ребята жаловались в КДК. Но я, естественно, не писал — как и Чежия, Черчесов-младший, Масимов. Илья Садыгов — наш друг, мы не хотели жаловаться на его отца. Понимали: у клуба финансовые сложности. Точилин осознал, что все вылилось наружу, и ему пришлось ставить тех, кто не писал в КДК.

— Наконец-то твой шанс.

— Вышел в старте в Воронеже, хорошо отыграл 62 минуты и сам попросил замену. Когда Точилин заменил меня, сказал: «Блин, Дула, не знал, что ты так можешь!» Готовился выйти в старте в следующем туре. Но Туфан вдруг ушел из Долгопрудного в «Химки». Точилина тоже убрали. Пришло новое руководство.

На предыгровую приводят тренера Евсикова. Он говорит: «Никого не знаю, ни с кем не знаком. Точилин передал состав, который завтра выходит в основе. Надевайте манишки». Я беру манишку, Евсиков на меня смотрит: «Стой, ты Дулаев? Мне сказали, что ты не надеваешь». Я поулыбался. На игру с «Томью», конечно, не вышел.

Потом — лидер лиги, «Оренбург». Евсиков — мне: «Я уважаю футбол, вижу, стараешься. Дам тебе шанс». Я и правда вышел, мы сыграли в гостях 2:2, не дали «Оренбургу» оформить досрочное чемпионство.

— Чую подвох.

— Перед следующей игрой с «Акроном» Евсиков снова подходит: «Нет, слушай, мне все-таки сказали тебя не ставить». В итоге я вышел только на последнюю игру с «Нефтехимиком», и то всего на тайм.

— Тогда Садыгов уже начал финансировать «Химки». Может, за твою лояльность Туфану новое руководство тебя не подпускало к составу?

— Я думаю, на 99,9% так и было. Потом Туфан звонил: «Нос не вешай, летом поедешь на сборы с «Химками». Рад был вернуться поближе к Москве, знал, как Туфан ко мне относится. Ему всегда нравилось, как я играю.

— Проще говоря, новое руководство тебя не ставило, потому что ты человек Туфана?

— Да, думаю так. Ситуация — наглядный пример, какие истории происходят в нашем футболе. Говорят: «Тренер себе не враг, разве он может специально не выпускать сильных?» Может. Бывают агентские истории, бывают конфликты между тренером и игроком.

— Есть ли в российском футболе кумовство?

— Я сталкивался, да. Либо тренер привел своего игрока и заинтересован, чтобы он играл, либо, опять же, агенты.

fc-khimki.ru

— И чем твоя ситуация отличается? Ты хорошо знаком с Туфаном Садыговым, он берет тебя в каждый клуб, к которому он причастен.

— Вообще не так. Туфан мог звонить Точилину каждую игру, чтобы я выходил, но ведь такого не было? А он мог, и, думаю, его бы послушались. Другое дело, я бы не хотел, чтобы так было.

— Это уже крайность.

— Плюс я сам ушел из «Олимпа» в «Машук», стал лучшим бомбардиром зоны Юг. А новый «Олимп» — лишь одна из команд, которая меня хотела. И я сам сделал выбор в пользу Долгопрудного.

— Потому что там Туфан Садыгов?

— Нет, не только. Ближе к Москве, клуб с традициями, амбиции. Потом, конечно, личное знакомство с Туфаном. На моем месте каждый пошел бы туда, где уже знаком с коллективом, если клубы примерно одного уровня.

— Как ты уходил из химкинского «Олимпа» в «Машук»?

— Эту историю не могу рассказать. Считай, нормально.

— История не связана с Туфаном?

— Просто отношение Владимира Габулова (тогда председателя совета директоров «Олимпа». — Sport24) и тренера Рината Билялетдинова ко мне изменилось. Предложили уйти в аренду из одного клуба Второй лиги в другой. До сих пор ничего не понял, смешно выглядит как-то. В итоге ушел в «Машук» свободным.

— Понимаешь тех, кто говорит, что в футболе ты играл по блату?

— Нет. В Первой лиге я оказался потому, что стал лучшим бомбардиром зоны Юг. В основе «Химок» я оказался потому, что стал лучшим по гол+пас во всей Второй лиге, доказал состоятельность в дубле «Химок». Перед дебютом за основу у меня была статистика: 7 матчей, 7 голов, 3 голевые. Чистые цифры. Любого другого футболиста из дубля с такой статистикой было бы целесообразно позвать в основу, которая всем проигрывает. Разве нет?

— Ринат Билялетдинов выпускал тебя в дубле «Химок» и в своем единственном матче как тренера основы — с ЦСКА (0:3).

— Говорил, что даже после травмы и с лишним весом могу помочь команде.

— И Туфан Садыгов не говорил Билялетдинову, чтобы тебе дали поиграть в дубле?

— Нет, конечно. Я все еще был лучшим бомбардиром дубля, таковым и остался по итогу, да и какой тренер не возьмет в дубль футболиста из основы?

— В заявку матча с ЦСКА кроме тебя попал аналитик клуба Александр Алхазов, тоже знакомый Туфана по «Олимпу». Человек не играл в футбол два года!

— Ой, ну и раздули! Тогда у него не было лицензии B, но ему надо было присутствовать на скамейке. Поэтому и заявили. Он не собирался играть в футбол.

Гамула в «Ростове» не любил нерусских и называл Джамбулата Зверьком, поощрял суровую борьбу и ругал игроков за пиво. После него Дулаев попал к Бердыеву и Карпину

— К «Химкам» вернемся, а пока — о начале твоей карьеры. Как попал в «Ростов»?

— Играл за владикавказский «Спартак». Даже дебютировал за них в Кубке. Но потом главным тренером назначили Заура Тедеева, с которым у меня не сложились отношения.

— Из-за чего?

— Мой отец — врач. Тедеев обратился к нему с какой-то просьбой. Не помню ситуацию, но они поругались на этой почве, и я резко перестал попадать в состав. Поэтому махнул в «Ростов» — тем более, там меня приметили еще юношеском турнире. Мне надо было пробыть в ростовской академии три месяца, чтобы юридически считаться выпускником и попасть в дубль. Так и сделали.

— Дубль «Ростова» тогда тренировал Гамула?

— Да. Он не очень любил нерусских ребят. Перед тем, как взять меня в дубль, обзвонил всю Осетию — чтобы убедиться, что я не переписанный!

fc-rostov.ru

— Какой Гамула тренер?

— В плане тактики слабоват, он сам это признавал. Но физику сильно прокачивал: на сборах в Кисловодске неделю могли мяч не трогать, только бега. Мотивировал он тоже мощно: «Вы че, … [блин], не мужчины?! Выйдете и … [разорвите]! Играйте кость в кость!» Гамула вообще приветствовал «кость в кость». Один парень на тренировке сломал мизинец на ноге, а на следующий день игра. Врач сказал, что с такой травмой выходить нельзя. Василичу все равно: «Вколите обезбол, выдайте бутсы на размер больше — и пусть играет!» В итоге так и было.

— Сильно.

— Тренировки у Василича тоже были жесткие — без щитков не выйдешь. У нас играл Тема Максименко, который позже засветился в «Урале», а сейчас в Армении. Хороший футболист, но иной раз подбирал ноги и не шел в стыки. Поэтому и не остался у Гамулы.

— У тебя самого тоже наверняка есть истории с Гамулой.

— Даже две! Он любил меня, называл Зверек — потому что я был единственным нерусским в команде. Так вот, летим на матч в Пермь, одна из первых игр за дубль. Узнал, что буду в стартовом составе. Прилетели, до ужина три-четыре часа — а есть-то хочется. Иду в магазин, пишу пацанам: может, кому-то что-то надо. Естественно, все тоже голодные, человек 15 меня попросили купить сникерсы, шоколадки и прочее.

— А что Гамула?

— У Василича была сумасшедшая черта — появляться там, где не надо. Стою на кассе, набрал продуктов, весь в экипировке — а тут он! И между людей слышу: «И че, футболист, ты собираешься так играть?» Я попытался объяснить: это на всех. Но Гамуле разве объяснишь?

— Наказал?

— На следующий день игра. Я уже, конечно, мимо стартового состава, но на третьей минуте он вдруг отправляет меня разминаться. В жуткую метель. И что ты думаешь? Я разминался с третьей минуты по девяносто третью. А Василич потом спрашивает: «Теперь ты понял?» — «Теперь понял».

— Поучительно. А какая вторая история?

— В автобусе есть вход для тренеров и футболистов. Я всегда сидел слева от нашего входа — там можно ноги выпрямить. Уже все сели, жую жвачку, решаю выплюнуть. Выкидываю в открытую дверь — смотрю, попал в Василича, он что-то забыл у нашего входа, хотя всегда заходил через тренерский! Говорю же, появляется там, где не надо. Он на меня смотрит, говорит: «Не дай бог сегодня не победим — я тебя … [разорву], понял?»

— Гамула часто травил байки?

— Рассказывал! Самая смешная — про баню.

— Давай!

— Сидит он в бане со своими игроками. Попросил у кого-то шампунь. И тут один осмелился: «Василич, возьмите лучше мой. Он для роста волос, вдруг поможет!» Гамула сначала посмеялся, а потом парень не играл три тура подряд.

— Вратарь Чагров рассказывал мне, что Гамула не любил гуляк. Правда?

— Если кто-то выпил пива — Василич мог жестко по нему пройтись! У него были уши по всему Ростову, со всех углов докладывали. При этом всегда говорил: «Если на поле выполняете мои требования, за полем можете пить, курить — лишь бы вам не мешало. Но если вдруг узнаю, чем вы там занимаетесь — пеняйте на себя».

Бывало, выгонял из команды за такое. Но это была совсем крайность — парень пришел на тренировку нетрезвым. Василич попытался сначала мирно его выпроводить. Не получилось, тот уходить не хотел — мол, все нормально. В итоге Гамула разозлился, прогнал, а парня потом отчислили из команды. Хотя считался перспективным, даже за основу на Кубок выходил.

— Ты говоришь, Гамула был слабоват в тактике. Какие тогда у него были установки?

— Заходил в раздевалку со словами: «Что-то … (дофига) футболистов! Хотя каких футболистов? Людей много, а футболистов … (нифига)!»

После Василича я попал в основу к Бердыеву. Бекиич полностью запрещал мат. Говорил, что поле — священный прямоугольник, не место для грязи. Вот контраст!

— Как тебя принимали в возрастной команде Бердыева?

— В целом хорошо. Но Калачев… Не переваривал молодежь. Идет квадрат, мы, молодые, подключаемся — и Тимофей начинает: «Что, некуда больше встать? Че вы здесь играете?» Гацкан и Нобоа могли подсказать, а вот Калачев относился с негативом.

— В основе ты застал и Карпина. Вопросы про его диеты уже надоели, но у тебя особый случай.

— Тогда еще у меня было все в порядке. Зато у Скопинцева были проблемы, Карпин постоянно по нему проходился. Дима был его любимчиком! Скопа за один выходной мог набрать два-три килограмма. Георгич всегда поражался: «Как профессиональный футболист на такое способен?»

— Как ты покидал «Ростов»?

— Интересная ситуация. Переподписал контракт на два года, был капитаном в дубле у Осинова. Он меня перевел на позицию инсайда, я стал много забивать. Зимой, после переподписания, должен был ехать на сборы с основой.

Но Святославовича подняли в штаб к Карпину, а на его место поставили Александра Маслова. Он мне говорит: «У меня играть не будешь. Разрывайся и уходи. Я делаю акцент на молодежь». Не задумываясь расторг контракт и на следующий день уехал. Тогда и появился вариант с «Олимпом» из Химок — они как раз заявлялись во Вторую лигу.

Тяжелый уход из «Химок», варианты в Саудовской Аравии, жена — сестра вратаря Гудиева

— За три года ты добрался из Второй лиги до РПЛ. Там ты дебютировал в матче с «Динамо», украшенном голом Садыгова и бурным празднованием Гогниева на трибуне. У тебя есть объяснение этой реакции?

— Мы всю игру шли вперед и заслужили забить. Я видел тот ролик c Артуровичем, сразу понял: он радуется, потому что мы наработали на гол.

Евгений Семенов, Sport24

— Хм.

— Да, эту же версию он озвучил и в раздевалке: «Мы шли к этому голу, я радовался, потому что наконец забили. Хотя могли это сделать и три, и четыре раза».

— После Гогниева ты вышел на восемь минут у Рината Билялетдинова (0:3 с ЦСКА). А вот Талалаев тебе не доверял. Что между вами произошло?

— Отношения не сложились — ни человеческие, ни тренерские. Подтянуть меня в основу — инициатива Артуровича. А про Талалаева и не хочу вспоминать, чтобы лишний раз не злиться. Я его не воспринимаю.

fc-khimki.ru

— Обязан спросить: почему?

— (после паузы) Приведу в пример одну ситуацию. У меня были проблемы с ахиллами, а тренер по физподготовке отправлял нас тренироваться на песок. Я знал, что мне нельзя, пытался объяснить Талалаеву: «У меня после этого будут проблемы». На что получил: «Иди и делай, что говорит тренер». Выбора нет, пошел тренироваться на песок — пожалуйста, получил серьезную травму, выбыл на два месяца. Не играл, не тренировался, снова набрал лишний вес.

— Только из-за этой ситуации не поладили?

— Еще была история с премиальными. Мирзов на правах капитана объяснил Талалаеву расклад выплат, который у нас был принят в начале сезона: здоровый игрок в заявке получает всю сумму, а травмированный — пятьдесят процентов. А при Талалаеве я получил не половину, а всего пять процентов! Все, больше не хочу о нем разговаривать.

— В дубле «Химок» ты пробил пенальти без разбега и снова стал мемом!

— Да, помню эти приколы. Но опять же — я их не воспринимал. А пенальти я так пробивал еще в «Машуке», а тут просто повторил. Так бил Арис Адуриц из «Атлетика», это я у него подсмотрел манеру!

— Почему этим летом ты ушел из «Химок»?

— Историю с Талалаевым я воспринял очень тяжело, у меня было много злости и агрессии. Я потерял веру в честность в футболе. Подумал, что лучше поеду к семье в Осетию. У меня был контракт 1+1 — должен был автоматически продлиться, но я решил, что не хочу. Объяснил Туфану ситуацию, он меня прекрасно понял и не стал уговаривать.

fc-khimki.ru

— Какие варианты для продолжения карьеры были летом? Кто звал?

— «Сокол», «Тюмень», даже из Саудовской Аравии приходило письмо на почту, но клуб не вспомню. До зимы я точно на паузе.

— Почему не медиафутбол? Ты же тренировался с «Амкалом».

— О, это история вообще! Меня туда позвал Серега Кирьяков, мы в «Ростове» пересекались. Сказал, что им нужен нападающий. Я пришел на одну тренировку, побегал. А потом спортивный директор «Химок» мне говорит: «Ты че делаешь, зачем тебе это надо?» А через неделю я дебютировал в РПЛ против «Динамо».

— Про семью. Твоя жена — родная сестра Виталия Гудиева?

— Да, Диана и он родные брат и сестра. Я с ней еще со времен школы знаком, она на год старше. А общаться стал уже в университете. Сейчас растим двух детей!

— Отец Дианы и Виталия — Казимир Гудиев, тренер вратарей в штабе Гогниева времен «Алании». Ты дебютировал в РПЛ именно при Гогниеве. Конспирология?

— Хотите сказать, что мне помог папы Дианы? Ну что за глупости? Нет, конечно!

— Тогда финальное. Ты без клуба уже полгода: денег-то хватает без футбола жить?

— Не сказать. Тренирую детей, пару раз выходил на КФК за местную команду. Если зимой захочу вновь самому себе доказать что-то — сделаю. Нет — закончу карьеру.

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0