Другое
5 мая 2018, суббота, 08:40

Почему Евгения Медведева ушла от тренера Этери Тутберидзе

Sport24 — о главном трансфере этой весны.

Андрей Аносов, Sport24

23 февраля в олимпийском Пхенчхане не было более счастливого и одновременно более несчастного человека, чем Этери Тутберидзе. В течение десяти минут она выиграла и проиграла Олимпиаду. И пока Алина Загитова почти извинялась перед всем миром за свое золото, ее тренер успокаивала Евгению Медведеву, которая впервые в жизни позволила себе расплакаться на людях. В один миг она превратилась из непобедимой чемпионки в обиженного ребенка. У нее отобрали мечту.

Она вряд ли когда-нибудь озвучит это, но все понятно без слов — там, в Пхенчхане, Женя четко осознала, что золотую медаль у нее забрала Этери Тутберидзе. Забрала в тот момент, когда заставила Загитову выучить сложнейший каскад из тройного лутца и тройного риттбергера и уговорила постановщиков отправить все прыжковые элементы во вторую часть обеих программ. Тутберидзе понимала: имея такую соперницу как Алина, Женя, скорее всего, проиграет, но ничего не сделала. Женя задумалась — нужен тот, кто не бросит.
Права ли Тутберидзе? Как тренер — безусловно. У нее в группе появилась спортсменка, которая умеет немного больше, чем остальные топ-фигуристки. Почему она должна ее искусственно сдерживать?

В конце концов, какая разница, кто выиграет золото, если оно все равно достанется сборной России. Так думают многие тренеры чемпионов, от Винер-Усмановой до Тарасовой. Так устроена система российского спорта, где за медалями часто не видят живых людей.

(Андрей Аносов, Sport24)
Андрей Аносов, Sport24

Права ли Тутберидзе как человек? Ответа на этот вопрос, скорее всего, нет даже у нее самой. Ни одну из своих учениц она не подпускала так близко, как Женю. В качестве доказательства всего одна деталь: на рабочем столе Тутберидзе до недавнего времени были все две фотографии, на одной — дочь Диана, на второй — Женя Медведева.

В остальном — более прагматичный подход.

«Тренеру ничего не остается, кроме как работать с тем материалом, что есть, и пытаться создать свой продукт, — заметила как-то Тутберидзе. — Я сказала сейчас специально два слова, которые могут очень не понравиться, — «материал» и «продукт». Но это так и есть».

В бизнесе или на производстве, если придерживаться терминологии Тутберидзе, есть такое понятие — кризисный менеджер, а еще есть специалист по запуску стартапов. Почти всегда это совершенно разные люди. Этери Георгиевна блестяще справляется с запуском продукта. Так было в случае с Юлией Липницкой, Евгенией Медведевой, наконец, Алиной Загитовой и, нет сомнения, будет с Александрой Трусовой, Аленой Косторной, Анной Щербаковой.

>>> Кто победит Медведеву и Загитову. У Этери Тутберидзе новая рекордсменка

Но, как распорядиться этим продуктом, особенно в критические моменты, Тутберидзе знает не всегда. У нее отлично получается раскрывать талант, а вот развивать и поддерживать — нет. В итоге — тупик и понимание, что больше нечего дать, нечему научить. Во многом именно поэтому сначала закончились отношения с Липницкой, а теперь заканчивается их совместная история с Медведевой.

(РИА Новости)
РИА Новости

Официально о переходе Медведевой к новому тренеру планируют объявить 7 мая. Но к полноценной работе Женя сможет приступить не раньше второй половины июня — сказываются последствия травмы. И, если уж совсем честно, уходить Медведевой не к кому. У ведущих российских тренеров полная занятость.

Вариант с переездом за границу тоже не выглядит удачным. Во-первых, Женя — очень домашний человек. Во-вторых, на Западе тренер — просто наемный профессионал, который помогает достичь определенных целей. Каких именно — спортсмен всегда решает сам. А с этим прямо сейчас у Жени очевидно есть некоторые сложности.

>>> Как Медведева и Загитова покоряют Японию

Пару лет назад во время записи интервью, когда еще никто не видел ее слез, Медведева неожиданно призналась: «Могу разрыдаться от бессилия. Я думаю, каждый человек плачет, независимо от того, женщина это или мужчина. У всех бывают сложные моменты. И порой очень тяжело себя сдерживать. При этом мне очень не нравится, когда меня жалеют, особенно сладко, как маленького щеночка: «Ты моя хорошая, ну поплачь – легче станет». Меня это раздражает. Для меня слезы – это не столько проявление слабости, сколько выход эмоций, после которого чувствуешь обновление и понимаешь, что не все так плохо».

Прямо сейчас главное, чтобы после этого обновления, у окружающих вдруг не возникли жалость и сочувствие, которые так ненавидит Женя.

Еще больше фигурного катания на Sport24

Как женское одиночное катание стало главным в России

«На первых шоу сам отлавливал зайцев на входе». Илья Авербух о фигурном катании и бизнесе

В фигурном катании – революция. Медведевой и Загитовой придется переучиваться

Наталья Забияко: «После падения боялась закрыть глаза: думала — если закрою, то уже навсегда»

0