logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Максим Самарцев
8 декабря 2021, Среда, 08:00

Бросил «Спартак», в 16 лет уехал в Европу без родителей, скучает по Москве. Камышев — наш легионер в Голландии

Еще один необычный хоккейный путь.
Поделиться
Комментарии
Из личного архива Никиты Камышева

Никита Камышев в возрасте 16 лет уехал из России, чтобы развиваться в канадской академии, которая базировалась в Австрии. Там он провел три года, после чего принял решение перебраться из Австрии в Голландию. Sport24 поговорил с Никитой о местном хоккее, особенностях голландцев, их отношении к русским и путешествиях по Европе.

— Расскажите, где и как вы начали заниматься хоккеем?

— Я вырос и родился в Москве. В 6 лет родители отдали меня в «Спартак», провел там 2,5 года. Затем перешел в «Северную Звезду», потому что от дома до Сокольников было далеко ездить. Там я поиграл еще год, и потом не занимался хоккеем на протяжении года. Мне тогда было лет 10, затянула школа, да и желания как-то особо не было. Потом сам нашел команду, дворовую. Там ребята тренировались 2 раза в неделю. Еще полгода поиграл с ними и пошел в спортшколу «Вымпел», которая находилась в Новогиреево. Провел там около полутора лет, затем играл в «Ястребах» из Новопеределкино, и после снова оказался в «Северной Звезде». Мы часто переезжали, поэтому я регулярно менял и школы, и команды. В общем, где жил, там и играл.

В 16 лет, когда закончил спортшколу «Синяя птица», поехал играть в Австрию, там была канадская академия. Провел в ней 3 года: поиграл на уровне U18, U20. В чемпионате принимали участие команды средней Европы: Австрия, Словения, Венгрия, Чехия, и был даже хорватский «Медвешчак». Достаточно большой чемпионат, мы очень много ездили на автобусах. Параллельно с этим мы играли в словацкой лиге: итого в неделю выходило по 3-4 матча.

А когда закончил академию, мне уже исполнилось 19 лет, и я принял решение переехать в Нидерланды. Там я нашел хороший университет, обучение в котором можно совмещать с хоккейной карьерой. Меня пригласила команда из Амстердама. Когда я только приехал, то она выступала в BeNeLiga — это бельгийско-голландский чемпионат. Там были определенные ограничения по иностранцам: если сейчас разрешено 3 легионера, то тогда в заявку на матч можно было включать лишь двоих. Помимо меня в команде были еще швед и канадец, поэтому мы между собой постоянно конкурировали, и исходя из нашей физической формы и игровых кондиций тренерский штаб определял, кто именно выйдет на лед.

— Почему приняли решение продолжить карьеру в Австрии?

— Только из-за канадской академии. Туда как раз собирался уезжать мой знакомый, который играл за «Центр». Как-то раз мы вместе с ним съездили туда на кемп — 5-6 дней был лед, ОФП, зал. Нам все понравилось. Там была возможность учиться в школе. Удобная инфраструктура — каток и школа находились рядом. Все эти факторы повлияли на мой выбор.

— Вы улетели один, без родителей?

— Да.

Из личного архива Никиты Камышева

— Они вас спокойно отпустили?

— Мама переживала. Но в случае чего всегда можно было прилететь — от Москвы до Австрии всего 3 часа лету.

— Был ли у вас шок, когда после России оказались в одной из самых красивых стран мира?

— В Австрии я жил в городе Санкт-Пельтен, он находится в нижней Австрии. И это единственный регион страны, в котором нет гор. Там сплошные поля. Да и по российским меркам это скорее деревня, чем город. Конечно, был определенный шок. Одно дело, когда играешь в Москве, и до любого соперника можешь добраться достаточно быстро, и совсем другое — играть в хоккей в Австрии. Выезды у нас бывали и по 10-12 часов в одну сторону: например, из Санкт-Пельтена до Загреба ехать около 9 часов. К этим вещам нужно было привыкать.

— Что вас больше всего удивило после переезда?

— Уровень хоккея. Я ожидал, что он будет ниже. Очень удивили венгерские команды: они очень цепкие, с ними было интересно играть. Я бы не сказал что уровень лиги U-20 ниже ЮХЛ, за которую я играл в Москве. Мы играли на стадионах КХЛ: в частности, новой арене «Медвешчака».

Когда находишься в России, то крайне скептически относишься к чемпионатам Австрии или Словении. Думаешь, какой там вообще может быть хоккей, это же совершенно не хоккейные страны. Но на самом деле все очень прилично, организация на высоком уровне.

— В условиях приема написано, что необходимо обязательно владеть уровнем английского не ниже В1. Как изучали язык?

— В Москве я учился в гимназии с углубленным изучением иностранных языков. Этого оказалось достаточно, чтобы выучить язык.

Из личного архива Никиты Камышева

— Сильно ли отличался тренировочный процесс в Австрии в сравнении с Россией?

— Да. В 7 утра у нас был лед, потом зал или еще один лед. 4 дня в неделю у нас было по две тренировки в день, в пятницу только лед, и 2 игры на выходных. К слову, на льду у нас всегда было 3-4 тренера. И еще тренер вратарей. В этом основное отличие от России. В зале также минимум два тренера: один — постоянный, который привязан к команде, а в роли вторых тренеров были приглашенные специалисты по силовой подготовке, кардио и многому другому. Плюс был физиотерапевт, который давал упражнения на мобильность, развитие устойчивости.

— Расскажите, как проходил ваш обычный день после переезда в Австрию?

— Мы жили в общежитии, в комнатах по двое человек. Были очень хорошие условия. Просыпаешься, идешь на завтрак. Не сказать, что он был такой богатый, как в отелях, но там всегда было что перекусить: молоко, хлеб, джем, йогурт. Затем тренировка — лед или зал. Следом была школа, она начиналась либо в 7:40, либо в 8:30. До 15:30 мы были на уроках, потом опять тренировка — лед или зал, в зависимости от того, что было утром. А затем свободное время — каждый занимается тем, чем хочет. Но его объективно было мало, поскольку нужно было еще сделать уроки. К тому же многие по вечерам ходили дорабатывать для себя: кто в зал, кто в скилл-центр, где были искусственный лед и ворота.

— А как часто родители к вам приезжали?

— Я всегда уезжал домой на лето, а сами родители приезжали ко мне по несколько раз в год.

— Вы рассказывали, что после трех лет в Австрии приняли решение перебраться в Голландию. Только из-за университета?

— Все дело в том, что в той академии, где я играл и учился на протяжении трех лет, можно числиться только до определенного возраста. А дальше уже необходимо искать себе профессиональную команду, где нет никаких ограничений. И по окончании школы я как раз искал варианты, где можно продолжить обучение и играть. Оставаться в Австрии с хоккейной точки зрения было не лучшим вариантом — там очень строгий лимит, и местные клубы на место легионеров обычно берут игроков постарше, которые уже в состоянии обеспечить результат. Они заинтересованы в получении быстрого результата, что логично. А в 18-19 лет сложно давать его во взрослой команде.

Я рассматривал много лиг: австрийскую, немецкую. Параллельно с этим подал документы в университет в Голландии, и меня приняли. Сдал вступительные экзамены и прошел просмотр в команде. Поэтому я остановился на этом варианте.

Из личного архива Никиты Камышева

— А что за университет?

— Он так и называется — Университет Амстердама.

— На каком факультете учились?

— Экономика и бизнес. Этот диплом открывает множество вакансий и чрезвычайно важен при устройстве на работу.

— Популярен ли хоккей в Голландии?

— Он популярен волнами. 10 лет назад он был очень популярен, затем был спад, и сейчас людям вновь интересен этот вид спорта. Когда я только сюда переехал, то некоторые стадионы заполнялись лишь наполовину, но сейчас эти же арены полны болельщиков. Минимум по несколько раз за сезон на наши матчи приходит посмотреть по 2-3 тысячи человек. Разумеется, если позволяет эпидемиологическая обстановка.

— Есть ли в Голландии необходимая инфраструктура для занятия хоккеем? Много ли стадионов?

— Голландия — конькобежная страна, очень много людей занимается этим видом спорта на любительском или профессиональном уровне. Поэтому здесь очень много специальных катков, которые выполнены в виде четырехсотметрового круга. И, как правило, рядом с этим строением обустраивали либо какую-то коробку, либо хоккейную арену. Так что стадионы есть и в крупных городах, и в деревнях.

Из личного архива Никиты Камышева

— Чем отличается Австрия от Голландии в плане хоккея?

— В первую очередь расстояниями. Голландия меньше Австрии. Самый длинный выезд — 3 часа на автобусе, что вполне вменяемо. Что касается тренировочного процесса, то 3 из 5 лет, что я уже играю в Голландии, я провел под руководством канадского тренера. Поэтому мы играли по канадским методикам. С баллонами здесь не бегают, скажем так (смеется).

— После переезда в Голландию вы лишь один сезон отыграли в «Амстел Тайгерс», после чего перешли в «Эйндховен». Почему приняли решение сменить команду?

— В первом сезоне я получил недостаточно игровой практики. «Эйндховен» находился на юге Голландии, и выступал в той же лиге, что и «Амстел Тайгерс». Потом я перешел в «Тильбург», а сейчас уже третий сезон выступаю в «Дордрехте».

— Как обустроен ваш быт в Голландии? Клуб вам снимает квартиру, или вы сами?

— Какое-то время квартиру мне снимал клуб. Но сейчас снимаю сам, потому что после окончания университета нашел работу и отыскал вариант аренды квартиры поближе к ней.

— Зарплаты в той лиге, в которой вы сейчас играете, позволяют жить без дополнительной работы, или необходимо обязательно работать еще на второй работе?

— Я бы не сказал, что это необходимо. Просто есть очень много свободного времени из-за того, что клубов в лиге становится все меньше. И время тренировок сделано таким образом, что можно тренироваться до или после работы. А игры всегда проходят на выходных, чтобы больше болельщиков могло прийти. Поэтому работе ничего не мешает.

Из личного архива Никиты Камышева

— А где вы работаете?

— В компании по продаже автомобилей. Попал туда абсолютно случайно, просто увидел вакансию. Мне было важно, чтобы на новом месте работы я мог и работать, и играть в хоккей. И там отнеслись к этому снисходительно, делают мне небольшие поблажки. Я могу не доработать до конца рабочего дня, съездить на тренировку, а затем вернуться и выполнить свою норму работы.

— На каком языке говорят в Голландии?

— На голландском. Это что-то между английским и немецким. Можно сказать, смесь этих языков.

— Сложно далось его изучить?

— Не сказал бы, что очень сложно. Пока я жил в Австрии, активно учил немецкий, потому что там местное население разговаривает именно на нем. Когда переехал в Голландию, мой немецкий постепенно трансформировался в голландский.

— В Голландии вам удается выступать более результативно, чем в Австрии. Почему так сложилось?

— Сложно сказать, с чем именно это связано. Вероятно, я вырос как хоккеист. Да и сезоны складываются куда лучше и удачнее, отсюда и рост результативности. Комбинация факторов, скажем так.

— Много путешествовали по Европе с того момента, как уехали из России?

— Я люблю путешествовать, но сейчас это сложно делать из-за пандемии коронавируса. Как и в любом другом чемпионате, у нас есть перерывы на турниры сборных и Новый год, в это время всегда старался куда-нибудь выбраться. От моего дома можно за 2 часа на машине добраться до Германии, за 2,5 часа до Венгрии, а Париж — в 4-х часах езды. Все очень близко.

Из личного архива Никиты Камышева

— А до появления коронавируса где удалось побывать?

— Я был в Кельне, Дюссельдорфе, Франкфурте, Брюсселе, Париже.

— Как вам Париж?

— Он очень большой. Я даже не ожидал, что настолько. Но там очень грязно. На всех фотографиях Париж волшебный, красивый, но на деле он очень грязный и неухоженный.

— Опишите голландцев. Что это за люди? Сильно отличаются от русских?

— Они очень прямолинейны. Никогда ничего не замалчивают, говорят все в лоб.

— Говорят, что они чрезвычайно экономные люди. И вообще в Голландии экономия — это правило хорошего тона. Это так?

— Да, это правда. Они стараются экономить абсолютно на всем. Некоторые водители на трассе специально подстраиваются за грузовиками, потому что они уменьшают сопротивление ветра, а значит, что бензин будет расходоваться в меньших объемах. Со стороны это выглядит немного забавно, но на самом деле все логично. У них просто так повелось исторически.

Из личного архива Никиты Камышева

— Можно ли сказать, что Голландия — это тусовочное место? Там ведь легализована марихуана.

— Если говорить про Амстердам, то да, иногда это чувствуется. Когда ходишь по туристическим улицам, то часто встречаются пьяные туристы, и запахи соответствующих веществ тоже присутствуют. Но в городах поменьше такого нет.

— Правда ли, что в Голландии постоянно идет дождь?

— Да. Он и сейчас у меня за окном льет (смеется). Привыкаешь к этому. Бывает, что вместо дождя неделями идет снег. Каналы и озера замерзают, и на них можно кататься на коньках. Это уникально: есть каналы, которые тянутся на десятки километров. То есть на коньках, с клюшкой и шайбой можно объехать целые деревни.

— Много ли русских живет в Голландии?

— Когда учился в университете, то встречал много русскоговорящих ребят из России, Украины, Белоруссии, Казахстана. А на улице их можно нечасто встретить. Наверное, в том же Амстердаме гораздо больше русских.

Из личного архива Никиты Камышева

— Как относятся к русским в Голландии?

— Я не замечал негативного отношения. Возможно потому, что я уже без акцента говорю на голландском. Но когда меня спрашивают, я всегда говорю, что приехал из России, и все относятся к этому достаточно буднично.

— Представьте, что вам нужно выбрать только один город, и провести в нем остаток жизни. Какой город вы бы выбрали?

— Я бы выбрал Москву. Это город, в котором я вырос и который я люблю. У меня там живут родители, младший брат, девушка, друзья. Так что я остановлю свой выбор на нем.

Предыдущие выпуски проекта «Русская Европа»:

«У многих иностранцев есть стереотип, что русские немного опасные». Медведев — наш легионер в хоккейной Исландии

«Узнают, что я из России, и начинают повторять: «Путин, Путин». Его уважают». Кулешов — наш легионер в Венгрии

«Немцы подкалывают про водку, дикий холод и медведей. Говорю, что это неправда». Аланов — наш легионер в Германии

«Русских здесь заставляют улыбаться. Но мы привыкли, что это запрещено». Макаров — наш легионер во Франции

«В России посмотришь на человека, он скажет: «Че зыришь?». А здесь улыбнутся». Сухарев — наш легионер в Австрии

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0