logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Виктория
Дмитриева

Данила Багров, Джокович, Дзюба, Ферстаппен, Олимпиада — о ком и о чем говорил Медведев после победы на US Open

Крутое интервью с русской звездой.
ТеннисUS Open
13 сентября 2021, Понедельник, 20:15
Getty Images

Даниил Медведев победил Новака Джоковича на US Open сегодня ночью, а уже вечером делился эмоциями от финала с российскими журналистами. Среди них был и корреспондент Sport24 Виктория Дмитриева, которая записала самые яркие ответы российского теннисиста.

— Как вы себя чувствуете в ранге чемпиона US Open?

— Мне не до конца удалось это осознать. Самое главное, что удалось достичь одной из целей, исполнить детскую мечту. Тем более победить Новака. Эмоции нереальные. Плюс есть пара дней на отдых, чтобы насладиться этим, расслабиться, почувствовать. Такие эмоции я люблю оставлять для себя и близких людей.

— По ходу матча не возникало ощущения, что Джокович обязательно вернет свою игру?

— В матче было очень много тяжелых моментов. Ты знаешь, что не можешь давать слабину, когда играешь против Новака. Были моменты, которые могли полностью перевернуть ход матча, но мы не можем знать, как бы он закончился. Мы имеем, что имеем. Историю нельзя изменить. Я рад, что в ключевые моменты матча смог перебороть его и себя.

— В день финала US Open вы посмотрели «Формулу», а потом «Лидс» — «Ливерпуль». Почему именно так проводили время, что вам это дало, не боялись ли эмоции потратить? Ведь гонка в Ф1 получилась гиперэмоциональной — чего только стоит наезд Ферстаппена на Хэмилтона.

— Мне очень нравится «Формула-1» как вид спорта, но у меня нет такого, что я сижу с перчатками, болею за Макса или за Льюиса, кричу, хочу сломать телевизор. Мне просто нравится этот спорт. У них в этом году нереальная борьба. Когда они столкнулись, это было что-то неимоверное. Очень крутая гонка. Я расслаблюсь, когда смотрю. Это дает мне позитивные эмоции. Это отвлечение от тенниса, где я знаю, что мне предстоит сделать.

«Ливерпуль» я смотрел, потому что это был единственный матч АПЛ в этот день. Я играю в фэнтази против друзей, у нас там борьба не на жизнь, а на смерть в этом сезоне. При этом были тренировки по расписанию, разминка перед матчем, концентрация на нем. Вышел на матч — выиграл.

— Есть ли у вас любимый пилот и команда?

— Я еще не так давно слежу, чтобы выбирать любимую команду и пилота. В спорте мне всегда нравились новые люди, которые стараются отнять титул у непобежденных. Поэтому в этом сезоне точно болею за Макса Ферстаппена. Он нравится мне как гонщик. У них крутая борьба с Льюисом. Еще мне всегда нравился Риккардо: он самый обаятельный в «Формуле-1». Очень рад, что он смог выиграть гонку.

— Празднование победы из FIFA станет традиционной фишкой, или еще есть в запасе оригинальные идеи, которые хотелось бы продемонстрировать на корте?

— Идеи всегда есть. Празднование же точно не станет фишкой, потому что я сильно ударился, когда упал. У меня нога неплохо так болит, поэтому больше повторять не буду.

— Какие ожидания от новой части FIFA? Какой любимый клуб? Игрок?

— Я стал играть в FIFA намного меньше: играю сейчас в стрелялку Rainbow Six. Но в этом году сумел выйти в первый дивизион, Weekend League. Нормально все было.

Слышал, что фифу могут изменить. Если так случится, будет круто: я не видел сильных изменений с 15-й версии.

Любимый клуб — «Бавария». Любимый игрок… В фифе — не Левандовски: они его сделали средним. Хотя в жизни мне нравится именно он. Еще нравится Нойер, Гнабри. Я, кстати, сделаю его празднование как-нибудь: оно у него очень крутое.

— Было ли какое-то самое неожиданное поздравление с победой?

— Было много известных людей, которые поздравляли, выставляли истории в инстаграме. Это всегда самое неожиданное: ты тоже являешься фанатом этих людей из мира спорта и шоу-бизнеса. Я не буду говорить, кто поздравлял: это личное. Но были люди, от которых я не ожидал получить поздравление. Я читал, и такой: «Вау! Это круто».

— Удивились поздравлению от футбольного клуба «Бавария»?

— Они поздравляли и после Лондона. Это круто и приятно. Я недавно дал интервью про них, и всем вроде бы очень понравилось. Я показал, что не просто так называю «Баварию» своим любимым клубом, а смотрю и разбираюсь в футболе. Мы с ними на связи. Думаю, что в какой-нибудь момент замутим с ними что-то.

— На годовщину свадьбы вы подарили своей супруге победу на US Open. Понимаете ли, что теперь придется делать такие подарки регулярно?

— Турнир меняет свои даты чуть-чуть. Я еще не смотрел календарь на следующий год. В этот раз так сложилось, что финал выпал на этот, и я сумел победить. Просто чудо. Такое вряд ли будет часто. Наверняка придется придумывать другие подарки. Более простые в исполнении. Но если получится так еще раз — я только «за».

— Вы не планируете с Дашей как-то вдвоем отметить?

— Да, мы сейчас полетим в другой город. Там мы вдвоем сможем насладиться победой, отметить. Сегодня отмечаем большой компанией. Это будет тоже весело. Естественно, мы выберем время для того, чтобы вдвоем насладиться победой. Пока еще такой возможности не было.

— «Русские умеют праздновать. Надеюсь, в новости не попаду. Или если попаду — то по-хорошему», — сказали вы после финала. Как собираетесь праздновать, чтобы попасть в новости?

— Мы собираемся здесь компанией людей, которых я знаю. Вчера их было слышно на финале. Я думаю, праздновать будут все. Будет весело.

Про новости — это больше шутка: разные ситуации случаются. Но я себя знаю и умею контролировать. Думаю, ничего такого не будет и никто об этом не узнает.

— Вам осталось выиграть Олимпиаду, Кубок Дэвиса и стать первой ракеткой мира. Можете расставить их в порядке приоритетности для себя?

— Если говорить про приоритеты, Олимпийские игры были бы на первом месте. Их не будет три года, а в теннис играть в это время надо.

Из самых реальных и ближайших целей — Кубок Дэвиса. Не побоюсь сказать, что у нас одна из лучших в мире команд прямо сейчас. Четыре игрока в топ-30 — такого нет ни у кого. Мы способны еще и играть пару, несмотря на то, что это не всегда получается. В ATP Сup мы показали, что иногда необязательно играть пару. Думаю, это самая реальная цель.

Если говорить про первую ракетку мира, много раз это было не так далеко. Я все время говорил: «Если и стать первой ракеткой мира, только после победы на «Шлеме». Теперь он есть, но Новак выиграл три «Больших шлема» в этом году и вышел в финал. У меня нет даже математических шансов, чтобы занять его строчку. Я должен сыграть и выиграть все турниры в году для этого, что немножко из мира фантастики.

Надеюсь, что по ходу своей карьеры и это все помечу галочками. Буду стараться изо всех сил выигрывать все, что можно. Это самое главное.

— Как вам первый олимпийский опыт? Какие выводы сделали на будущее, учитывая, что играть через три года в Париже?

— Проблема в том, что там грунт. У меня есть три года. В этом году на «Ролан Гарросе» я играл неплохо, мог сыграть лучше с Циципасом. Посмотрим, как это будет.

Олимпиада дала мне нереальный опыт. Я туда ехал и думал: «Еду выступать за страну, но это еще один турнир, который нужно постараться выиграть». Когда приехал, впервые в жизни почувствовал, что значит выступать за страну. И это мы были без флага. У меня было желание рвать и метать, но я не был готов выигрывать турнир по различным причинам. Рад, что у наших все равно удалось провести бешеную Олимпиаду с кучей медалей.

После поражения были тяжелые ощущения. На следующий день проиграл Новак. Для него это был поход за «Золотым шлемом». На пресс-конференции его спросили: «Как ты себя чувствуешь?» И он говорит: «У меня были тяжелые поражения на Олимпиаде, но они каждый раз делали меня сильнее. У меня есть свои цели, которые я постараюсь выполнить».

Это дало мне такую мотивацию: если он способен такое сказать, я просто постараюсь быть лучше на следующих турнирах. Ничего другого не остается. Нельзя сидеть и плакать три года в ожидании следующей Олимпиады. В каком-то смысле получилось сделать это уже здесь. Очень рад этому.

— После матчей, когда возвращаетесь к семье, оставляете все эмоции на корте?

— В основном да. Здесь как про Вегас. Все, что происходит на корте, остается на корте. Другой вопрос в том, что теннис — это огромная часть моей жизни. 90-95% моей жизни. Это влияет на оставшиеся 5-10% реальной жизни. Конечно, после поражений настроение хуже, чем после побед. Мне кажется, у меня есть сильное качество, что я способен быстро понять, сделал ли я все, что мог. Если нет, в следующий раз нужно быть лучше. Если сделал все, что мог, это спорт, ничего не поменяешь, и нужно работать дальше. Я способен прийти в номер и наслаждаться жизнью, заниматься обычными вещами, если я с Дашей или один на турнире.

— Вы себя недавно сравнили с Артемом Дзюбой. После победы на US Open, может, уровень повыше возьмете? Например, Левандовски.

— Я же говорил не про теннис, а про футбол, когда я играл со своими сверстниками. Я не сравниваю себя с Дзюбой в футбольном плане. Мне нравится такой тип форвардов, которые, может, кажутся неуклюжими, как я на корте, но забивают голы. Дзюба — рекордсмен сборной России по количеству голов. Он один из лидеров «Зенита», забивал за все клубы, в которых играл, становился лучшим бомбардиром чемпионата много раз. При этом все равно продолжают говорить, что он не слишком хорош в некоторых вещах. Именно поэтому я сравнил себя с ним. Никто не будет сравнивать Левандовски и Артема. Левандовски лучше, это факт. Я очень уважаю Артема как спортсмена. И то, чего он добился в российском футболе — что-то невероятное.

— Какие планы на оставшуюся часть сезона? Планируете ли сыграть в Москве и Санкт-Петербурге?

— К сожалению, все будет зависеть от Индиан-Уэллса: это «Мастерс», который нельзя пропускать. На кону тысяча очков. Я буду его играть. Индиан-Уэллс, Париж и Турин — турниры, которые надо играть.

Я бы с удовольствием сыграл и Москву, и Санкт-Петербург: люблю играть в России. В Москве я не добивался каких-то сумасшедших результатов. Это является одной из моих целей на карьеру. Вопрос в том, что я в Америке три месяца подряд, перед этим был Токио, а Москва идет сразу же после Индиан-Уэллса, Питер — перед Парижем. Был бы рад сыграть оба турнира перед родной публикой, но ничего не могу обещать.

— Вас сравнивают с Данилой Багровым, который приехал в Америку всех победить и точно знает «в чем сила, брат». Даниил, так в чем сила?

— Ой, тяжелый вопрос (смеется). Теннис — такой вид спорта, когда мы играем во многих странах мира. Единственное, у меня здесь действительно круто получается играть: подходят условия, корты, мячи. В этом плане я люблю играть в Америке. Другого ответа нет на этот вопрос.