Жанна
Однозеркина

Приступ чемпионства. Хабиб уничтожает UFC в России, но ошибается

В Питере не произошло ничего страшного.

Бокс и ММА
30 апреля 2019, Вторник, 15:20

Неделю назад UFC вернулась в Россию, проведя второй турнир на территории нашей страны. И не критиковал его разве что ленивый. Дорогие билеты, маленькая арена и слабый кард. К жесткой обструкции подключился Хабиб Нурмагомедов, заявив, что у промоушена нет будущего в России из-за отсутствия яркой раскрутки. Но чемпион заблуждается, связывая шансы на успешное существование UFC исключительно с рекламой.

Питер — не для всех

Еще даже до визита UFC в Москву было понятно, что следующей остановкой будет Петербург. А уже только после — южные города. Преимущество Северной столицы виделось в возможности проведения турнира на «Крестовском» и, как следствие, в искушении сделать самый посещаемый турнир в истории. Еще и функционеры стадиона подлили масла в огонь, рассказав о готовности принять UFC. Но это дорого, да и у «Зенита» разгар сезона, поэтому с мыслями о «Крестовском» потенциальному зрителю пришлось попрощаться.

Не лишним будет вспомнить и о космических ценах на билеты — из-за малой вместимости арены основную часть тикетов выкупили уже в первые часы, а на оставшиеся подскочили цены. Это полностью противоречит словам Хабиба — первая волна продаж как раз-таки и показала высокий спрос. Но не выработан пока в России инстинкт, что за качественный контент нужно платить. Будь в карде даже Александр Волков, то нет уверенности, что при цене за билеты в пять тысяч рублей и выше в Питере бы забили «Юбилейный». За эти деньги можно купить абонемент «Зенита» и радоваться весь сезон, а без одного турнира UFC любой петербуржец может спокойно обойтись. У Москвы в этом плане дела обстояли лучше, поскольку сама MMA-культура в столице развита на более высоком уровне, так что примерное понимание важности события была.

С выбором Петербурга свою роль сыграло стереотипное мышление по поводу России. Якобы в любом деле изначально идут главные города (Москва и Питер, соответственно), а потом уже все остальные.

Поспешно определившись с городом, в UFC вряд ли могли предположить, что крупных арен там практически нет. Даже российские организации редко катаются в Санкт-Петербург, и неплохо было бы это учесть.

Безусловно, это был огромный прокол UFC, но не пиар-отдела, а координаторов и менеджеров. Реклама же была стандартная: социальные сети, мессенджеры, полезные приложения. Листовки и баннеры, которых особо не было и в Москве, в большом городе банально бы затерялись. Другое дело, что не была учтена клиентоориентированность в регионе, поэтому стандартных способов продвижения и не хватило.

Слишком обычная раскрутка

Хабиб говорил опрометчиво еще и потому, что российский офис UFC привлек едва ли не все возможные ресурсы для раскрутки турнира. Главное отличие от турнира в Москве заключалось в том, что Питер продвинулся относительно интерактива. Приглашение в качестве гостей главных российских звезд — Петра Яна, Валентины Шевченко и Забита Магомедшарипова — сыграло на руку. И, что важно, это были не формальные пресс-конференции, а возможность дать пообщаться болельщикам с бойцами, посмотреть открытую тренировку и церемонию взвешивания. Попросту говоря, разогрев начался за три дня до самого события. В Москве такого и близко не было. По уровню организации это уже напоминало классический турнир UFC.

Но это было слишком ожидаемо. Тем более что все вышеперечисленные бойцы хотят однажды подраться на родине, так что охотно идут навстречу и всячески помогают организации. Хабиб хоть и не был заявлен в качестве гостей, но охотно пообщался с прессой и попутно разбомбил российское отделение UFC. Тоже реклама. Свое громкое заявление он сделал за несколько дней до турнира, а непосредственно во время боев находился практически напротив самой незаполненной трибуны. Его и Абдулманапа Нурмагомедова, который после возмутился составом участников, понять можно.

Пригласить Михалкова?

Основная претензия Хабиба заключалась в том, что UFC ничего не сделал для продвижения бойцов — хороших, но не сильно известных. Но их действительно мало кто мог узнать хотя бы в лицо, не говоря уже о спортивных карьерах. На зарубежных турнирах ситуация ничем не отличается, разве что вместо бойцов из СНГ задействованы бразильцы или американцы.

Снимай про них фильмы или нет, как это предложил Хабиб, но простые болельщики не будут отдавать такие деньги за билет, если этот парень не победил Конора Макгрегора.
Конечно, полагалось, что потенциального зрителя заинтересует имя Волкова. Но и помимо него были интересные повороты. Например, сделали также ставку на историчность, проведя первый на территории России турнир UFC с женским поединком, — за Антонину Шевченко болели даже больше, чем за большинство мужчин.

Да и присутствие Ислама Махачева фактически означало, что вместе с ним приедет Хабиб.

Фактически UFC пригласил всех наиболее интересных российских бойцов, даже умудрившись выписать из Екатеринбурга Ивана Штыркова, которому, увы, свой поединок провести не удалось.

Имена главных действующих лиц были прекрасно всем известны. А то, что основная информация была в пабликах ВКонтакте, — а где ей еще быть в таких количествах?

Основная аудитория, которая потенциально купит билет на мероприятие, находится как раз в группах в социальных сетях, на которые подписан практически любой поклонник MMA.

Ваши ожидания — ваши проблемы

Справедливости ради с Хабибом все же можно согласиться в некоторых аспектах, поскольку в его словах есть резон. Из питерского турнира стало ясно, что стандартных методов продвижения соревнований для России недостаточно.

Единственное, что действительно расстроило, это до боли заурядные моменты с кормлением бойцов блинами и вопросами по школьной программе, которые они ожидаемо провалили. За это на организаторов еще и накинулись болельщики, многие из которых посчитали оскорбительным выставление спортсменов в их не лучшей форме.

Вернемся к посещаемости. Вице-президент UFC Дэвид Шоу всячески защищал российский офис и говорил, что средняя посещаемость в 15 тысяч зрителей по итогам двух ивентов — это нормально. У россиян существует обманчивое представление, что в Петербурге произошло что-то критическое. На самом же деле, средняя посещаемость UFC за 2018 год составила чуть более 11 тысяч. Это не так много, если сопоставлять бренд и ожидания.

Известны и случаи, когда турниры UFC собирали и по 5, и по 6 тысяч зрителей — даже в США. В Питере совершили много ошибок (матчмейкеры, менеджеры, руководство — все), но это никак не означает, что в России у UFC нет будущего.

В Сочи, где публика более заинтересована в подобных мероприятиях, будут все шансы реабилитироваться. Ожидается, что именно поездка на юг России уже в августе входит в планы UFC. И это будет куда интереснее заведомо проблемного Петербурга.
Хабиб же привык видеть безумный, красочный и прибыльный бизнес — на то он и звезда. Но развить индустрию за такой короткий срок (а к турниру в Питере готовились фактически за два месяца) на другом континенте, где до сих пор не все различают MMA и бои без правил, сложнее, чем снять фильм о бойце или закупить наружную рекламу.

Самая низкая посещаемость в 2019-м, Хабиб и нокаутированный Олейник. Почему мы запомним UFC в Питере

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене