Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
ФутболРПЛ
3 октября 2022, Понедельник, 07:00

«Мир катится не пойми куда». Интервью уникального легионера РПЛ: родился в Одессе, играет в России, отец — из Конго

fc-ural.ru
Марсель Арзуманян
Поделиться
Комментарии
Защитник удивительной судьбы из «Урала».

Эммерсон, он же Владис-Эммерсон Иллой-Айет — защитник «Урала» с уникальной биографией: родился в Одессе, наполовину конголезец, поиграл в Дании и Гонконге. В РПЛ он пытался пробиться с хабаровским СКА, а теперь играет там за Екатеринбург — был основным Шалимова, остался и у Гончаренко.

Личный архив Эммерсона

Как построить карьеру в России в очень сложное для страны время, у Эммерсона узнал автор Sport24 Марсель Арзуманян.

Паника, нервозность и заваленный старт сезона, уход Шалимова

— Мы вычитали, что твой отец снимался в «Маски-Шоу». Это шутка?

— Нет, не шутка! Я даже сам забыл. Была какая-то передача со всякими приколами, там еще скрытая камера была! И девушки там снимались, и мужчины. Мне лет пять было, наверное. Если бы вы мне не сказали сейчас, я бы и не вспомнил!

Личный архив Эммерсона

— Напомним и о том, что «Урал» интересовался тобой еще два года назад. Какие мысли были, когда трансфер все же состоялся?

— Гордость за себя, наверное. В таких сложных условиях проделал такую работу. И заслужил, надеюсь, попасть в РПЛ.

— Ты один из лучших защитников «Урала» по проценту начатых атак, который завершились ударами. Такая твоя перестройка — желание Шалимова?

— Да. Но я даже не знал, что в каких-то топах!

— Тебя и правда часто можно увидеть в атаке. С каким защитником можно сравнить свою манеру игры?

— Ну, Джон Терри часто шел вперед, ха-ха! Но мне до Терри далековато.

— Шалимов признавался: после первых поражений в клубе началась паника и нервозность. Как это проявлялось?

— Была напряженность, естественно. Но точно не паника. Думаю, что это его какие-то ощущения.

— Что с «Уралом» было на старте? Почему так забуксовали?

— Не хватило времени: попросту не успели полноценно подготовиться. Я, например, в конце первого сбора надорвал мениск и пропустил все вторые сборы.

О таком старте даже не думал. Да, есть игры, на которые выходишь с мыслью: «Главное — не пропустить». Против «Зенита», например. Но против других команд — нет.

— А против «Спартака»?

— Мы все понимали: нам «Спартак» по зубам. Не было такого, чего об этом клубе мы не знали. Просто соперник воспользовался нашими ошибками.

— Как вел себя Шалимов все это время?

— Сохранял спокойствие. Нервозность, о которой он говорил, не ощущалась.

Екатерина Данилова, Sport24

— Владимир Рыков, игравший под руководством этого тренера в «Урале», говорил, что «Шалимов сам себе на уме». Замечал что-нибудь такое?

— Ха-ха! Скажу так: иногда смотришь на него и думаешь: «А о чем он сейчас думает?»

— Не согласен с тем, что Шалимова уволили рано и не совсем по делу?

— Не ушел бы Шалимов — не пришел бы Гончаренко. А Виктором Михайловичем все очень довольны. Дальше додумывайте сами.

Речи Гончаренко (цитирует президента США!), багаж Шалимова, Урунов и Louis Vuitton

— Что знал о Гончаренко до его прихода?

— Что у него долгие и подробные теории, что он требовательный тренер. И он реально такой! Очень педантичен во многих вопросах, у Гончаренко все должно быть четко.

— Он любит мотивационные речи в раздевалках?

— Часто цитирует знаменитостей. Не каких-то там звезд ток-шоу, а действительно серьезных людей. Перед «Зенитом», например, бывшего президента США Буша цитировал. «Я начал проигрывать в гольф после того, как перестал быть президентом».

Цитата про статус, про боязнь людей с высоким статусом. «Выходите играть не против футболок, а против футболистов!», — это если по-футбольному интерпретировать. В плане ораторских качеств у Гончаренко язык, конечно, подвешен.

— Против «Зенита» ты провел все 90 минут, вы уступили 0:4. С «Зенитом» реально играть в футбол?

— Да. Второй тайм — неудачный, но первый — это именно тот футбол, в который хочет играть Гончаренко. Считаю, первый тайм против «Зенита» — лучшее, что мы могли сделать.

— Как изменилась атмосфера при Гончаренко?

— Четче все стало, организованнее. Уровень концентрации на тренировках вырос. Вообще с приходом Гончаренко команда расцвела.

fc-ural.ru

— С Гончаренко вы одержали первую победу в сезоне. Остался багаж Шалимова?

— Его вообще не осталось! Гончаренко настолько изменил тактику, схему, понимание и отношение, что от Шалимова уже нет ни следа.

— Гончаренко воссоединился с Помазуном. Илья — топ-вратарь?

— Да, сто процентов.

— Ему хватит навыков, чтобы заменить Акинфеева в ЦСКА, когда тот закончит?

— Хватит. Плюс ЦСКА — более сбалансированная команда, чем «Урал». Работы там поменьше.

— Урунов и в Екатеринбурге в Louis Vuitton ходит?

— И не только в Louis Vuitton! Я не присматривался, но там одежда разных модных домов. Если ему это нравится, если он может себе это позволить — почему нет?

Из-за чего убрали Юрана, почему он огонь и футболистам с ним стоит быть поосторожней. А еще — про суровость людей в Хабаровске

— Вернемся в прошлый год. Ты попал в Хабаровск, где поработал с Поддубским и Юраном. Сравнишь их?

— Юран как огонь! Вспыльчивый, держит в напряжении. А Поддубский — ветер. Сдержанный, мягкий, это даже иногда удивляло. Что-то не то сделаем, и я про себя думаю: «Ну все, без выходных останемся». Но нет. Поддубский спокойно реагировал, на что-то даже закрывал глаза. За счет этого, наверное, и сплотил нас.

Юран же держал нас в ежовых рукавицах. Выжимал все соки. Кто, что, как, ему вообще не важно. Нужен был результат — это единственное, что его волновало.

Александр Мысякин, Sport24

— Многие из тех, кто был с тобой в Хабаровске, сейчас в РПЛ: Квеквескири, Гонгадзе, Караев, а в «Урале» вы воссоединились с Гаджимурадовым. Это скорее чья из тренеров заслуга?

— Скажу так. Юрану было все равно, с кем он попадет в Премьер-лигу. Все равно даже, с каким клубом. Ему нужна была РПЛ как тренеру, он хотел самоутвердиться. Что у него и получилось — в этом плане он молодец.

Поддубский — наоборот. Хотел, чтобы его родной город, его родной клуб вышел в РПЛ.

— Следил за Юраном после Хабаровска?

— За такой личностью сложно не следить. Если объективно смотреть на вещи, «Химки» с ним давали результат. Даже с «Зенитом» сыграли вничью.

— Это топ-тренер для России?

— Юран — менеджер. Собирает вокруг себя людей, которые делают правильную работу, а он этими людьми руководит. В плане тренировочного процесса больше влияние оказывал его помощник. Юран же просто следил за микроклиматом. В этом плане менеджмент у него развит лучше.

Но опять же: был результат, а остальное неважно.

Александр Мысякин, Sport24

— Веришь, что его убрали из «Химок» за то, что он не выпускал Илью Садыгова?

— Думаю, там какой-то внутренний конфликт, который нельзя было выносить. А с Садыговым — это просто вариант для СМИ. На деле, как мне кажется, там что-то посерьезнее.

— Какой Юран тренер, мы знаем. А какой он человек?

— Совсем другая история. Я всегда разделяю профессиональные качества и человеческие. Юран сложный человек, само собой. Но если смотришь на него, как на тренера, тебя это мало волнует.

Сложный, с ним непросто находить контакт. Если ты его подчиненный, тебе лучше помалкивать. С ним будь осторожен — вот что посоветую тем, кто попадет к Юрану.

— Чему у Юрана научился?

— Да чему там можно научиться? Летали чаще, чем были дома. Два дня восстановления, одна день тренировка — и уже игра.

— Поработал бы еще с Юраном?

— Если бы я мог выбирать… Наверное, нет. Выбрал бы кого-нибудь другого.

— Ты был готов к постоянным перелетам, джетлагу, которые тебя ждали в Хабаровске?

— Организм, конечно, не был готов. До Москвы летали по 8 часов, а до Калининграда могли и по 15-16 часов добираться.

Нагрузка от того, что ты просто отдохнуть нормально не можешь. Прилетаешь, хочешь спать, а тебе не дают — тренировка в этот день.

— Смог бы задержаться в Хабаровске с такими условиями?

— А почему нет? Просто в Премьер-лигу не так часто зовут. Сказался и материальный фактор. Это можно говорить без стыда: в «Урале» у меня выросла зарплата процентов на 70. Не сказать, что в Хабаровске я прям зарабатывал — в Армавире оклад был больше.

— Народ на Дальнем Востоке отличается от твоей родины?

— В Одессе люди более вальяжные, расслабленные. А на Дальнем Востоке чувствуется: нужна закалка. Ее дают погода, образ жизни. В Хабаровске люди суровее как-то.

Не видит проблемы в Fan ID, не понимает легионеров, которые массово приостанавливали контракты

— Тебе не удалось поиграть в РПЛ без Fan ID. Представляешь себе эту систему, скажем, в Дании?

— Честно, не особо понимаю, в чем проблема Fan ID. А болельщиков очень сильно это задевает. Верю: можно найти какой-то компромисс. Надеюсь, ребята в больших кабинетах договорятся, чтобы болельщики смогли ходить на футбол.

shutterstock.com

— Понимаешь, почему легионеры массово приостанавливали контракты? Некоторое сидели без клубов, лишь бы не играть в России.

— Тем, кто что-то заработал, проще по полгода без клуба сидеть. Я бы посмотрел, как люди, которые не имеют никакого капитала за спиной, пошли бы на такой шаг. Звучит жестко, но это правда.

Кому-то проще так поступить, кому-то сложнее. У тех, у кого есть варианты продолжения карьеры в другом месте, или они подвержены политической повестке, не составит труда покинуть страну.

— Переживают родственники, близкие.

— Я понимаю, когда уезжают украинцы, но в случае с остальными… Это однозначно не связано с переживаниями за Россию или Украину.

— Когда ты в последний раз испытывал страх за себя?

— Я не испытывал страх за себя. Только за семью.

— Сталкивался с расизмом в Екатеринбурге, Хабаровске?

— Мне кажется, везде с ним сталкивался. Это часть моей жизни. Но уже не обращаю на это внимание. Общаюсь только с теми, с кем хочу, кто мне приятен. Я себя не изменю никак. Если кому-то что-то не нравится — не моя проблема.

И еще десять вопросов: спасение российским футболом, кумовство в Дании и Гонконге

— Часто смотришь телек?

— Нет, но новости часто проверяю.

— Как часто за последние полгода в голове щелкало: «А что вообще происходит?»

— Часто, очень часто. И с каждым днем все чаще. Мир катится не пойми куда.

— Самое стремное, что прилетало в личные сообщения за последние полгода?

— Угроз нет, но неприятности разные очень часто пишут.

— Когда ты последний был дома у мамы (мама Эммерсона живет в Одессе. — Sport24)?

— В декабре 2021-го. И пока не представляю, когда приеду в следующий раз. Если и поеду туда, обратно уже вернуться не смогу.

— Российский футбол спас твою карьеру. Это верно?

— Думаю, верно. Я приехал в Россию и в итоге попал в Премьер-лигу — сложно парировать.

— Когда в последний раз включал игры родного «Черноморца»?

— (после паузы) Я тогда в Дании был… Года 2-3 назад.

@vladisemerson

Эммерсон в составе донецкого «Олимпика»

— Ты говорил, что в украинском футболе в целом и в «Черноморце» в частности процветает кумовство. В России ты уже почти два года — здесь с таким сталкивался?

— Мне кажется, кумовство есть везде. Россия не исключение. Даже в Дании и Гонконге это было. Допустим, тренеру сказали ставить игрока — вот он и ставит.

— Планируешь еще поиграть в Европе?

— Сейчас в мире не самая стабильная ситуация, чтобы заглядывать так далеко.

— Ты доволен тем, что происходит сейчас с твоей карьерой?

— Если мы про этапы карьеры — да. Если в целом и про ситуацию, которая сложилась в мире — недоволен.

— Спорт — вне политики?

— Должен был быть. Но сейчас это один из инструментов политики, к сожалению.