logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Александр Муйжнек
24 декабря 2021, Пятница, 11:00

«Маме про меня говорили: «Оборзевший. Никуда не уедет». Из Дагестана и секции борьбы в РПЛ: интервью Гаджимурадова

Играл в бутсах Это'О, дрался и учился борьбе, уважает ислам и Хабиба.
Поделиться
Комментарии
1
instagram.com/ram10___

«Локомотив» скоро должен подписать Арсена Адамова, защитником, которого приглашает в сборную России Валерий Карпин. Вместе с Адамовым правый фланг «Урала» в 2021-м украшал его друг Рамазан Гаджимурадов — и про него скоро заговорят так же громко.

Гаджимурадов пробился в Москву из Хасавюрта, в 2017-м играл в любителях, прошлой осенью гонял по ФНЛ, но в Премьер-лиге быстро утвердился в числе самых заметных вингеров. За 2021-й он трижды забил «Ростову», из них два — в последнем туре года.

instagram.com/ram10___

Рамазан дебютировал в РПЛ только в 23, а до этого попробовался в борьбе, поиграл в бутсах Это’О, дерзил тренерам, изумлял матом и доводил партнеров шутками. Александр Муйжнек увлекательно поговорил с Гаджимурадовым.

Адамов лучший в отборе в РПЛ и готов к топ-клубу. «Случайно кинул ему между ног, всю тренировку за мной ходил: «***, какой ты фартовый»

— Твоя фланговая связка с Адамовым — одна из лучших в РПЛ. Она сразу образовалась?

— Почему-то да, хотя до «Урала» вместе на поле не появлялись. На тренировках нас поначалу не наигрывали: Арсен мог играть то справа, то слева, а я обычно только справа. И стрельнул Адамов внезапно, когда Кулаков заболел.

Вышли вместе с Тулой в апреле, я забил с паса Арсена, и дальше пошло само — выжигали вдвоем, глаза горели. Если мяч где-то теряю, знаю: Адамов всегда сзади. Его сложно пройти. Плюс Арсен отдает мяч — и сразу бежит, открывается. Хотя, я тебе скажу, и с Кулаковым играется неплохо, пока Адамова ставят в центр защиты.

— Чем Адамов крут как защитник?

— Мобильный. В отборе вообще лучший в лиге, на первом месте сейчас. И очень спокойный для своей позиции. Идет в обыгрыш, не чувствуя давления. Обычно, когда ты сзади, опасаешься: вдруг потеряешь, и забьют. Это вообще не про Адамова.

В одном упражнении я оказался один в один с Арсеном. Он ждал меня слева, и я тоже хотел убрать влево, но случайно кинул ему между ног, убежал и забил. Всю тренировку потом за мной ходил: «***, какой ты фартовый». Отвечал: «Поработаешь с сильными — станешь сильнее».

— У вас и в жизни с Арсеном образовалась банда?

— Ну почему банда, тандем. Просто вместе время проводим, можем поесть после тренировки. Но живем не рядом.

instagram.com/fc_ural

— Вы еще дружны с защитником Гогличидзе и опорником Гагнидзе.

— Лео работяга, и заметна хорошая школа. Его обыграть не легче, чем Адамова. Гогличидзе в аренде из «Краснодара», но надеюсь, что он у нас задержится: хороших левоногих защитников мало.

Гагнидзе на моих глазах прибавил. 18 лет парнишке, и тренировался-то, если честно, так себе, когда не играл. Расстраивался. А ожидал, что все на блюдечке ему будет. Мы с Арсеном хорошо общаемся с Лукой, сколько раз я ему говорил: бегай, бегай. Он и отбирает, и креативный, его ждет хорошее будущее — спокойно заявит о себе в «Динамо».

— Удивился вызову Адамова в сборную?

— Только тому, что это первый вызов для него и для «Урала». А так Арсен заслуживает места и шанса сыграть. Конечно, повезло немного, когда остальные защитники вылетели. Но, думаю, за ним давно следили. Когда Карпин пригласил Адамова впервые, сказал ему: «Это только начало».

— Что Арсен тебе рассказывал про Карпина?

— Что в основном отрабатывали тактику — времени мало. В сборной атмосфера дружная, парни хорошие.

— Адамов уже точно в «Локомотиве»?

— Честно, не знаю. Арсен в отпуске, это его терки.

Статистика Адамова говорит за себя. Он уже считает, что способен играть в топ-клубе — и прав, по-моему. Есть адаптация, но, думаю, сразу вольется и заиграет.

Арсен весь сезон стабильно проводит, с самого начала. У меня ситуация посложнее: то травма, то болезнь. Так было перед «Ахматом», потом поехал на Кубок, сидел мерз с «КАМАЗом», вышел на 20 минут — и опять заболел.

А как только набрал кондиции — перерыв.

— С топ-клубами связывают еще одного защитника «Урала» Ивана Кузьмичева.

— Достаточно сильный парень. По габаритам из него спокойно может вырасти топ-футболист. Но он всего полгода в Премьер-лиге, есть над чем работать. Но борьбу ведет уверенно. В Counter-Strike тоже: с Ваней, Артемом Шмыковым и другими ребятами из «Урала» пару раз в неделю играем.

Дрался во дворе, рубился в секции борьбы. Пропустил крутой турнир из-за травмы, совмещал с футболом, восторгается Хабибом

— Что у тебя было в детстве кроме спорта?

— Практически ничего. Старший брат все запрещал. Во дворах появлялись шайки пацанов, которые курить начинали, пить. Брат меня не пускал к ним — чтобы я не стал как все пацаны.

личный архив Рамазана Гаджимурадова

Братья Гаджимурадовы

А я хотел быть похожим на брата, который был хулиганом. Отсюда проблемы с поведением в школе — учился нормально, но характер буйный не спрячешь.

Детство в Дагестане жесткое. Драки стенка на стенку во дворах — это все за здрасьте. В юношеском возрасте тоже много дрался.

— Твой отец водит автобус в присущем югу России экстремальном стиле?

— Он исключение. Натурально по правилам ездит. Приезжаем с братом в Дагестан, он садится за руль, а отец следит: «Ты превысил! Здесь аккуратнее! Куда на обгон?» У меня прав нет, но хочу отучиться. Так-то умею плюс-минус.

— Еще у вас был свой магазин. Ты там подрабатывал?

— Ни разу. Мама торговала одеждой на базаре и иногда просила: «Посиди за меня, я сейчас». Мука для меня была: ни цен не знаю, ни как размер подобрать.

— Сколько занимался занимался борьбой?

— Четыре года. Выигрывал городские турниры, что-то по Дагестану. Даже должен был поехать на зону Дагестана — считается, что ее в вольной борьбе выиграть сложнее, чем чемпионат России. Получил травму за день до турнира и никуда не поехал. Дальше со старшими в футбол в основном играл.

— Так ведь нравилась же борьба.

— С тренером история непонятная случилась. Стал мало внимания мне уделять — а я был молодым и не понимал, что у него занимается человек двести, на каждого времени нет. Мне хотелось не просто в углу бороться, а чтобы подсказывали. Подумал, что перестал нравиться тренеру как борец.

Так к футболу стало тянуть больше. Какое-то время совмещал — игровой день по четвергам.

— Кто куда пробился из твоих школьных знакомых?

— Только Заур Угуев стал олимпийским чемпионом Токио по вольной борьбе.

РИА Новости

Заур Угуев

— Кто для тебя Хабиб?

— Я про него узнал, когда он только в UFC попал. Смотрел все его бои — как иначе, когда живешь в Дагестане. Он большая личность, горжусь тем, что он мой земляк. Восхищает характер Хабиба, очень сильный человек. Бой с Конором — доказательство. Хабиб — яркий пример того, что успех это ноль процентов таланта и сто процентов труда.

Разбивал ноги в кровь, когда играл босиком, доводил бабушек ударами по гаражу, три месяца играл в дырявых бутсах Это’О (а должен был получить и от Жиркова)

— Если ты из Дагестана, в борьбе пробиться проще?

— Не сказал бы. Нужен толчок, тот, кто будет тебя постоянно напрягать. В Дагестане много борцов, которые не добились того, чего добились парни послабее — потому что тех подтолкнули.

Что в футболе дагестанцу тяжелее, да. Когда закончил с борьбой, мне даже говорили: футбол в Дагестане мертв, куда ты пойдешь? Я не понимал, добьюсь чего-то или нет. Просто кайфовал от футбола.

— Это же еще со школы, где ты сбегал с биологии на поле?

— Да, частенько так было. Хорошо, что не у всех кабинетов окна выходили на площадку.

— А во дворе ты играл босиком по разбитым бутылкам?

— Это уже накинули. В хасавюртском дворе сначала насыпали щебенку, а уже сверху асфальт. Неровный такой получался, с камушками. Бывает же, мама зовет ужинать, а потом не пускает: «Хватит, и так долго играешь». Так что я выбегал в тапочках и гонял босой. Когда цеплялся за камни, и ногти в кровь разбивал. Об бутылки не резались — сгребали их в угол.

Я обожал игру «Стамбул»: один вратарь, каждый сам за себя, забил — сел. Я всегда становился сзади, пытался всех обыграть или бил издали. Играли мы у гаража, и за удары в него меня ненавидели все бабушки двора.

Одна, помню, большую кастрюлю плова готовила и высыпала его на поле — так мы ее задалбывали. С одним другом должны вечером мы должны были подавать мячи на матче «Анжи». Утром позвал чуть поиграть. Друг бежал, наступил на мяч — и прямо в этот плов упал! Локоть в кровь, к ней прилипал рис.

— Что в Хасавюрте с футболом вне дворов?

— Две школы было. В частную — «Победа № 1 имени Гаджи Гаджиева», она на всякие турниры ездила — меня просто так не брали. В местную — от администрации, «Спартак» называется — можно было просто прийти и играть. Форма у каждого каждого своя — у меня «Челси», Дрогба тогда любил. По видео из интернета отрабатывал штрафные — красным фломастером отмечал на бутсе, какой частью стопы бить.

личный архив Рамазана Гаджимурадова

Кто в футболке «Челси», тот Гаджимурадов

Меня заметили на городском турнире и пригласили в «Победу». Первый раз я не согласился — хотел быть со своим тренером, друзьями. Второй раз тоже хотел отказаться, но тренер запретил оставаться.

— Ты начал болеть за «Анжи» еще до эры Керимова?

— Да, впервые вживую побывал на матче Премьер-лиге, когда «Анжи» сыграл 3:3 «Зенитом», проигрывая 1:3. У нас еще были мячики, которые после игры начали кидать на поле. А через год «Анжи» обыграл «Динамо» Силкина 2:1 благодаря Буссуфе и Прудникову. Для меня это самый крутой матч на старом стадионе в Махачкале.

15 тысяч тогда набивались на каждую игру — когда вспоминаю, хочется сыграть на таком стадионе. Обидно, как можно было разрушить такую народную команду, как «Анжи». Даже московские команды столько не собирали, только на дерби. Сердце екало каждый раз, когда я приезжал на «Анжи» — будто сам играл.

— При этом подходить к Это’О и Роберто Карлосу за футболками и фото боллбоям запрещали?

— Да, ни разу не попросил. По окончании сезона нас пригласили на закрытую тренировку, чтобы пофоткаться.

личный архив Рамазана Гаджимурадова

Там мне как левоногому свои бутсы чуть не отдал Жирков. Я померил — на три размера больше были, но сказал, что нормально подошли. В итоге тренер и директор забрали и не дали никому. До сих пор помню: черные Tempo, с боку 81-й номер. Думаю, до сих пор в школе на витрине красуются.

Через год порвались бутсы у Это’О — наверное, Самюэлю наступили в матче с ЦСКА, который «Анжи» выиграл 2:0. Это’О их отдал партнеру по «Анжи», а я тогда в Москву уезжал. Умолял: дайте мне эти бутсы, пожалуйста. Они, кстати, мне были впору. Дали, я аккуратно зашил (небольшой кусочек с внешней стороны) и играл месяца три.

Товарищи по «Трудовым резервам» поражались: «Что реально Это’О дал?» Потом пацан, который мне передал бутсы, попросил назад, себе. Честно, чуть неудобные: прям затягивал их, нога гуляла. Мне пумовские в целом не нравятся, а эти, скорее всего, под ногу Это’О делали.

РИА Новости

Чуть не уехал в ЦСКА, упражнение «Сталинград», мерзкий характер. Из-за него в Гаджимурадова не верили тренеры из Москвы

— Как ты уезжал из Хасавюрта?

— Однажды владелец «Победы» приехал с двумя тренерами из Москвы. Второй (он был скорее селекционер) говорил: «Не вижу в тебе ничего. Таких в клубной лиге Москвы миллионы». Даже мою маму вызвал как-то на разговор: «Ваш сын себя так ведет, что никуда не уедет. Оборзевший. Постоянно огрызается, спорит. Если пас не дают — начинает кричать». Я и правда с детства вспыльчивый, мог даже с тренером огрызнуться — мерзкий характер был.

Когда эти тренеры увидели меня впервые, я должен был ехать в ЦСКА. Но мне вырезали аппендицит. Там сказали, что посмотрят позже, но я так и не поехал. Думаю, большого рвения взять меня у ЦСКА не было.

Дальше пацаны в «Динамо» ездили, в «Торпедо», а я со своим характером — нет. В итоге эти тренеры уволились. Тот первый сказал: «Дайте мне его. Возьму его в «Трудовые резервы». Если что, я ответственный за его поведение».

— С «Резервами» ты так ни разу не выиграл?

— До моего прихода они шли без побед около двух лет. Первый мой матч был с «Локомотивом-2», слабой по меркам лиги командой. Но мы были еще слабее и проиграли, кажется, 0:3. Потом — 1:7 от «Чертаново», дальше — «Локомотиву» и «Динамо» 0:8, «Спартаку» — 0:7. Ощущение было такое, что на вторые таймы выходим, просто чтобы доиграть. Некоторые парни после таких проигрышей улыбаются, смеются. А мне плакать хочется!

Ну ничего, это всего полгода длилось. Потом перешел в ФШМ. Там был золотой коллектив, с двумя друзьями до сих пор общаюсь. Тренер был поначалу старой советской закалки. Нам по 15 лет, а мы только бегали. У него было упражнение «Сталинград»: мелкие отрезки пробегаешь с мячом и без мяча, челноком туда-обратно. Сначала выворачивало, но потом привык. А новый, очень хороший тренер сделал нам спортивный класс — тренировались по два раза в день. Утром — техника, вечером — тактика.

Провел в ФШМ два с половиной года в клубной лиге, и потом еще в КФК где-то столько же. КФК — это третья лига, совсем другой темп.

— Это там ты умудрился сыграть, несмотря на дисквалификацию?

— Не, в клубной лиге. Мой близкий друг перебрал карточек, но сыграл с «Химками», и никто не заметил. По ходу, им неинтересно было. А «Спартаку» было интересно — я должен был пропустить из-за четырех желтых, но решил тоже выйти. Директор за ту игру вручил награду лучшему игроку матча — а потом сам же накричал, когда из-за меня команду наказали. Я должен был следить сам.

— В «Велес» ты попал после того, как ему забил?

— Да, а всего то ли 20 голов, то ли 22. В «Велесе» после одной тренировки и игры с «Локомотивом» мне сказали, что позвонят, и отправили обратно в ФШМ. Я думал, что на этом все, но через четыре дня набрали: «Нужен молодой на замену». Спросили про зарплату в третьей лиге, предлагали такую же. Я сказал, что получал 20 тысяч, хотя на самом деле в любителях было 15.

Обидно было: вроде на сборах забивал и отдавал, а потом не попадал в заявку — хотя был не хуже тех, кто на моей позиции. Зато тренер Волчек научил меня тренироваться молча и не выделываться. Сразу сказал: «В третьей лиге ты до того момента, пока не откроешь рот». В итоге в четвертую лигу закинули почти весь наш выпуск, а в третью отправили меня и вратаря. Благодаря Волчеку я понял: скажу что-то лишнее — пойду искать другую команду.

Выпускать меня начал Сергей Лапшин. Постоянно меня провоцировал, сравнивал с конкурентом по позиции — говорил, что я слабее, это не мой уровень. Я прямо злился, то и дело огрызался — хотя теперь знаю, что это было специально, для мотивации.

— Ты застал в «Велесе» и Алексея Стукалова, нынешнего тренера «Уфы».

— За полгода многое мне дал. Много что объясняет — как в какой зоне играть. Силен тактически, чуть ли не за руку водит, чтобы показать. Ты и от себя можешь что-то сделать, но сначала тебе все разложат по полочкам.

Еще Стукалов запомнился амбициозным тренером. В раздевалке нагоняй устраивал, если плохо играешь. А иногда даже после побед — наверное, чтобы не расслаблялись. Если плохо сыграли, наоборот, подбадривал.

fc-veles.ru

Алексей Стукалов

— Вместо «Велеса» ты мог оказаться в Белоруссии. Как?

— Приезжал на просмотр в брестское «Динамо». Дали сыграть второй тайм с «Жальгирисом». Я показал отличный футбол, забил на 90-й, принес победу 2:1, дал интервью. У меня взяли паспортные данные, сказали: «Посмотрим еще пару матчей и дадим ответ, но в целом ты впечатлил». Я уехал, а через две недели тренера «Динамо» уволили.

Дальше — еще один просмотр, в «Волгаре». Газзаев сказал мне: «Ты должен быть сильнее на голову». Да я и сам не был готов к ФНЛ. На перспективу меня можно было и взять, но я рад, что отказались. Я отправился в «Велес» и через год вышел с ним в ПФЛ.

Так измотал приколами партнера по сборной, что тот провалил целый тайм. Слова тренера: «Когда услышал, как Гаджимурадов матерится, чуть уши не завяли»

— Ты стал лучшим игроком хабаровского СКА-19/20. Как не взвыл там от перелетов?

— Когда ты основной, перелеты из Хабаровска даются нормально. Мне очень жаль людей, которые там не играют. Из-за перелетов тренировок нет, так ты еще и в запасе остаешься.

instagram.com/fcska

Самый тяжелый для меня выезд — в Брянск. Семь часов в Москву, потом еще в сумме столько же на автобусе. Я думал: как играть после этого? Ноги гудели, как будто я уже матч провел.

Ну и к «Балтике», понятно, неприятно. Хотя пацаны говорят, что неприятнее всего — в Армавир: сначала в Москву, потом в Минводы и еще три-часа. Я не застал: весной 2020-го они снялись.

— А летом на сборах ты незабываемо схлестнулся с Валерием Кичиным из «Енисея». Ты же первый на него налетел?

— Было и было, не хочу об этом. Неприятный момент, не та слава, которую я себе хочу. Уже давно не дрался. Когда подрастаешь, не видишь смысла в этом. Языком можно все решить.

— Почему при тебе не играл Георгий Кырнац?

— Два другие вратаря, по мнению тренера Поддубского, были сильнее. Кырнац довольно тихий, закрытый пацан.

— Японец Минори Сато такой же?

— Он русский знал, нормально на нем разговаривал. В покер меня научил играть, когда пандемия началась. Мы же всей командой в одном доме жили, вот вечера за покером просиживали.

Сато меня подбадривал, помогал. Хитрюга такой: в одно-два касания играл, в стеночку, обыграть, ударить. Умный парниша, игру хорошо читал. Удивился, когда его не продлили.

— Тебе в Хабаровске помог статус лимитчика. А в РПЛ лимит нужен?

— Помог только поначалу: я бился за место в составе не со всеми, а с другим лимитчиком.

В Премьер-лиге ограничения не нужны: должны играть только лучшие. Если ты сильный молодой футболист, будешь играть — клубы не враги себе, заинтересованы в том, чтобы на тебе заработать. И сейчас немало молодых в РПЛ — они недостойны выходить на поле? Им разве нужен лимит?

— В Хабаровске сейчас играет Камран Алиев, которого ты однажды довел до ручки, сидя в запасе. Это было в юношеской сборной?

— Да, на Кубке ФНЛ. Играли с «Ротором» на стадионе «Пафоса». Открытый стадион без крыши, очень жарко. Нас, запасных, отправили за ворота — там деревья, сидушки такие, мы на бревне сидели. Как будто не в сборную приехали, а местные бродяги пришли футбольчик посмотреть.

Сидим, нас солнце печет — и мы такие хи-хи, ха-ха. Со мной сидели рядом Алиев, Адамов, вратарь Зириков. В итоге не повезло Камрану: только его выпустили на 45-й минуте. Уже на разминке сказал: настроение вялое, чисто посмеяться. Вышел — и отвозил тачку: практически все потерял, неудовлетворительно выглядел. На него тренер кричал, грозился поменять (главным тогда был Галактионов). А мы так ха-ха и ловим. Хорошо, что я на восемь минут вышел, а Арсен на три. Чисто сборная хахашек была.

fcska.ru

Камран Алиев

Вообще на том турнире я сразу показал себя не с профессиональной стороны. Шипы не подобрал и поскальзывался, дальше матчи тоже не задались. И так после отпуска, а я еще и диплом защищал во время сборов.

— Тебе когда-то прилетало от тренера за болтливость?

— Нет, я же только за полем с пацанами. И никогда при тренере. Да и вообще не всегда же рот не закрывается.

Сборная тогда на Кипре сидела за двумя столами. За одним — гробовая тишина была, а за нашим я, Тикнизян, Хосонов, Галанин, Адамов, Зириков ха-ха ловили. В основном смеялись мы с Тики — он вообще очень смешной парень. Сзади нас стол тренерского штаба был. Тренер Левин сказал: «Когда я услышал, как Гаджимурадов матерится, чуть уши не завяли». Правда, потом он мне говорил, чтоб я за другой стол пересел — разбавить обстановку.

Каково быть дагестанцем: отказывали в кредите и съеме квартиры, против акцентов на национальности в новостях

— Самое глупое, что ты слышал про дагестанцев?

— От девочек: «Если приеду в Дагестан, меня украдут». Кому ты нужна там? Своих, что ли нет? Или друзей приглашаю: «Полетели, покажу город?» — «А до нас не докопаются?» Ну и красные макасы.

— Все это бред?

— Много есть видосов о Дагестане — к приезжим у нас относятся лучше, чем к своим.

— Какое у тебя любимое место в республике?

— Сулакский каньон — сколько там ни живу, ни разу не был, только недавно доехал. Море есть, крепость двухтысячелетняя.

shutterstock.com

— У тебя когда-нибудь были проблемы из-за национальности?

— Меня же вообще редко за дагестанца принимают. Глаза вон голубые. Только за счет носа если. И акцент раньше был выраженный.

Проблемы возникали в Москве. Хотел себе телефон, а на месячную зарплату в «Велесе» его не потянешь — ну или это надо месяц потом «Роллтон» есть. Хотел взять в кредит в «М.Видео», но не дали — потому что я дагестанец.

Или из «Тинькофф Банка» звонили: «Не хотите оформить кредитную карту?» Думал на крайний случай сделать, тем более сами предложили. Назвал паспортные данные, дошли до места рождения. И опять: «Извините, дагестанцам не даем». Зачем тогда звонить?

— Квартиру тоже снять тяжело?

— С жильем трудности были много раз: «А вы откуда? Ой, мы только славянам, до свидания». Поэтому в Москве так квартиру и не снял. Только комнату, и чаще всего такую обшарпанную, что даже приглашать кого-то стыдно.

— Недавно ЦИАН запретил сдавать только славянам, слышал?

— Ага. Знаешь, если бы я снимал дорогую квартиру, никто бы не спрашивал национальность. А в дешевую, наверное, думают, что 40 человек набьется. Неприятно, но из-за таких случаев всех под одну гребенку неправильно.

— Так только в Москве?

— Вообще нет. К тому же клубы этим часто занимаются. В Екатеринбурге нашел без проблем. Вообще город — мини-Москва: все как там, только без пробок.

— При этом ты говорил, что жить хочешь в Москве, а не в Дагестане. Почему?

— У меня есть жилье в Дагестане и, может, со временем появится своя квартира. Но на постоянную там проживать… Не знаю, в Москве комфортно, привык.

— На Дальнем Востоке правда люди заметно добрее москвичей?

— Ну конечно. И в Дагестане тоже. В Москве зайди в метро и посмотри на людей: все уставшие от жизни, недовольны. Чем дальше от Москвы, тем проще. Хотя на Урале и правда суровые, есть такое.

Плюс Москвы — всем на тебя плевать. Во что ты одет, что делаешь, никто не заметит. С другой стороны, и не поможет никто: пофигу, воткнут наушники — и дальше. Не все такие, но город большой, как правило все загруженные, на заработки приезжают. В Дагестане попросишь, например, что-то перетащить — откликнутся.

— Соблюдаешь пост в Рамадан?

— Да, но когда идет чемпионат — не каждый день. За день-два до игры делаю послабления, чтобы вялого не было. Это неправильно, надо все дни держать — думаю, приду к этому. Важнее быть спокойным в это время, не агрессивным.

— Какое место в жизни занимает религия?

— Очень большое. Разве что Коран не читал: арабского не знаю, а по-русски — только вскользь. И не молюсь в последнее время, но тоже приду к этому.

Все, что у нас есть — от Аллаха, мы должны быть благодарны ему за это. А если не дает, значит, в будущем даст больше.

— Последние громкие новости о дагестанцах — избиение москвича в метро в октябре. Как ты их воспринимал?

— Накинулись-то на них по делу, такого быть не должно. Те, кто это сделал с бедным парнем, просто не мужчины. Но знаешь, не должно быть такого в заголовках — «три дагестанца». Почему такой огласки нет, когда муж убил свою жену? Какой он национальности, мы не знаем. В каждой нации есть такие подонки. У нас же народ какой: напишут про плохой поступок дагестанца или чеченца — посчитают, что все дагестанцы плохие. Мы же многонациональная страна, но почему-то не ко всем отношение одинаковое.

Как «Урал» Шалимова взлетел из зоны вылета, куда хочет уехать из РПЛ, почему запрещают отрабатывать удары

— Ты не играл в РПЛ до 22 лет. Мог раньше?

— Только если бы из ФНЛ вышел. Был вариант из «Велеса» попасть в «Анжи», когда тот разваливался. Но я сам отказался: не хотел. А так всегда чувствовал, что дойду до РПЛ.

— Весной ты играл с Погребняком. Брал с него пример?

— Нет, он же центральный нападающий. Мне было интересно, как игралось Англии, про это спрашивал. А так ни на кого не смотрю — зачем быть похожим на кого-то, когда я сам есть у себя?

Екатерина Данилова, Sport24

— Погребняк раскритиковал трансферы «Урала» и предложил выкинуть селекционную службу в реку. Ты принял на свой счет?

— Не могу сейчас это обсуждать. Он уже со стороны говорит, по-своему видит.

Можно было бы, конечно, взять еще кого-то опытного. Но все равно требовалось время сыграться этим составом — практически все молодые, без опыта многих взяли. Под конец чемпионата начали себя проявлять.

— Тебя демотивирует борьба за выживание? Ты шел в команду, которая недавно играла в полуфинале Кубка России, а осенью барахталась в подвале.

— Кто знал, что так будет? Не предугадаешь же: раз таких футболистов взяли, значит за выживание будут бороться. Выхожу на каждую игру с полной самоотдачей, делаю свою работу, от который кайфую.

— Почему Шалимов отладил игру и вывел «Урал» из зоны вылета только к концу года?

— Определенные его наработки не выстреливают по щелчку — нужно время. Начали хорошо играть после сборов в Железноводске в ноябре. Стали лучше действовать командно, слаженнее бежать в атаку, большим числом, чем раньше. Раньше кто куда несся, что-то свое хотел сделать, не было коннекта.

С «Крыльями» качественно отыграли, «Сочи» должны было обыгрывать. Зато получилось с «Локо» и «Ростовом». Только набрали ход — и так бы и шли. Обидно, что еще хотя бы туров трех не было до отпуска.

instagram.com/ram10___

— Сейчас у тебя какие цели?

— В Европе точно хотелось бы себя попробовать. Только от одного хотения мало что зависит, нужны предложения. Понятное дело, не сейчас. У меня в карьере все пошагово идет. Я не из тех, кто раз — и выстрелил.

Если «Урал» будет бороться за чемпионство и так далее — это другой разговор. Конечно, есть амбиции: выигрывать титулы, выходить в еврокубки, пробиться в сборную. Если будет вариант из Европы, тоже хотел бы посмотреть, попробовать.

— В «Челси», который ты с детства любишь?

— Надо Абрамовичу набрать, ахах. За «Челси» будет очень сложно сыграть. Пока это заоблачная мечта, но случается всякое. А так хочется в какой-то хороший чемпионат — не в какую-нибудь Прибалтику.

— У тебя о сборной уже есть мысли? Раз Адамова вызывают.

— Да это в планах. Конечно, хочется туда — выход в футболке национальной сборной стал бы главным событием во всей карьере. Но на данном этапе — за какие заслуги? Ничего не сделал, чтобы туда попасть.

— Что нужно сделать, чтоб попасть?

— Забивать. Положу штук пять — может, на меня внимание и обратят. Только к последнему туру меня прорвало.

— Что вы вообще сотворили в Ростове?

— Не перло, не перло, а тут что могло залететь — залетело. У меня и в Сочи были моменты хорошие, и в Черкизово тоже появились бы, если бы кое-где добежал. А тут работа дала плоды. На тренировках я стал бить чаще и забивать, бить чаще — потому и в игре выходил на ударные позиции.

— Как прокачиваешь удары?

— Стараюсь оставаться после тренировок, даже после нагрузок, но не всегда разрешают. Объясняют, что могу заднюю дернуть, особенно после нагрузок.

За этим следят в Премьер-лиге, а в клубах более низкого уровня я оставался всегда. Считаю, мне это нужно, потому что хочу развиваться. Но тренер лучше знает, он ведь тоже играл.


⚡️ Быстрее всего рассказывают о главных новостях спорта ЗДЕСЬ