logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
ФутболПервая лига
6 июня 2022, Понедельник, 06:00

«Не было ничего, кроме долгов под 100 млн». Как бывший гендир «Спартака» строит новый проект в Воронеже

РИА Новости
Александр Муйжнек
Поделиться
Комментарии
«Факел» вернулся в РПЛ спустя 21 год.

Сезон 2019/20 воронежский «Факел» завершил на предпоследнем месте в ФНЛ и не вылетел в низший дивизион исключительно по техническим причинам. С того момента клуб проделал большой путь — в следующем сезоне с ограниченным бюджетом занял 9-е место, а недавно завоевал путевку в РПЛ. Это будет первый сезон легендарного клуба в высшем дивизионе российского футбола за 21 год. Один из творцов успеха — генеральный директор Роман Асхабадзе, до этого несколько лет работавший в «Спартаке».

В интервью Sport24 функционер «Факела» рассказал:

  • За счет чего клуб добился такого прогресса.
  • Кем будет работать в клубе бывший спартаковец Самедов.
  • Насколько «Факел» зависит от регионального бюджета и сколько будет тратить на трансферы.
  • Как оценивает свою работу в «Спартаке».
  • Как будет развиваться клуб в дальнейшем.

— Вы в «Факеле» с 2019 года. С чем столкнулись, когда приехали в Воронеж?

— Хорошо, когда ты приходишь, и все подготовлено — инфраструктура, механизмы финансирования, качественный подбор игроков, действующая академия, автотранспорт, условия для сотрудников. Ничего из вышеперечисленного мы не имели. Не было даже нормального офиса — только что-то похожее на двухкомнатную квартиру, где пять человек пытались работать на слабых компьютерах.

Не было ничего, кроме долгов под 100 миллионов {рублей}. Но зато была армия болельщиков, которая жива здесь еще с советских времен. При этом инфраструктура клубу не принадлежит. За аренду платились большие деньги — точнее, не платились: «Факел» был должен большую сумму за просроченные платежи.

Первое впечатление — шок, первое желание — развернуться и поехать обратно в Москву. Поэтому я не сразу подписал контракт. После аудита можно было сделать заключение: по-хорошему клуб надо было банкротить или переводить в ФНЛ-2 и оттуда вылезать из долговой ямы, снижая затраты.

Также появилась и другая проблема: действующий контракт был только у одного игрока, а чемпионат начинался через три недели. Через неделю я закончил аудит и подписал контракт, еще за две недели мы собрали 17 человек на первый тур с «Торпедо». Набирали команду через просмотры. Базы у нас не было, а отели отказывались подписывать договор напрямую с «Факелом» — потому что знали, что клуб не платежеспособен. Нам ставили условие: «Наличными». Вот я свои наличные на проживание и тратил.

— Когда-то сталкивались с подобным?

— Ни разу за карьеру. Это не поддавалось никакому описанию.

— Вы хотели уехать, а что убедило остаться?

— Повлиял губернатор Александр Викторович Гусев — он болельщик, переживает за клуб, был готов чуть ли не ежедневно решать его проблемы. Так остается до сих пор. Некоторые руководители любят рассуждать про футбол как социальную историю: давайте сохраним клуб, а зачем и в каком состоянии — без разницы. Но это не наш случай.

Помимо выхода из долговой ямы от нас ждали развития: и роста числа детей в академии, и болельщиков на стадионе, и аудитории в соцсетях. Такие большие задачи убедили меня: совместно с губернатором справимся.

В Воронеже было две базы, наследие чемпионата мира. Но профессионального футбола там не было — базы были заточены или под коммерцию, или под социальные школы: просто детям нужно было побегать. Сейчас они находятся под управлением клуба и используются в профессиональных целях. При этом дети с социальных школ также параллельно тренируются с нашей академией.

fakelfc.ru

Чтобы все это сделать, все реализовать, требовалось найти тренеров, обучить их. Денег на получение лицензии у желающих не было — мы наладили систему, по которой тренер получает компенсацию от клуба после того, как предоставляет ему сертификат об обучении. Мы на 90% выполнили задачу, поставленную губернатором — чтобы максимальное число сотрудников было из Воронежа. Но поначалу там не было ни одного тренера с лицензией выше С. А сейчас во всей структуре детско-юношеского футбола наших ребят тренируют воронежцы.

— Как решали проблемы с долгами?

— Пытались погасить их в течение года, проводили очищение. Тогда мы не могли себе позволить даже средние зарплаты ни тренерам, ни игрокам. Устанавливали финансовую дисциплину в клубе, реструктурировали долги. Хотя могли добавить 100 миллионов рублей бюджета, но мы отказались от этой идеи. Заняли бы условное 10-е место — все бы аплодировали, ведь до того «Факел» по итоговому месту вылетал во второй дивизион. Но долгов бы тогда накопилось уже на 200 миллионов, и вот это точно банкротство.

Были готовы к негативу из-за слабого результата (в не доигранном сезоне-19/20 «Факел» занял 19-е место. — Sport24), зато создавали академию и улучшали инфраструктуру. Заметную часть средств на операционные расходы получали за счет билетной программы — но мы лишились и этого из-за ковида. Сэкономленные деньги на переездах в оставшихся 11 турах сильно помогли «Факелу». Эта финансовая подушка росла и дальше и помогла — как и работа селекции и тренеров — скакнуть аж на 9-е место.

— В РПЛ вы скакнули с тренером Олегом Василенко. Как его пригласили?

— Постепенно клуб стал (медицинское оборудование — уровня РПЛ, потратили на него около 10 миллионов рублей) платежеспособен (все зарплаты и премиальные у нас приходят вовремя, а премиальные платили даже после игр) и достаточно амбициозен. Мы пригласили на пост спортивного директора Кирилла Котова, который уже работал в ФНЛ — в «Балтике». С ним мы остановились на кандидатуре Василенко. Сразу договорились, что коллектив будет единым — например, Котов участвовал и в селекции, и во всех вопросах, касающихся команды. Изначально обговорили, какая будет тактика, какую команду должны построить.

— Какие у вас были требования?

— ФНЛ — специфичная лига, непредсказуемая. Большая, с плотным графиком, не всегда успеваешь полноценно восстановиться. Мотивированные команды из нижней части таблицы могут хлопнуть любого лидера. Даже техничные ребята очень заточены на физику, единоборства кость в кость — такой вот олдскульный футбол. Мы выбрали то, что не просто нравится, а что эффективно в ФНЛ.

Кстати, в ФНЛ сложно не отходить от изначальных планов, тактических схем. Очень многие проиграют два матча — и меняют схемы и игроков. У нас — нет: только точечные замены, но сама по себе схема не менялась никогда, и ребята знали, как играть. Хороший пример здесь — «Крылья Советов».

— Есть примеры «Алании» и «Енисея» — тренерских команд, которые привлекают интерес и симпатии за счет смелого футбола. Вам такое неинтересно?

— Не нужно перегибать палку. У «Алании» и «Енисея» игра более авантюрная, при этом мы все равно одна из самых атакующих команд лиги. Мы в лидерах по входам в чужую штрафную, количеству передач вперед и внутри штрафной. Если играем в обороне на ноль, то команда не теряет уверенности — а та же «Алания» не так надежна. Сколько было ошибок у того же вратаря «Алании»? Игра впереди у них по-прежнему агрессивна — но это может не сработать в РПЛ, где уровень сопротивления и исполнительского мастерства выше.

***

— Когда вы решили идти в РПЛ?

— По своему опыту знаю: если команду не готовили несколько сезонов, и игроки не тянут этот уровень ментально, то выйти никуда не получится. Поэтому мы сперва решили не прессинговать. Мы собрали коллектив в начале сезона и спросили: «Сами как думаете, вы достойны большего, чем просто 9-го места?» Хотя и оно было колоссальным достижением. Игроки в один голос ответили: готовы. Мы с тренером это услышали, а в медиапространстве специально не озвучивали конкретные цели. Когда сама команда ставит задачу — это дорогого стоит.

— Решающий рывок вы выдали весной. Что для него сделали во время перерыва?

— Этого не требовалось: мы видели как ребята заряжены. Единственное, что подкосило — тяжелейшие сборы, которые ребята прошли, а по их окончании — погодный катаклизм, шторм, который обрушился на Черноземье. Готовились к матчу с КАМАЗом — но его перенесли. А ребята дышали рестартом, горели им.

— Вы могли предотвратить или исправить ситуацию с полем на стадионе?

— Делали, что могли — иначе бы нам присудили техническое поражение. Выпала двухмесячная норма осадков, причем сначала пошел мокрый снег, а потом его заморозило. Этот лед отчистить было невозможно. В регионе встали все департаменты ЖКХ, обрушилось электричество, не могли очистить дороги.

Когда приехали на стадион, увидели двухметровые сугробы. Чистили 15 тракторами сам стадион, а поле лопатами, и успешно — но под снегом было обледенение, которое при воздействие подогрева поля спустилось вниз и газон серьезно пострадал. Два тура провели на резервном стадионе «Кубани», где уступили «Торпедо» — а дома при полной посещаемости можно было говорить о другом результате (а впоследствии о первом месте в таблице).

Подготовили поле и доиграли сезон на нормальном газоне. Но под РПЛ будем делать частичную реставрацию.

— В остальном вы готовы к РПЛ? Так точно можно сказать не про всех, кто выходил сюда за последнее время, а можно вспомнить отказавшихся от подъема.

— Мы точно готовы к РПЛ. Также как и город, и вся область. Сама Лига тоже изменилась, уровень упал — из-за ситуации в экономике и вообще в мире.

Что касается самой команды, то ребята стремились в Премьер-лигу и заслужили там сыграть — считаю, должны справиться. Не говорю о том, что мы собираемся кидать кому-то перчатку.

— На днях было официально объявлено о приглашении в спортивный департамент клуба Александра Самедова. Как теперь будут распределены обязанности между ним и Котовым?

— Тут все очень просто: Александр будет работать под руководством Кирилла Котова в качестве старшего селекционера «Факела».

Евгений Семенов, Sport24

Александр Самедов, новый старший селекционер «Факела»

— Что для вас поменялось за последние три месяца?

— Не можем летать из Воронежа в Москву — добираемся на автобусе или поезде. В остальном глобальных изменений нет. Один партнер отказался от сотрудничества. Другой, скажем так, задерживает выплаты, и мы не знаем, будут ли они произведены до конца. Но мы к такому готовы. Хороший экономист всегда рассчитывает на самую критическую ситуацию. «Ой, нас лишили 20% бюджета, все пропало, это крах», — так я думать не буду. За счет многочисленных болельщиков и нашей посещаемости многие задачи по развитию можно решать.

— В «Разговоре по пятницам» вы назвали среднюю зарплату в «Факеле» — 200 тысяч рублей в месяц. Так и останется?

— Очевидно, поднимется. Но «Факел» будет зарабатывать и тратить правильно. Никаких раздутых зарплат точно не будет.

***

— «Факел» зависим от регионального руководства?

— У нас половина клубов зависят. Для меня тут нет проблемы. Весь профессиональный спорт не выживет без участия государства. Это просто невозможно. Но это не значит, что надо сидеть и ждать помощи или увеличения бюджета. Он у «Факела» не менялся — все остальное мы заработали сами.

— Кстати, какой бюджет был у клуба в ФНЛ?

— Около 300 млн рублей на все структуру целиком, включая академию, молодежный состав и бэк-офис.

— «Факел-М» себя оправдывает?

— Конечно. За год двое игроков оттуда получили контракты [в основной команде], один из них помог выйти в РПЛ. На подходе еще ряд игроков. На эту систему нужны были средства, но мы их не просили. Это к тому, что клубы обязаны зарабатывать сами. И, зарабатывая, вкладываться в том числе в молодежь, инфраструктуру и развитие.

fakelfc.ru

Роман Асхабадзе

Надеюсь, круг спонсоров «Факела» расширится. Кроме того, мы единственные в ФНЛ, кто продал за год двух игроков в РПЛ — одного в «Локомотив» (Андрея Никитина), другого в «Спартак» (Илью Свинова).

Огромную часть бюджета отводим академии — профессиональной, со статусом и категорией. Отобрали (через просмотр, а не просто так) 200 детей, они занимаются у нас не на коммерческой основе, то есть мы не зарабатываем. Родители приходят и благодарят нас: дети не сидят по дворам и подъездам, а тренируются. Даже просто одеть 20 тренеров, 200 человек в зимнюю и летнюю одежду — дорогого стоит.

***

— Недавно вы сказали, что у «Факела» ноль рублей на трансферы. Это фигура речи?

— Нужно смотреть цитату целиком. Деньги, которые мы получаем от региональных властей, мы не имеем права и никогда не будем тратить на покупку футболистов. Ни на подъемные, ни на компенсации. Я не просто так сказал, что клубы должны стремиться к тому, чтоб зарабатывать самим — как видите, мы стараемся.

Дальше я сказал: если по коммерческой части заработаем достаточно и сочтем нужным в определенный момент потратиться на конкретного игрока, то сможем это сделать. Но, поверьте, речи не будет о каких-то десятках миллионах рублей.

— Зарабатывать на чем? Продавать игроков?

— Да, плюс к тому, о чем я уже сказал, можно добавить и атрибутику, и коммерческие контракты клуба, и билетную программу. Большому зрителю про копейки слушать неинтересно — но и копейки надо заработать.

Даже если будут небольшие спонсоры, не титульные — для нас это деньги. Еще мы получим отчисления от РПЛ.

Сколько игроков в «Факеле» на контракте, а сколько арендовано?

— Порядке 80% команды находятся на контрактах, трое арендованных игроков вернулись в свои клубы. В дальнейшем нас ждет точечное усиление по нужным позициям, а будет ли это аренда или полноценный контракт — покажет время.

***

На днях прошла информация о неких проблемах с получением лицензии Центрального стадиона профсоюзов.

— На сегодняшний день стадион соответствует практически всем требованиям РПЛ, основное из которых — вместимость. Ряд замечаний со стороны РФС должны быть устранены в ближайшее время. Все работы ведутся в плановом режиме, проплачены контрагентам и зафиксированы в графиках. Конечно, мы не утверждаем, что это современная и новая арена, которая досталась многим регионам по наследию ЧМ-2018, но, глобально, она не отличается от инфраструктуры, которая есть у «Уфы», «Арсенала» или «Оренбурга».

fakelfc.ru

— Какое у вас отношение к мораторию на вылет из РПЛ и к расширению лиги?

— Зачем обсуждать решения, которые уже приняты Исполкомом РФС. Мы движемся в рамках действующего регламента.

— Низшим лигам подходит система осень-весна?

— Опять же, прорабатывались разные варианты. Считаю, можно интегрировать (хотя бы попробовать) систему весна-осень в ФНЛ-2 — она много простаивает, начинает позже остальных, летом большие паузы. В ФНЛ и РПЛ осень-весна работает успешно.

***

— Как вы оцените эпоху Леонида Федуна в «Спартаке»?

— Этот ответ надо отдать на откуп многочисленным болельщикам «Спартака», а ряд спортивных достижений и открытие нового стадиона для клуба навсегда останутся в истории футбольной России.

— Некоторые неоднозначно оценивали вашу работу в «Спартаке». Но при вас 10-го места ведь не было.

— За любого менеджера, также, как и за футболиста, говорят его достижения. То есть факты. В свое время развили академию клуба до статуса одной из лучших, порядка 20 воспитанников до сих пор играют в Премьер-лиге, два раза мы участвовали в Лиге чемпионов, занимая вторые места, а то что клуб до сих пор использует разработанный нами брендбук и различные логотипы в коммерческой деятельности, говорит о многом.

— «Спартак» открывал вторую команду, когда вы работали в клубе.

— Мы не просто открывали команду, эта была наша инициатива, поддержанная многими клубами и утвержденная на Исполкоме РФС.

— Понимаете, почему «Спартак-2» закрыли?

— Если его содержание для клуба почти нереально, зачем мучать всех? Видимо, все упирается в финансовые возможности, и я ничего в этом страшного не вижу.

— Можно было бы отказаться от нескольких дорогих контактов игроков «Спартака» и вложить вырученное в молодежь.

— Согласен, но это решает акционер. Скажу на своем примере: «Факелу» нужно иметь команду в «М-лиге». Поэтому мы «Факел-М» не будем ликвидировать, а скорее всего переведем в молодежную лигу. Большинство молодых пойдут в главную команду — может, быстро получат там шанс. И, если хотя бы троих увидим там, это здорово.

— С другой стороны, «Спартаку» нужны трофеи и достижения прямо сейчас.

— Так тоже можно рассуждать. Но, я думаю, если игроки из «Спартака-2» перейдут в первую команду, то получат шанс проявить себя очень быстро. Возможно, станут костяком, который в будущем будет приносить результаты.

***

— Вы можете думать о «Факеле» как о проекте, рассчитанном на несколько сезонов в РПЛ?

— Это отличительная черта профессионального менеджера в нынешних реалиях — думать наперед. Я вам рассказал о стратегии, которую представили губернатору и реализовали за 3 года. От и до. А многие не верили, что мы выйдем в РПЛ.

Чей подход в РПЛ вам симпатичен? Подход «Ростова» позволял спокойно пережить эту весну и рассчитывать, что будут зарабатывать на молодых впредь.

— Мы точно ни на кого ориентироваться не будем. «Ростов» уже годами выступает в РПЛ, у них сложилась модель. Мы для себя формируем модель эту только сейчас — исходя из того, что у нас, возможно, самый небольшой бюджет в РПЛ (не думаю, что даже «Торпедо» обгоним).

fakelfc.ru

В нашем случае наиболее вероятен симбиоз: давать прогресс молодым игрокам, которых можно будет продавать, и иметь опытных игроков, которые будут помогать младшим.

— «Факел» — главный претендент на вылет?

— Если так будут считать наши конкуренты, мы должны стать от этого только сильнее.


Понравился материал?
0
0
0
0
0
0