Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
ФутболСуперлига Китая
22 января 2022, Суббота, 13:00

Пугали Абрамовича, тратили миллиарды, а потом распродали всех звезд. В чем хитрый футбольный план Компартии Китая?

shutterstock.com / Getty Images
Поделиться
Комментарии
Объясняем, почему китайское футбольное счастье оказалось непрочным.

Всего шесть лет назад — в январе 2016-го — мы были уверены, что на мировой футбольной карте появился новый крупный игрок: китайская Суперлига. «Похоже, китайские клубы обладают такой финансовой мощью, что смогут переманить любого футболиста из Европы, — предупреждал об опасности главный тренер «Арсенала» Арсен Венгер. — В Китае очень сильна политическая воля стать большим футбольным игроком, и АПЛ должна этим обеспокоиться».

За десять дней января 2016 года трансферный рекорд китайской Суперлиги был побит трижды. Сперва «Цзянсу Сунин» выкупил у «Челси» полузащитника Рамиреса за 28 миллионов евро. Затем «Гуанчжоу Эвергранд Таобао» заплатил мадридскому «Атлетико» 42 миллиона за нападающего Джексона Мартинеса. Наконец, все тот же «Цзянсу Сунин» повысил ставки и отдал 50 миллионов за полузащитника «Шахтера» Алекса Тейшейру. На бразильца также претендовал «Ливерпуль», но красные не смогли заплатить за него такие деньги. «Цзянсу» — смог.

Трансферному лихачеству клубов из Поднебесной действительно способствовала политическая воля: нефритовый стержень Компартии Китая Си Цзиньпин заявил о стремлении превратить страну в «футбольную электростанцию». Гигантским корпорациям («Сунин» — ритейл, «Эвергранд» — недвижимость) фактически приказали инвестировать в Суперлигу. Взамен они получили большую узнаваемость своих брендов в мире и, что куда важнее, высочайшее благоволение лидера Си — в Китае к нему прислушивается весь крупный бизнес.

Летом 2016-го гонка вооружений продолжилась: клуб «Хэбэй Чайна Форчун» подписал Эсекьеля Лавесси из «Пари Сен-Жермен», «Шаньдун Лунэн» — Паписса Сиссе из «Ньюкасла» и Грациано Пелле из «Саутгемптона». Трансферный рекорд на этот раз побил «Шанхай СИПГ» (SIPG — Shanghai International Port Group, Шанхайская международная группа портов), оформивший трансфер бразильца Халка из «Зенита» за 55,8 млн евро.

Си Цзиньпин

Рекорд продержался полгода, пока его вновь не побил присоединившийся к Халку в Шанхае полузащитник «Челси» Оскар. За 26-летнего футболиста, находившегося в самом расцвете сил, СИПГ заплатила лондонцам 60 миллионов евро. Сам Оскар согласился на переезд в Китай без раздумий: «Шанхай» предложил ему гигантскую зарплату — 25,9 млн евро за сезон, что в пять раз превышало сумму, которую он получал в Англии.

Примерно в это же время агент Криштиану Роналду Жорже Мендеш сообщил, что его клиенту предложили перебраться в Поднебесную на зарплату в 100 миллионов евро за сезон, но он отказался.

На дворе стоял январь 2017 года, и ситуация начала выходить за пределы разумного: одновременно с Оскаром в Шанхай (но не в СИПГ, а в «Гринлэнд Шэньхуа») прибыл аргентинский нападающий Карлос Тевес. Крупнейший девелопер Китая Greenland Holdings сделал Тевеса самым высокооплачиваемым игроком в мире: по данным Daily Mail, в Поднебесной аргентинец зарабатывал 730 тысяч евро в неделю, или около 38 миллионов в год.

Параллельно с «Шэньхуа» в гонку вооружений включился «Тяньцзинь Цюаньцзянь», предпринявший попытку заманить в Суперлигу нападающего «Челси» Диего Косту по уже опробованной схеме: сделай игроку невероятный оффер — и он подпишет с тобой контракт. Босс «Челси» Антонио Конте негодовал: «Китайский рынок представляет угрозу для всех, не только для «Челси», но и для всех команд мира!»

Getty Images

Оскар

У итальянца и впрямь появился серьезный повод для беспокойства: одно дело отпустить в Китай игрока ротации Оскара и совсем другое — лучшего нападающего лиги Косту, который забил к Новому году 14 голов в 18 матчах АПЛ и тащил «Челси» к чемпионству. Конте уже приготовился рвать на голове волосы, а потом вновь заниматься их пересадкой, как его спасло чудо. В Компартии, узнав зарплату Тевеса, почувствовали, что что-то идет не так, и Китайская футбольная федерация тут же объявила о ряде мер по сдерживанию «нерациональных инвестиций клубов, высоких трат на трансферные сделки, а также на зарплаты, выплачиваемые отечественным и иностранным спортсменам».

Одной из мер стало ужесточение лимита на легионеров: теперь вместо четырех иностранцев на поле было разрешено единовременно выпускать лишь трех. Решение о новом лимите приняли за шесть недель до старта нового чемпионата. «Шанхай СИПГ», который только что в довесок к бразильцам Халку и Элкесону подписал Оскара и Рикарду Карвалью, столкнулся с переизбытком иностранцев — и был не единственным таким клубом. Пузырь Суперлиги начинал стремительно лопаться, оказавшись даже не мыльным, а надутым из бабл-гама — то есть обреченным на скоропостижный всхлоп.

###

Чтобы осознать масштаб упадка Суперлиги, нам нужно перенестись из зимы 2017-го, когда китайские толстосумы пугали своими амбициями Романа Абрамовича, в настоящее время. К концу осени 2021 года в Китае:

  • Больше нет команды «Цзянсу Сунин»: в 2020-м она стала чемпионом, но всего через три месяца после завоевания титула клуб был расформирован из-за финансовых проблем в Suning Commerce Group. По этой же причине «Сунин» перестала инвестировать в «Интер» и ищет для миланского клуба покупателя.
  • «Тяньцзинь», который пытался захантить Диего Косту, тоже распался — в мае 2020-го клуб был объявлен банкротом.
  • Застройщик China Evergrande Group столкнулся с глубочайшим финансовым кризисом, фактически оказавшись на грани дефолта. Будущее восьмикратного чемпиона страны «Гуанчжоу» из безоблачного стало туманным: «Эвергранд» больше не инвестирует в клуб, отказалась от планов по постройке 100-тысячного стадиона и рассчитывает на скорую продажу ненужного ей актива. Паулиньо — символ команды, выигравший с ней три чемпионских титула — осенью перебрался в «Аль-Ахли»: теперь за «Гуанчжоу» не выступает ни одного легионера.
  • Всем клубам без исключения запретили спонсорские названия: так «Гуанчжоу Эвергранд Таобао» стал просто «Гуанчжоу», «Бэйцзин Синобо Гоань» — «Бэйцзин Гоань», «Шанхай СИПГ» — «Шанхай Порт», «Шанхай Гринлэнд Шэньхуа» — «Шанхай Шэньхуа», «Шаньдун Лунэн Тайшань» — «Шаньдун Тайшань», «Чунцин Дандай Лифань» — «Чунцин Лянцзян Атлетик», «Хэбэй Чайна Форчун» — «Хэбэй», «Тяньцзинь Тэда» — «Тяньцзинь Цзиньмэнь Тайгер», «Циндао Хуанхай» — «Циндао».
  • В лиге появился потолок зарплат: с января 2021 года легионеры могут получать не больше 3 млн евро в год, игроки из Китая — не больше 5 млн юаней (около 630 тысяч евро).

Основных причин, по которым китайская футбольная сказка столь быстро прошла путь от зенита к надиру, можно насчитать три: пандемия коронавируса, глобальное изменение финансового климата (в худшую сторону; катастрофа в Evergrande Group — самый яркий пример) и радикальное изменение политики Компартии в отношении футбола.

Доступный ролик о кризисе в Evergrande

Пандемия ударила сильнее всего: футболисты и тренеры оказались на месяцы заперты в отелях в защищенных от COVID-19 «пузырях» — куда более прочных, чем пузырь самой лиги. «Игроки, в свое время ухватившиеся за возможность переехать в Китай, теперь умоляли своих агентов сделать хоть что-нибудь, — пишет The Athletic. — Стефан Эль Шаарави и Марко Арнаутович отправились в Италию, Халк — в Бразилию, Марек Гамшик — в Швецию, а Паулиньо — в Саудовскую Аравию. Поток талантов пошел в обратном направлении».

Впрочем, еще до пандемии высшее руководство Китая осознало очевидную истину: нельзя создать в стране привлекательный футбольный чемпионат, просто заплатив Карлосу Тевесу 38 миллионов евро в год. «Привлечение игроков элитного уровня с огромными зарплатами не дало результатов, — сказал в разговоре с The Athletic агент, который много работал с китайскими клубами. — Когда между иностранцами и местными создается такой огромный разрыв в техническом уровне, это ведет к проблемам. Кроме того, создавал проблемы и тот факт, что иностранцы зарабатывали очень много, но не были так же мотивированы, как китайцы».

Тевес провел в «Шанхай Шэньхуа» один год, после чего вернулся в «Боку Хуниорс»: каждый гол аргентинца стоил Greenland Holdings 9,5 млн евро. Карлос язвительно отзывался об уровне китайских игроков, говоря, что «они не смогут быть конкурентоспособными даже через 50 лет», — а когда уехал обратно в Аргентину, сказал, что чувствует себя так, будто семь месяцев отдыхал. И добавил: «Я не знаю, что я вообще там делал».

«Похоже, в сознании Си Цзиньпина произошли изменения, и это в целом привело к изменениям в китайском футболе, — сказал «Атлетику» Саймон Чедвик, профессор евразийской спортивной индустрии в Emlyon Business School. — Эти изменения можно сформулировать так: меньше денег и меньше звезд, чтобы клубы не брали взаймы большие суммы и не вели себя неприлично. Это связано с политикой «всеобщего процветания» Си.

Китай не изменил курса в отношении детского спорта, напротив, мы стали свидетелями усиления политики, согласно которой все дети должны иметь возможность играть в футбол в школе. Это эгалитарный подход, полностью соответствующий понятию «всеобщего процветания». А вот платить Карлосу Тевесу 600 тысяч фунтов в неделю — это к всеобщему процветанию отношения не имеет».

Getty Images

Карлос Тевес

Самый главный вопрос, на который пока нет ответа: получится ли у Китая создать в стране футбольную культуру? Джонатан Салливан — политолог, специализирующийся на китаеведении — уверен, что это непростая задача:

«Компартия старается привить детям любовь к футболу, но сталкивается с серьезными препятствиями: например, с родителями, которые не хотят, чтобы их дети занимались травмоопасным видом спорта или отвлекались от подготовки к экзаменам или игры на фортепиано. Сами дети не хотят тратить драгоценное свободное время на что-то, кроме видеоигр.

Футбольная культура — это не то, что можно создать силой мысли. Ее нужно взрастить, при этом в Китае есть много других вещей, которые интересны потребителям больше, чем футбол. Китайская Суперлига не может конкурировать со всем футболом из Европы, НБА, киберспортом и так далее, это нереально. Не помогает и то, что Китай такой большой: клубов в лиге очень мало*, и многие из них испытывают финансовые трудности».

###

Таким образом, в Китае все еще нет ни внятной футбольной культуры, ни привлекательной лиги (Оскар, по-прежнему играющий в Шанхае, кажется призраком из далекого прошлого), ни сильной национальной сборной. В отборе на ЧМ-2022 китайская команда дошла до финального раунда, но в группе из шести команд занимает сейчас только пятое место, опережая безнадежный Вьетнам.

«Чтобы попасть на чемпионат мира, нам понадобится магия Гарри Поттера, — сокрушается бывший игрок китайской сборной Ван Сяолонг. — Наши китайские футболисты отстают от иностранцев на световые годы в понимании игры».

Возможно, именно поэтому ФИФА расширила число команд-участниц ЧМ до 48: Китай — страна, где живут 1,402 миллиарда человек — за всю историю участвовал в итоговом турнире лишь один раз, потерпел три поражения в трех матчах и не забил ни одного гола. Крупнейшая часть сверхприбыльного азиатского рынка простаивает без дела: вот и не только в Россию, но и в Катар не поедут богатые китайские туристы, не заполнят собой свежепостроенные стадионы…

На помощь в таком случае не мог не поспешить Джанни Инфантино: на ЧМ-2026 в Мексике, Канаде и США поедут не четыре, как сейчас, а сразу восемь азиатских сборных. Это открывает перед китайцами дополнительные возможности: в рейтинге ФИФА они идут на 74-м месте, выше — ровно семь азиатских команд. Чтобы наконец попасть на турнир, не нужно даже прыгать выше головы: достаточно будет не уронить планку.

Удачная (или хотя бы яркая) игра Китая на Мундиале, если таковая случится, придаст импульс всему местному футболу: подрастающее поколение, возможно, все же отложит в сторону джойстик — и пойдет усердно пахать на футбольных площадках.

Напитает ли это китайский чемпионат необходимыми ему соками? Далеко не факт, но это — единственно возможный путь эволюции. А привезти в страну надменных, но техничных гастарбайтеров изначально было мертворожденной идеей, обезьяной с обложки Канье Уэста: едва только став предметом публичной дискуссии (можно ли купить футбольное счастье за деньги?), она уже была нежизнеспособна.

Конечно же, футбольное счастье можно только воспитать — в себе и во всех остальных. И то исключительно при условии, что люди поверят: в их жизни — современной, запутанной и яркой — действительно не хватало футбола.

Пока же в Китае успешно справляются и без него.

* В чемпионате Китая участвуют 16 команд — как в РПЛ.

Основной источник, который использовался при создании поста: материал сайта The Athletic

22 марта 2022 года решением суда компания Meta, социальные сети Instagram и Facebook признаны экстремистской организацией, их деятельность на территории РФ запрещена.

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0