logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Разбирать матчи РПЛ сложнее, чем АПЛ». В «Ахмате» работает свой Гончаренко — он тренер-аналитик

Начинал карьеру с настроек тактики в PES.

Футбол
7 апреля 2021, Среда, 09:00
fc-akhmat.ru / Getty Images

Мы привыкли оценивать успехи команды по работе тренера. При этом упускаем важный момент, что на тактику, стратегию развития команды, прогресс футболистов и структуру игры влияет большой тренерский штаб. Очень часто в тени остаются тренеры-аналитики, люди, которые не находятся на бровке, но вникают в тактические детали не меньше главного тренера. А иногда даже копают глубже. Sport24 поговорил с тренером-аналитиком «Ахмата» Станиславом Гончаренко, который начинал тренерскую карьеру на Украине, увлекся тактикой с PES, а затем уехал работать в Катар.

— Футбол всю жизнь был рядом со мной, но путь в профессию начался для меня с симулятора PES. Я начал играть еще с древних серий, когда у меня появился компьютер. Лет с 20 я начал настраивать тактику команд, пытаясь повторить тренерские задумки их реальных прототипов. Сначала смотрел футбол и разбирал по фазам, моментам, структуре атаки и обороны и пытался применять эти моменты в виртуальном футболе.

— Помогало?
— Нет, но с этого началось мое увлечение тактикой. Сейчас футсимы для меня — что-то слишком серьезное. На сборах пару раз попытался сыграть в FIFA с нашими футболистами и понял, что я давно уже в низшей лиге и придется делать выбор: либо работать, либо играть в «фифу». У нас в команде есть ребята посильнее, я уже не тяну.

— Например?
— Из тех, с кем успел сыграть — Лечи Садулаев и Георгий Мелкадзе. Пару людей успеть «прибить», но, кого именно, рассказывать не буду. Судя по моим «успехам», тактические знания в футбольных симуляторах не помогают. Как только я начал более-менее глубоко разбираться в футболе и применять свои знания в футсимах, результаты только ухудшались. В них логичнее запомнить два-три скрипта и на этих скриптах забивать. В FIFA07 и 08, например, были точки, с которых залетало буквально все и можно было особо не думать, как играть. В общем, я перестал выигрывать, когда начал заморачиваться насчет тактики.

— Почему ты играл именно в PES? FIFA слишком рельсовая?
— По тем временам точно. Для меня последний хороший PES — 2013 года, потом FIFA начала набирать обороты и стала более реалистичной. Но самый крутой был PES 6, в него все играли.

— А Football Manager? Там тактические моменты проработаны более глубоко.
— Мне в нем не хватало динамики — не мог сидеть и смотреть, как эти шарики по экрану бегают. Вообще, чтобы начать лучше разбираться, можно играть в любой из этих симуляторов. На сборах я увидел, что та же FIFA в плане тактического разнообразия прокачалась за то время, что я в нее не играл.

«С тренерским штабом натыкаемся на аналитические статьи про «Ахмат» и говорим: ничего себе, как сложно мы играем»

— Ты стал популярен благодаря блогу «Тактический борщ» на Sports.ru. Как произошел твой переход от настроек в PES к журналистике?
— Как чаще всего бывает, случайно — началось все с NBA. Я увидел послематчевую программу, в которой Коби Брайант разбирал решения, тактику по одному из матчей. Я подумал: а почему бы в футболе не сделать то же самое? Оказалось, что опоздал года на два-три. В 2018 году на Sports уже бомбили те люди, которые бомбят сейчас. Но на тот момент я никого не читал и, только когда начал писать сам и отслеживать свой рейтинг на сайте, понял, что в топе не я, а другие люди. Тогда узнал о Лукомском и остальных.

— Ну как минимум идею со стрелочками-кружочками ты у кого-то позаимствовал?
— Не сказал бы. Это же логично, когда ты хочешь показать что-то на скрине и используешь для этого доступные инструменты. Скорее, набрал разные фишки из передач про NBA, там была классная аналитика.

— Никита Васюхин писал, что скрины со стрелочками-кружочками не могут отражать картину происходящего — важна динамика эпизода. Согласен с этим?
— Если бы мне это сказали году в 2018-м, не понял бы, почему так. Но сейчас, когда я сравнил работу с видео и с картинками, понял разницу, я в этом полностью уверен. Когда вел блог, делал скрины с телетрансляции, на которых было больше игроков и много содержания. При этом этот эпизод мог вообще никак не передавать суть игры.

— А реально увидеть объективную картину происходящего на поле без тактической камеры?
— Более того: иногда из-за ракурса камеры в ТВ-трансляции и подобранного с нее скрина происходит обман читателя. Ты показываешь только то, что можешь показать, при этом даже понимая, что суть — не на скриншоте. Без тактической камеры работать тяжело, но такие вещи — привилегия богатых лиг. Например, мои коллеги из Азербайджана разбирают матчи своей лиги по записям с ТВ-трансляции.

— То есть картинка сильно искажается по сравнению с тактической камерой?
— Для меня — да, но не критично. Важно понимать, что скрин и стрелочки — это инструмент в твоих руках. При желании и без них можно адекватно объяснить то, что происходило на поле. Больше зависит от восприятия футбола автором и его подкованности.

— Вернемся к NBA. Есть мнение, что баскетбол — вообще самая продвинутая в тактическим плане командная игра. Даже тактику заслонов на угловых брали же оттуда.
— Думаю, не очень корректно сравнивать виды спорта, в одном из которых играют 5 на 5 руками, а в другой — 11 на 11 ногами. Использование заслонов на стандартах в футболе применяется при игре 5 на 5 или 6 на 6 в штрафной зоне. Но ведь заимствования из других видов спорта применяются только при стандартах.

(fc-akhmat.ru)
fc-akhmat.ru

Читал мысль у Никиты Васюхина, что в NBA «Филадельфия» продвигает идею, что трехочковые должны считаться за 2,5 очка, а не за 3. Дело в том, что года с 2013-14, когда Клэй Томспон и Стеф Карри переизобрели игру, все команды начали бросать трехочковые, а игра за двухочковые почти вымерла. На этом фоне Никита развивает мысль, что VAR способствует таким же процессам в футболе. Из-за VAR увеличилось количество пенальти, и теперь преимущество имеет тот, кто за сезон заработает больше одиннадцатиметровых. VAR изменил баланс футбола — забивают больше голов, пристально следят за вратарем при пенальти. Изменения в механике футбола несут за собой последствия, с которыми придется как-то бороться.

— Мне казалось, что тактикам нравится VAR — в игре стало меньше спонтанности и влияния человеческого фактора, а значит, ты можешь больше полагаться на расчеты.
— Абсолютно согласен с тем, что VAR нужен. Но мысль Никиты в том, что с его введением нужно переизобрести идею с пенальти. Например, изменить размер зоны, в которой нарушение будет приводить к пенальти. На данный момент штрафная в футболе больше баскетбольной площадки и размером почти с мини-футбольное поле, это много. Мое мнение: на данный момент увеличение количества пенальти очень влияет на развитие футбола. Посмотрите, сколько матчей в РПЛ решаются за счет пенальти, назначенных из-за VAR. И не самых очевидных. Не буду приводить конкретные примеры, но даже одинаковые эпизоды трактуются по-разному и влияют на турнирное положение в конце сезона.

— В 2019-м ты начал отправлять резюме в клубы УПЛ и в итоге попал в «Олимпик». Как это произошло?
— Не помню, когда и что стало триггером, но в один момент реально начал рассылать свое резюме, пока что ни один ответ так и не пришел… В «Олимпик», кстати, я тогда еще не успел отправить резюме, но меня сам нашел Олег Барков, который на тот момент там работал пресс-атташе. Он же помог мне тогда получить шанс поработать со штабом Вячеслава Шевчука, в котором я напрямую взаимодействовал с Антоном Дяченко. У меня на тот момент был только опыт работы с любительскими командами в футзале.

— А идеи из футзала разве применимы в большом футболе?
— В том и дело. Как по мне, футзал ближе к баскетболу, чем к большому футболу в плане комбинаций и динамики. Для меня это игра, записанная на бумажке, в которой количество наигранных комбинаций куда больше, это игра повторений. А футбол — игра принципов и закономерностей, которые могут повториться в одном из тысячи вариантов. В футзале же ты просто чередуешь разные комбинации. Кстати, в футзале тактика баскетбольных заслонов применяется куда чаще.

— Вспомнишь свой первый день работы в профессиональном клубе УПЛ?
— Моего первого официального дня в клубе УПЛ пока что и не было, так как официально я нигде не работал. Я сотрудничал с разными тренерами «Олимпика», но не более того.

— Но разница с аналитикой для блога и для тренерского штаба большая?
— В футболе есть 23 ориентира: мяч, 11 игроков твоей команды, 11 — соперника. И есть минут 40-60 чистого игрового времени. Можно посчитать, сколько тысяч раз за время игры ориентиры на поле меняются, а с ней — ситуация. Каждый эпизод отличается друг от друга. Когда работаешь в клубе, не можешь написать «мы сегодня проиграли, так как у нас маленький потенциал на правом фланге атаки» или «билд-ап «Колоса» оказался сильнее прессинга «Олимпика». В работе в клубе приходит понимание, что повлиявших на игру ситуаций тысячи. Ты из этих ситуаций просто выстраиваешь какую-то историю. Но это куда более комплексный охват. В блоге у тебя 8-12 тысяч символов, в которые ты пытаешься запихнуть тезисы, которые, по твоему мнению, наиболее интересны читателю. И эти тезисы не обязательно должны иметь решающее значение в матче. А читатели, которые не видели сам матч, могут об этом никогда и не узнать. В этом разница работы журналиста и аналитика в клубе.

— То есть для тренера-аналитика важнее проработка мелких деталей?
— Точнее, из этих деталей ты должен собрать какую-то большую деталь, которая объединяет все мелкие, и выстроить между ними последовательность. И так далее: как эта деталь образовалась, как взаимодействует со второй деталью и как повлияла на третью. Например, в блоге я могу написать, что «Милан» пропустил решающий гол из-за того, что на 80-й минуте защитник Романьоли не попал по мячу. Но если бы я рассматривал этот эпизод с позиции тренера «Милана», то вернулся бы к условному эпизоду на 78-й минуте, когда после обреза нашей команды двое из пяти атаковавших игроков не вернулись в оборону, а из 8 обороняющихся двое вовремя не пошли в прессинг. Тем самым соперник отрезал группу игроков, и образовалась свободная зона, куда пошла предголевая передача. Потом из этой зоны пошел прострел, его пропустил условный Мусаккьо, и только в конце Романьоли не попал по мячу. Деталей множество! В блоге просто нет столько ресурсов, чтобы все это описать читателям. Или нужно делать материал о каждом голе. В клубе ты обязан понимать, что за решающую минуту в матче могло произойти 7-10 событий.

— Есть же еще банальный технический брак.
— В блогах вообще редко когда раскрываются какие-то детали, помимо тактических. Футбол состоит не только из тактики, но и из физики, техники и психологии. Стандарты — вообще отдельная тема. Когда люди пишут о тактическом проигрыше Зидана Симеоне, они не учитывают недостаточный уровень технической подготовки условного Лукаса Васкеса в одном эпизоде или недостаточную физподготовку у Винисиуса.

— Насколько объективно тогда вообще можно оценивать матчи, не вдаваясь в тысячи деталей?
— В моем понимании — целое искусство уметь донести до читателя тонкий момент, который мог повлиять на картину матча. Иногда с тренерским штабом натыкаемся на аналитические статьи про «Ахмат» и говорим: ничего себе, как сложно мы играем. Очень многое в статьях додумывается, в каждом материале что-то додумано, если этот блог только не ведет тренер команды, о которой говорится в материале.

— Насколько мешает оценивать тактику команд РПЛ низкий уровень технического оснащения игроков, плохие поля в отдельные месяцы и другие факторы?
— Есть миф, что в РПЛ, ФНЛ, второй лиге нет тактических идей, а все тренеры — физруки, играющие в бей-беги. Даже у тренеров команд КФК есть идеи, которые они пытаются воплощать на поле. Идеи здравые и логичные. Но тебе тяжело их заметить, не вдаваясь в детальный анализ. Нужно посмотреть игры три, сопоставить то, что ты увидел, найти закономерность и последовательность. И только тогда можно понять, что у команды второй лиги есть свои идеи, с которыми они играют в футбол. Я сам это увидел только тогда, когда начал разбирать матчи УПЛ.

— Но уровень игроков все же влияет на сложность восприятия тактических задумок тренера?
— Чем лучше играет команда, тем легче ее оценивать. Когда я разбирал соперников «Ахмата» на сборах, заметил, что, чем ниже уровень игроков нашего соперника, тем больше я трачу времени на сопоставление фактов и тяжелее прихожу к обоснованным выводам. Банальный вопрос: игрок делал то, что хотел от него тренер, или что хотел сам? Так что анализировать РПЛ тяжелее, чем АПЛ. Чем выше уровень исполнителей у тренера, тем ему легче воплощать свои идеи на поле. Но это не означает, что у команд с низким уровнем исполнителей нет тактических идей. Это один из самых больших мифов, которые придумали журналисты.

— У нас почему-то наоборот любят клеймить тренеров с идеями. Свежий пример — Тедеско.
— Не могу обсуждать работу Тедеско и его штаба, но тяжело уйти от мысли, что фанаты больше ориентируются на результат и эмоции. После эмоциональных побед кажется, что команду возглавляет тактический гений, который ведет за собой в светлое будущее. Если же эмоций не хватает даже при результате, начинаются разговоры о тренере-физруке и скучном футболе. Нет эмоций и результата, вывод: все очень плохо. А ведь это далеко не всегда так.

Развитие тактических блогов способствовало появлению большего числа разбирающихся в игре людей. Какой-то процент болельщиков точно начал по-другому смотреть на игру своей команды. Когда-нибудь мы придем к тому, что большая часть фанатов будет понимать, в какой футбол хочет играть тренер их команды. Но обычный болельщик не обязан разбираться в тактике, он хочет прийти поддержать свою команду и получить эмоции от ее игры, а не копаться в схемах.

«Если сосредотачиваться на мяче или отдельном футболисте, упустишь все остальное»

— Я начал смотреть футбол по-новому после просмотра теста, в котором нужно было посчитать количество пасов игроков в белом, и при просмотре ты не замечаешь, как в кадре появляется человек в костюме гориллы. Тогда я понял, что следить за мячом все 90 минут — так себе занятие, если хочешь понять, что происходит на поле.

— Когда я в первый раз смотрел, тоже не заметил. На тестовом задании на курсе аналитики PASS этот вопрос был одним из первых: мяч или остальное пространство? И сколько ответов — столько и мнений. Но очевидно, что, если ты сосредотачиваешься на каком-то одном объекте из упомянутых мной 23 (мяч, 22 игрока), остальные ты, скорее всего, упустишь. Уследить за всем одновременно невозможно, но если ты не следишь за тем, что происходит на разных участках поля, то потеряешь суть. Для этого и существует тренерский штаб: когда 2-3 человека следят за игрой одновременно, становится проще.

— Сколько раз в среднем тренер-аналитик пересматривает матч, который разбирает?
— Один раз. Но какой-то эпизод ты понимаешь с первого раза, а чтобы понять другой, нужно пересмотреть его 10 раз. Затем ты можешь собраться с остальными членами штаба и еще раз 20 его пересмотреть. Wyscout и InStat кроме статистических отчетов дают xml тэги, которые в Sportscode ты можешь накладывать на свои видео и автоматически получать нарезки событий с фильтрацией по зонам и игрокам, это упрощает работу. Также в «Ахмате» я использую искусственный интеллект, который мы разрабатываем с PASS. На основе трекинговых данных он выполняет такую же функцию, но вместо событийных данных дает тебе качественный анализ эпизодов по определенным алгоритмам и дает оценку поведения игроков, их интерпретации пространства и так далее. Но без пересмотра конкретных эпизодов полной картины матча у тебя никогда не сложится.

— Как происходит разбор соперника по следующему матчу?
— Сначала — просмотр последних игр соперника. Иногда успеваешь отсмотреть 5-6 матчей, иногда — 2-3, зависит от календаря и промежутка между играми. Второй момент — подготовка видео для тренерского штаба, минут на 10, после просмотра которого тренер поймет, какую мысль ты пытаешься до него донести. Третий момент — планерка с тренерским штабом, когда мы собираемся и определяем ключевые моменты, делимся идеями, пересматриваем видео. Любой из тренерского штаба может поделиться высказать свое мнение: и Юрий Анатольевич [Нагайцев], и Евгений Владимирович [Княжев]. Тренер вратарей Рамзан Изнаурович [Цуцулаев] может выразить свое мнение о том, как лучше прессинговать вратаря, например. В конце, естественно, последнее слово всегда за Андреем Викторовичем (Талалаевым), он дает всем свободу мысли. Но главный тренер всегда остается в своем пространстве. Тот объем информации, которую мы обрабатываем с тренерами, больше, чем тот, который могут осилить футболисты. Когда понимаем, что оставляем, я делаю финальную версию видео.

— И сколько времени уходит на подготовку такого видео?
— Всегда по-разному. В нашем подходе в этом процессе есть множество итераций: видео по какой стадии игры нужно подготовить, сколько графики добавить, плюс надо выстроить анимацию с расстановкой команды, отдельное видео по пространствам, которые мы будем атаковать с учетом переходных фаз между блоками обороны. Все это надо свести, подготовить, посмотреть с командой. Это часы, часы и еще раз часы работы. Все зависит от того, сколько времени у тебя есть на анализ соперника.

(fc-akhmat.ru)
fc-akhmat.ru

— В футболе вообще бывают полноценные тренерские победы?
— У тренера всегда есть процент влияния на победу. Притом у всех разное мнение — кто-то говорит, что тренерское влияние на 90% влияет на результат, кто-то — что на 10%. Я не знаю, как это измерить. Мое мнение — влияние тренерского штаба всегда большое. Может, потому что я работаю в тренерском штабе, ха-ха. Вспомните, сколько людей говорило, что, брось мяч игрокам «Барселоны» при Гвардиоле, и они сами обыграют любого соперника без всякого тренера. То же самое сейчас с Фликом и его «Баварией». В вопросе о «тренерских победах» нужно научное исследование. Думаю, кто-нибудь когда-нибудь напишет большой материал о реальном влиянии тренерского штаба на результаты. Будет интересно почитать.

— А что насчет влияния на результат исполнителей с уникальными навыками? Тот же Месси может делать результат и при провальном тактическом плане своей команды.
— Изначально ты закладываешься на то, что в каких-то зонах у тебя есть численное равенство с соперником или преимущество над ним. Например, у нас в «Ахмате» есть Бернард Бериша, и соперники наверняка закладывают, что он может обыграть 1-2 соперников один в один, потому оборону против него удваивают или утраивают. Это логично. Любая обводка меняет баланс сил и создает дисбаланс в конкретной зоне. Тот же Де Брейне может и не обыгрывать никого, но так же эффективно отрезать соперников за счет разрезающих передач, которые кроме него мало кто может исполнить. Один такой пас при даже провальной игре — и результат сделан, а командные проблемы замаскированы. Но в следующей игре Де Брейне не выйдет, Гюндоган не сможет сделать такую же передачу, «Сити» потеряют очки и все будут писать, как провалился билд-ап Гвардиолы. Эффект бабочки в футболе никуда не девался. Одно событие ведет за собой изменение цепи событий. До пропущенного гола могло произойти восемь ошибок, и одни будут упирать на ключевую восьмую ошибку, а другие — на семь ошибок, что ей предшествовали. Такова суть футбола: все события одновременно связаны и не связаны между собой.

— До «Ахмата» ты успел поработать в знаменитой академии Aspire в Катаре. Как тебя туда занесло?
— Я попал туда по приглашению моего коллеги Глеба Платова, который работал в Aspire. Эта академия — аналог национальной сборной всех возрастов. Мальчики 5 дней в неделю живут и тренируются в академии, а на выходных — играют за свои ДЮСШ. Там богатый аналитический штаб, появилась вакансия, Глеб предложил мне сдать тестовое задание. Так и поехал.

— Говорят, что академия — просто космос.
— Эта тема — для отдельного интервью, в двух словах не расскажешь. Технический директор там — Эдорта Муруа, баск, один из отцов-основателей «Атлетика» Бильбао Бьелсы с Льоренте, Хави Мартинесом, Муньяином и остальными. С Эдортой в Бильбао работал нынешний ассистент Рашида Рахимова в «Уфе» Эду Докампо, Висенте Гомес тренирует «Сабах» из Баку, был ассистентом Карреры в «Спартаке», Уная Мельгоса, который сейчас ассистент Сергея Реброва в «Ференцвароше». У Эдорты много воспитанников не только среди игроков, но и среди тренеров, которые уже на слуху. Разница в работе колоссальная, особенно по работе с молодыми футболистами. Я это понял, общаясь с тренерами-аналитиками из клубов РПЛ. Но футбол один, и все идут к одной цели разными путями, потому сложно сказать, какой подход правильный, а какой нет.

— Какой подход в Aspire?
— Если коротко, все основано на игре с мячом, на структуре, владении, понимании футбола игроков, создании трудностей на тренировках, которые помогают им развиваться. При этом минимальное внимание уделяется статистике. Главное — развивается ли игрок в понимании тактических аспектов, как смело действует на поле. Все завязано на том, чтобы не загонять игрока в рамки результата или боязни проиграть, а развивать его индивидуальные навыки.

— Почему ты тогда решил покинуть такое райское место?
— Как всегда, все получилось спонтанно. В Катаре был карантин, отменили два чемпионата Азии U17 и U19, на которых я должен был работать. Я понял, что буду терять время, не принимая участия в реальном турнире — хотелось переключиться на атмосферу постоянного электрического стула. Спасибо моей жене, что не стала меня отговаривать и давить, что в Катаре стабильность, а в новом клубе могут появиться риски увольнения и прочего. Я снова начал писать всем, кого знал.

(fc-akhmat.ru)
fc-akhmat.ru

— Общался с Талалаевым?
— Думаю, он не догадывался о моем существовании. Зато я был знаком с Юрием Нагайцевым (старший тренер «Ахмата». — Sport24), мы были подписаны друг на друга в твиттере. Он был одним из тех, кому я написал. Спасибо ему, что откликнулся, и спасибо Андрею Викторовичу, что дал мне этот шанс. Мы начали сотрудничать в «Крыльях Советов», где он тогда работал, а встретились уже в Грозном.

— В РПЛ работает твой однофамилец Виктор Гончаренко. Как оцениваешь его работу?
— Некорректно говорить о тренере-конкуренте, но можно посмотреть на сухие факты. Я не знаю практически ничего о том, что происходило в РПЛ до моего прихода в «Ахмат». С ЦСКА мы два раза сыграли в этом сезоне и оба раза команда показала максимально эффективный футбол. Гончаренко сделал много «ремонтных» ходов по ходу матча. Если смотреть на результаты прошлых лет, то они соответствуют уровню команды, в которой он работал.

— Реально ли от тренера-аналитика прокачаться до главного тренера?
— Не знаю, насколько это реально, но я уверен, что хочу пройти этот путь. Не уверен, что подхожу по набору качеств на роль главного тренера, но хочу быть как минимум ассистентом. Я благодарен, что сейчас я не просто человек, который сидит в каморке и нарезает видео. Я постоянно нахожусь с командой плюс выполняю самые простые задачи в тренировочном процессе.

— Напоследок: как профи дай совет людям, которые будут смотреть футбол и пытаться разобраться в тактике. На что обращать внимание в первую очередь?
— Не надо смотреть только на мяч, следите за другими частями игры. И философский совет: всегда должна быть внутренняя мотивация и желание делать больше, чем ты делал вчера. Чтобы получить что-то, чего у тебя нет, надо делать что-то, что ты раньше не делал. На мое место в «Ахмате» можно за день найти сотню человек. Если не впахивать больше самого себя вчерашнего, ничего не будет.

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android