Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Футбол
23 июля 2023, Воскресенье, 16:00

Взял со сборной СССР серебро на Евро, называл жизнь в Европе дурдомом, водил автобус в США. Истории о Гоцманове

РИА Новости
Поделиться
Комментарии
Некогда лучший футболист советской Белоруссии.

Сергей Гоцманов — культовая фигура советского и белорусского футбола. С минским «Динамо» полузащитник становился чемпионом СССР, а в составе сборной забивал легендарному английскому вратарю Питеру Шилтону и был в шаге от триумфа на Евро-1988.

К слову, в 1980-е Гоцманова четыре раза признавали лучшим футболистом советской Белоруссии. Это больше, чем у наверняка известного вам Сергея Алейникова, который в конце 1980-х укатил в «Ювентус».

«По своему стилю игры я подходил Лобановскому. Он ценил моторных, выносливых игроков, — рассказывал Гоцманов в интервью «СЭ». — А мне самому больше всегда нравился мягкий, техничный Федор Черенков, с которым довелось поиграть и в первой, и в олимпийской сборных. Что ж, в других тебя притягивает то, что самому не очень дается. Впрочем, и меня посещало вдохновение. Настоящую свободу и удовольствие от игры, кайф, как говорят, я почувствовал в матче со швейцарцами в отборочной группе чемпионата мира — 1986, который мы выиграли — 4:0. Да, пожалуй, то был мой лучший матч».

Уже на Евро-1988 в ФРГ Гоцманов отыграл четыре матча: сборная СССР обыграла голландцев, свела вничью матч с Ирландией, победила англичан и, наконец, в полуфинале выбила итальянцев. Но в решающей игре команда Лобановского все же оступилась и проиграла Нидерландам.

«Подуспокоились, все-таки серебро уже было в кармане, — считал Гоцманов. — Я сейчас вспоминаю какие-то игры и думаю задним числом: можно ведь было по-другому сыграть, взять игру на себя, почаще самому бить по воротам… Но не судьба, стало быть, играть роль первой скрипки».

Сергей был верен родному минскому «Динамо» вплоть до начала 1990-х, пока не получил предложение из-за рубежа. Гоцмановым заинтересовались английский «Брайтон» и испанский «Овьедо», но футболист сделал выбор в пользу команды из второго дивизиона Англии. И там он сходу заиграл: забил четыре гола в первых четырех матчах.

В целом в «Брайтоне» им были довольны, а сам Гоцманов играл на позиции под нападающим и пребывал в лучшей форме. Но уже спустя три месяца футболисту внезапно выдвинули ультиматум.

«У меня все хорошо получалось в «Брайтоне». Там действовал в роли свободного художника. Отыграл три месяца, готовился оставаться в «Брайтоне», — вспоминал Гоцманов в интервью журналисту и блогеру Александру Ивулину. — Тут — бац! Оказывается, меня хочет купить «Саутгемптон». Как потом выяснилось, тренеры клуба даже не видели меня в деле. В центральном совете «Динамо» мне сказали: или едешь в «Саутгемптон», или возвращаешься в минское «Динамо». Делать нечего, перешел туда, но мне хотелось остаться в «Брайтоне».

В новом клубе Сергею обещали место в старте, но каждый раз кормили обещаниями. Смена тренера в «Саутгемптоне» летом 1991-го окончательно разрушила его карьеру: Гоцманова вместе с защитником Алексеем Чередником отправили в дубль.

Тем же летом Сергей попросил, чтобы его выставили на трансфер. Он чувствовал, что еще может поиграть на приличном уровне. И уже спустя пару недель Гоцманову подвернулся неплохой вариант — его позвали в немецкий «Галлешер» из второй Бундеслиги. Но футболист был не в восторге от жизни в Германии.

«Думаю, чего сидеть на лавке? Тем более появился вариант с «Галлешером». Меня без просмотра брали в команду, — рассказывал Гоцманов в интервью Александру Ивулину. — Переехал в ГДР, но там как-то не понравилось. Перестройка, все дела… Везде грязно. Казалось, живу на отшибе Минска, а не в Европе. Дети пошли в садик. Хотя в Англии уже учились в школе. Дурдом какой-то».

Getty Images

Контракт Сергея с «Галлешером» был рассчитан на два года. Правда, уже после первого сезона клуб, испытывая финансовые проблемы, вылетел в любительскую лигу, а соглашение с Гоцмановым расторгли. Спустя время он рассказывал о жизни в Германии с грустью на лице.

«В организационном плане в «Галлешере» все было на порядок хуже, чем в Англии. Все как в Союзе, каждый заботился о себе, — вспоминал Сергей. — Ту же форму приходилось стирать самому. В «Саутгемптоне» все было по-другому. Пришел с тренировки, все скинул; например, бутсы тебе чистят дублеры. Это нормальная практика».

Гоцманов вернулся в минское «Динамо», а 1995-м уехал ради жены в США. Супруге Ольге Коваль, профессиональной гимнастке, предложили поработать тренером в Миннеаполисе. А вот Сергей не сильно рассчитывал на продолжение карьеры — понимал, что пора заканчивать.

РИА Новости

«В Америке оказались неожиданно. Супруга работала в Минске в одной из школ гимнастики, — рассказывал Гоцманов в интервью «Прессболу». — Рядом трудился наставником достаточно известный спортсмен, который выступал еще на Олимпийских играх 1964 года. Затем он перебрался в США, открыл гимнастический клуб и пригласил ее на работу. К моменту отъезда я полгода уже не играл и в Америке в лучшем случае рассчитывал найти какую-нибудь подходящую команду по мини-футболу. Думал, в Миннеаполисе, находящемся на севере страны, ничего нормально футбольного и быть не может. Но оказался неправ. Еще удалось поиграть».

В одной из газет Сергей наткнулся на объявление о наборе в команду «Миннесота Тандер». И уже спустя некоторое время с ним подписали контракт, хотя сначала предлагали тренироваться бесплатно — из-за отсутствия свободного места в заявке. Повезло, что один из футболистов «Миннесоты» все же покинул команду.

«На следующий день они мне позвонили — из команды ушел Тони Сэнни, которого пригласили в клуб МЛС «Вашингтон Юнайтед». Место освободилось, и появилась возможность взять меня. Был подписан контракт, но играл я за «Миннесоту» все равно фактически бесплатно, — отмечал Гоцманов. — Дело в том, что в Штатах у меня был не совсем определенный статус, и для того, чтобы я юридически получил право работать там, где хочу, жене (это же она сюда приехала по рабочей визе, а я так — в довесок) нужно было оформить вид на жительство — «грин-карту». Для этого ей предстояло нанять адвоката, что стоит, сами понимаете, не пять копеек.

Учитывая, что и у нее возникли сложности с работой и с деньгами, я попросил руководство клуба, чтобы сумма, которую они мне планируют платить, пошла на оформление «грин-карты» жены. Потому что если такой документ будет у нее, то все остальные члены семьи получат его автоматически. Клуб мою просьбу выполнил, и нам пришел положительный ответ на запрос о виде на жительство. Когда у меня появилась «грин-карта», «Миннесота» наконец начала платить мне за игру в футбол (около 2000 долларов в месяц). Да и чувствовать себя в стране стал гораздо свободнее».

Тем не менее первое время в США Гоцмановы едва сводили концы с концами — спустя месяц после переезда супруга Ольга потеряла работу. Им даже грозили депортацией из страны, но, к счастью, этого не произошло.

«Жена попала в неприятную ситуацию. Приехала, месяц поработала — и ее клуб обанкротился, — вспоминал Сергей. — Для нас это было тяжелым ударом, поскольку разрешение на работу было у нее исключительно в том клубе, который оформлял ей визу. И, пока родительница одной из юных гимнасток хлопотала, чтобы заново открыть школу, кто-то из «доброжелателей» сообщил куда следует — эти русские, мол, нелегально здесь живут. И поначалу нам было предложено в две недели покинуть территорию Соединенных Штатов, иначе депортируют из страны. Но мы представили документы, на какие средства живем, показали банковские чековые книжки, после чего нам разрешили остаться».

Гоцмановы категорически не хотели возвращаться в Белоруссию, так как не видели там дальнейших перспектив: «Как футболист я уже списан был. Что касается жены, то подумайте, сколько бы там тренеру по гимнастике могли платить? Вот так-то. Значит, надо было пытаться выживать и встать на ноги в Америке. Хотя бы ради детей. И я рад, что все получилось. Большой дом, большая семья, внуки».

В 1998-м Сергей после двух сезонов в «Миннесоте» принял решение завершить карьеру и погрузился в поиски новой работы. Со временем он стал тренировать детей в одной из местных академий и вдобавок устроился еще на одну работу — водителем школьного автобуса.

«По-прежнему работаю водителем детского автобуса, — рассказывал экс-футболист в 2014 году в интервью журналисту Александру Ивулину. — Правда, уже в нем не играет «Молодость моя, Белоруссия». Теперь по радио слушаю какие-то мексиканские песни. Такое ощущение, будто нахожусь где-то на отдыхе, пока отвожу детишек в школу.

Также работаю детским тренером. Занимаюсь с группой девочек, которым лет по 15–16. Еще тружусь в гимнастическом зале у жены. Короче, загруженности хватает. На что-то ведь жить нужно… Чтобы работать профессионально, нужно хорошо знать английский язык. У меня с ним проблемы, вот и не лезу на топ-уровень. Мне хватает для работы с детьми».

В ноябре 2021-го Сергей Алейников в интервью сайту «Матч ТВ» сообщил, что у Гоцманова проявились проблемы со здоровьем: «К сожалению, он больше не работает водителем автобуса, со здоровьем стало неважно. Созваниваемся, общаемся, но о подробностях его никогда не спрашивал».

В марте Гоцманову исполнилось 64 года, у него есть двое сыновей. Сергей Анатольевич занимается воспитанием внучек и внука. И хочется верить, что со здоровьем у него сейчас все в порядке.

Еще истории из жизни великих футболистов СССР:

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0