logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Константин
Лесик

Боль Далалояна, размышления о судействе, шутка про Тайфун. Первые слова гимнастов после исторической победы

Интервью олимпийских чемпионов!
Другие виды спорта
26 июля 2021, Понедельник, 15:10
Getty Images

Гимнасты вернули нам чувство эйфории, которое было после футбольного ЧМ-2018 и волейбольного финала в Лондоне-2012. В этом тексте вы прочитаете первые слова великой четверки, которая добыла для России первое золото командного многоборья за 25 лет. Были фразы покруче «А потом обыграли Испанию».

Никита Нагорный

«Помните, сегодня с утра тайфун обещали? Так вот. Он прошел, забрал свое и все. Можете не переживать: теперь тайфуна не будет», — начал Никита.

— О чем ты думал, когда ждал оценку за вольные?
— Да ни о чем. Ждал быстрее, чтоб показали оценку. У меня немного не задались вольные. Я сделал на эту оценку, но переживал, что мало ли хозяевам захотят отдать победу.

— В вольных упражнениях было что-то изменено, чтобы не допустить ошибок?
— У нас по плану было 3 комбинации. Я должен был делать либо со своим именным элементом, либо делал упрощенную программу. Давид по оценкам понимал, что надо делать упрощенную. Но я и там ошибся, так что пришлось на ходу придумывать комбинацию.

— Как вам было смотреть на выступление Артура Далалояна, который недавно восстановился после травмы?
— Смотреть на Артура — нереально. Мы все ему доверяли, знали, что он сделал свое. Это происходит интуитивно. Это команда победителей. Здесь все 4 человека достойны этой награды.

Артур Далалоян

«Прекрасное самочувствие! Эмоции перекрывают всю боль, которую я мог бы испытывать, да и испытал. Чувствую себя великолепно».

— Расскажите про ваши ощущения после каждого снаряда.
— Не скажу, что какой-то конкретный снаряд дался тяжелее. Просто начали мы спокойненько: в командном финале страсти разгораются ближе к концу. К брусьям и перекладине эмоциональность накипала. Вольные были самым сложным снарядом, потому что шли заключительным видом. Для меня это были только вторые вольные, которые я собрал после травмы. Самое главное, что получилось сделать планируемую базу.

Для Дениса [Аблязина] это, наверное, тоже была не самая легкая задача в его жизни, потому что он перенес много травм и мучений. Никиту поставили в конце как козырь. Давид Белявский после перекладины отслеживал оценки вместе с тренерским штабом. Если бы нам не хватало нашего отрыва, Никите пришлось отдуваться за всех. Но мы создали хороший отрыв. Никите надо было просто сделать свою комбинацию. И он справился идеально. Слов нет.

— Где было больнее всего? После прыжка вы так поморщились.
— Я не могу сказать, что мне где-то больнее всего. Когда проходит три месяца после операции, это просто дискомфорт. Сухожилия сшивают с запасом. Оно не такое эластичное, не так тянется. Это постоянный дискомфорт, который я чувствую. Я просыпаюсь ночью, чувствуя это. Всегда нахожусь с этим. Поэтому не могу сказать, что какой-то снаряд дается труднее всего. Мне тяжелее стоять здесь [в микст-зоне].

Давид Белявский

— Эмоции кончились?
— Очень много эмоций в зале оставили сегодня. В том числе, когда узнали результат.

— О чем думали в этот момент, когда японцы уже прыгали?
— Я думал о том, что мы все еще можем. Им большую оценку поставили — 15,1. Но выиграть Японию у них дома — это хороший результат. Китай сильнее по идее должен быть, но, видимо, Китай ошибся в брусьях.

— Многие спортсмены, у которых разыгрывается одна медаль, позволяют себе расслабляться. Ты им завидуешь, ведь вам нельзя расслабляться?
— Мы всегда готовимся ко всему турниру. Головой мы понимаем, что расслабляться нельзя. У меня соревнования в воскресенье начнутся, сейчас неделя тренировок. Надо держать себя в форме.

— Когда Никита сделал вольные упражнения, сразу поняли, что выиграли?
— Нет. Сомневались, потому что в Японии были. Если бы мы были в другой стране, наверняка не было бы такого. Но я не говорю, что сильно предвзятое судейство, оно нормальное было. Можно снять одну десятую или три десятых. Ему снимали по одной. Может, мне хотелось так видеть.

— Как недавняя травма Артура повлияла на подготовку, на настрой перед соревнованиями?
— Мы просто поверили ему. И все. Чисто доверие. Ничего больше. И он показал в квалификации и доказал в финале, что он может и не просто так сюда приехал. Но сюда никто просто так не приехал.

— О чем вы говорили, когда обнялись перед вольными?
— Мы говорили о том, какие вольные будем прыгать. Мы знали, какой у нас отрыв, сколько мы можем получать, как Япония с Китаем могут примерно сделать свои снаряды. Это и обсуждали.

— Если провести параллели с девочками, то вы вышли с третьим результатом в финал, а стали в итоге первыми.
— Квалификация ничего не значит. Вам нужно попасть в восемь команд. А в финале все будет совсем по-другому. На первой моей Олимпиаде в Лондоне в квалификации мы вторые, я был второй в многоборье. А какой итог был?

— То, что не было зрителей, сказалось или вообще не замечается?
— Сегодня немного покрикивали, это было прикольно. Хорошо, что четвертое место в квалификации заняла команда Америки. Мы хотели, чтобы мы вместе пошли, потому что они очень энергичные и как будто заряжали нас и давали настроение. Они на своих чемпионатах так же себя ведут.

Денис Аблязин

— Почему вы сейчас выиграли золото, а в Рио заняли второе место?
— В Рио мы были немножко слабее японцев, поскольку не было у нас такой команды, которая сейчас. Сейчас наша команда очень сильная, и мы доказали это на чемпионате мира в 2019 году. Сейчас доказали это еще раз.

— Какие эмоции вы испытывали, когда вы посмотрели вольные упражнения Никиты в самом конце?
— Эмоции были очень радостные: мы закончили выступать в командном финале. Мы приблизительно знали, что если мы делаем все вольные, то мы будем в медалях, вопрос только в каких.

— Вы переживали, когда на вольных упражнениях шагнули не туда?
— Конечно, переживал: это шестой снаряд и от вольных упражнений все зависит. Каждая десятая играет роль. Мы выиграли одну десятую. Это всего ничего.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене