logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

Тутберидзе — лучший тренер мира, советская власть убила отца, лед — чудовище. Ностальгическое интервью Тарасовой

Ягудин, Плющенко, перестройка и жизнь в США.

Другое
20 мая 2020, Среда, 16:10
РИА Новости

В последнее время Татьяна Тарасова дает очень много интервью. Но часовой эфир на канале «Ностальгия» получился по-настоящему глубоким и действительно ностальгическим. Заслуженный тренер СССР откровенно рассказала о конфликте с Родниной, соперничестве Тутберидзе и Плющенко, вызове в ЦК КПСС, сложностях работы при советской власти и легендарном отце.

Приводим текстовую версию разговора.

«Трусова будет в музее славы»

— Как ваши дела?
— Неплохо. Давно дома сижу, на самоизоляции. Ждем окончания пандемии.

— Ваша жизнь в самоизоляции изменилась? Пришлось что-то отменить, перенести?
— Как и у всех. Все перенесли работу и какие-то и тяжелые дни. Мне кажется, я стала спокойнее. Ситуацию просто нужно было принять и продолжать жизнь. Каждый же занимается тем, чем может. Тем более мне легче, чем людям, которые живут в небольших квартирах. Я сижу на даче, тут все родное.

— Мы все знаем о вашем участии во всеобщей инициативе и за вас порадовались, когда увидели, как вы исполняете песню «День Победы». Не знаю, где вы там стояли, на балконе или нет, но было классно. Видели сами эту историю?
— Нет, я стояла у себя на террасе. Все это, конечно, видела. Было очень красиво, трепетно. Хорошая чья-то придумка. Мне понравилось.

— Правду говорят, что сейчас в мире фигурного катания происходят какие-то подвижки?
— Сейчас все забурлило после того, как Саша Трусова перешла от выдающегося тренера Этери Тутберидзе к выдающемуся спортсмену Евгению Плющенко. Теперь она будет тренироваться под его руководством. Перешла она со своим тренером, который работал в группе Этери Тутберидзе 5-6 лет. Эта новость была очень громкой. Саша же та девочка, которая известна на весь мир. Она первой прыгнула четыре оборота практически все, кроме риттбергера. Все за ее судьбой следят. Она, наверное, в музее Славы будет. Саша сейчас на особом счету.

— Почему некоторых фигуристов, которые не показывают результаты, держат в сборной? Например, Алену Леонову и Машу Сотскову. Когда и как происходит выбытие из сборной?
— Никто их не держит в сборной. Леонова, наверное, в сборной Санкт-Петербурга, Сотскова — давно не в сборной. Маша не входила в состав, не ездила на чемпионат России. Весь отбор в команду там же происходит. Алена была незаменима в сборной долгие годы. Она же является призером чемпионата мира. И у Маши были хорошие результаты. Не для страны, но для нее точно.

Ответ Родниной

— Что у вас случилось с Ириной Родниной? Вы же столько для нее сделали.
— Я не знаю. У меня ничего с ней не случилось. Мне уже надоело все это слушать, и я написала об этом. А она в ответ пишет, что у меня с головой плохо. Видно, что и у нее не очень хорошо.

Мы там говорим про хореографа (Елена Черкасская. — Sport24), который с ней работал. Я ее очень хорошо знала и ходила на спектакли ее мужа, у которого театр Чехова. Была практически на всех. Мы с Леной много общались на эту тему.

Так вот Ира говорит, что тот случай был в 1981 году, а вообще — в 2001. Это были соревнования перед Олимпийскими играми, на которые пригласили шесть лучших спортсменов. Я там была с Алешей Ягудиным. Во время показа программы он прыгнул четверной и на выезде зацепился за бортик. Очень сильно разбился тогда. И там же была Лена Черкасская со своей девочкой — чемпионкой США. На тех соревнованиях я увидела, что она тяжело больна.

Понимаете, я точно это помню. С головой, может, и плохо у меня, но память хорошая.

— Удалось ли вам поработать с Ларисой Селезневой и Олегом Макаровым, Екатериной Гордеевой и Сергеем Гриньковым?
— Гордеева и Гриньков катались у меня два года в театре, когда пережидали Олимпиаду. У меня были и есть с ними хорошие отношения. К сожалению, они расстались с Катей. Мы его проводили (Гриньков умер в 1995 году от остановки сердца. — Sport24).

Селезнева и Макаров работали у меня в театре много лет. Очень их люблю. Сейчас ребята работают тренерами в США. Я всегда с ними переписываюсь, знаю, как они живут.

«Покупала пластинки на половину суточных»

— Вы всегда использовали уникальную музыку. Такой ни у кого не было. Роднина рассказывала, что приходилось вывозить пластинки и диски группы «The Beatles» втихаря. Сейчас выбор большой. Как вы тогда справлялись?
— Я всегда покупала пластинки на половину суточных, которые нам выдавали. Привозила их сюда и слушала музыку западных композиторов. Никто этого не запрещал. Лично каталась под их «Yesterday» вместе с Жорой Проскуриным, а номер нам ставила Елена Анатольевна Чайковская.

— Что ваш отец дарил вам на день рождения и Новый год?
— Когда я выиграла со своими ребятами пятую Олимпиаду, папа поприветствовал меня словами: «Здравствуй, коллега!» и подарил авторучку, чтобы я написала книжку.

Папа много путешествовал со своей командой и привозил оттуда подарки. Давал деньги спортсменам, и они покупали для нас с Галей (старшая сестра Татьяна Тарасовой. — Sport24) что-то.

«В «Легенде № 17» понравилась игра Меньшикова. А фильм «Лед» — глупость, тупость и бездарность»

— Достойно ли увековечена память вашего отца? А еще кинематографисты несколько раз пытались снять фильмы, где присутствует Анатолий Тарасов. У кого лучше получилось?
— Нет фильма с конкретным названием «Анатолий Тарасов». Нет и школы с его именем в стране. В фильме «Легенда № 17» мне очень понравилась игра Олега Меньшикова. Мне было страшно, так он напоминал отца. Я очень его благодарила.

— Кто-то из зрителей сказал: «Большой хоккей закончился с уходом Тарасова». Это так?
— Вы же видите, что за успехи были раньше и какие сейчас. Правда, я не забываю, что последнюю Олимпиаду выиграла наша команда, а тренер через день был уволен. Я смотрю вперед, но помню.

— А как вам фильм «Лед»?
— Я этот фильм недосмотрела. Не думаю, что Мария Аронова создавала свой образ, ориентируясь на меня. Это же художественный вымысел, а значит, должна быть художественная ценность. А там только глупость, тупость и бездарность.

Я считаю, что такие фильмы очень грубят не только нашему спорту, но и отношениям внутри, представления о спортсменах и тренерах.

— Илья Авербух сказал, что такие фильмы привлекают внимание детей к фигурному катанию, а также к желанию побеждать.
— Илюша очень успешный менеджер, постановщик, балетмейстер. У него есть большие возможности. Он сам создал свою труппу и все «Ледниковые периоды». Каждый год у него обновляются спектакли. Я считаю, что к фигурному катанию людей привлекают его шоу, тот же «Ледниковый период», полюбившийся всем. А о таких фильмах говорить не хочется.

Большая заслуга и нашей сборной. Все соревнования фигуристов снова стали показывать на федеральных каналах. Это большое достижение. Уже невозможно смотреть одни ток-шоу. Люди, кроме борьбы и остроты чувств, ждут красоты. Им это интересно.

— Технический прогресс в фигурном катании будет продолжаться?
— Конечно, нет предела.

«Были с театром везде, где только можно, — Австралия, США, Канада, Великобритания»

— Илья Авербух говорил, что все шоу и спектакли, которые он делает на льду, изначально он увидел в вашем театре «Все звезды».
— Это правда. Я Илье благодарна за то, что он считает меня своим учителем. Мой театр первым гастролировал, мы давали концерты в Москве и Петербурге, были везде, где только можно. Проехали по всей Европе, проехали Великобританию, Австралию, Новую Зеландию, США, Канаду. Везде работали с большим успехом. В конце концов мы осели в Великобритании, чтобы в старинных театрах на сцене «12 на 12» поставить спектакли.

Мне очень повезло работать с великой музыкой Петра Чайковского и Сергея Прокофьева. Я ставила «Спящую красавицу», «Золушку», «Аленький цветочек». Работ было больше 30.

— Кажется, что сейчас Авербух и Плющенко соперничают в шоу. Ходите на них? Смотрите? Оцениваете?
— Хожу. И к Тане Навке хожу.

— Нравится?
— Конечно, сейчас другие возможности. Например, у нас не было такого компьютерного света, как сейчас. Но я благодарна судьбе за возможность ставить спектакли на разные темы, работать с великой музыкой и выступать в «Альберт-холле» (Лондонский королевский зал искусств. — Sport24). Не каждому выдающемуся музыканту выпала такая честь.

«Горжусь, что выиграли с Ягудиным. Вся русская команда, включая судей, была против»

— Вы очень смелый и бесстрашный человек. Ни у одного тренера нет таких достижений. Вы как никто другой имеете право говорить, что думаете. И не думать о том, что об этом скажут другие. Хочу сказать о противостоянии Ягудина и Плющенко. Оно было покруче, чем сегодняшние девчачьи разборки. И вы в этой битве выиграли.
— Да, выиграли. Спасибо большое. Я очень горжусь, что мы с Лешей выиграли. Это была великая победа.

— Мне кажется, что Лешей Ягудиным вы гордитесь каким-то особенным образом. Несмотря на то, что воспитали огромное количество чемпионов, Ягудин какой-то особенный для вас. Или я ошибаюсь?
— Потому что вся русская команда, включая судей, была против. И насколько нужно быть лучше, чтобы в такой ситуации победить! Когда судья никогда не на твоей стороне. Твой судья, российский.

— Для вас это, наверное, не первый случай, когда судья не на вашей стороне.
— Нет, конечно, не первый. Спорт — это такая, серьезная вещь. Успех вызывает зависть. Надо, чтобы все были равны. Надо, чтобы все были равны — кто это там высовывается из общей линии?

Вызов в ЦК КПСС и лед в образе чудовища

— В советскую пору функционеры от спорта, номенклатура партийная вам каким-то образом мешали?
— Мне? Нет. Что можно сделать со мной? Они не поставят мне программу, не придумают музыку, не придумают, чем выигрывать. Ну вызывали меня в ЦК КПСС пару раз за то, что в какой-то поддержке у Бестемьяновой был крест. Да, был крест. Это же все-таки художественное произведение. Да, они молились. Что теперь с этим сделаешь? Ничего. Сказали, что программу под Адажио Альбинони больше не будут показывать по центральному телевидению. Я сказала: «Не показывайте, но с показательных я это снимать не буду».

А так, у нас был прекрасный руководитель Сергей Павлович Павлов (председатель Комитета по физической культуре и спорту при Совете министров СССР. — Sport24), который знал в лицо каждого спортсмена и тренера. Такого руководителя я не припомню на своем долгом веку.

— Ваша книга называется «Красавица и чудовище». Прочитал все главы, которые связаны с вашим папой. Очень трогательно. В каком моменте вы для себя ответили на вопрос, что лед — это чудовище?
— Чудовище, которое поглощает тебя полностью и на дает тебе спокойно жить. Можно сказать, что ты 24 часа, семь дней в неделю и 365 дней в году находишься на льду. Для этого что-то постоянно слушаешь, что-то постоянно смотришь. Приходишь в театр, в консерваторию. Все делаешь для того, чтобы лед поглотил тебя и чтобы на нем был результат.

— Чудовище — любимое?
— Конечно. Неважно, что отнимает время и здоровье. Но я до сих пор (до введения режима самоизоляции. — Sport24) прихожу на тренировки к сборникам — взрослым и юниорам, смотрю прокаты.

«Советская власть сломала жизнь моему отцу. Его убили в 54 года»

— За десять лет в Америке вы подготовили четырех чемпионов. Насколько отношение к профессионалам там отличается от отношения к ним в России?
— Если ты попал на Олимпиаду. Не выиграл, а просто попал — ты уже в Olympic team. У тебя будут все условия для того, чтобы работать и развиваться. Тебя будут слушать. Даже заняв 10-е или 15-е место, ты все равно будешь частью Olympic team. С тобой будут считаться.

— В 90-е условия у нас были гораздо хуже?
— Здесь (В России. — Sport24) все было очень просто: не включается свет, не заливается лед, нет бензина и электроэнергии. Ты понимаешь, что спортивная жизнь талантливых детей может быть загублена, потому что сейчас что-то меняется в политике. Это недопустимо. Поэтому я уехала. Первые восемь лет я не работала ни с одним американцем, да и вообще ни с одним иностранцем. Это только в последние два года я трудилась с японцами, американцами, французами, итальянцами. Большую часть времени работала только со своими.

И работала неплохо, потому что с меня и моих спортсменов не брали денег за лед. Давали по много часов — я начинала с семи утра и каталась до 16. Это было каждый день кроме субботы. В этот день мы катались только час — с шести до семи утра. Могли кататься и ночью, у меня были ключи от дворца. Мне заливали лед и оставляли свет. Не на полную мощность, потому что это уже стоило денег.

— Был ли страх перед поездками за границу в советское время? Наши делегации за границей ходили по пять человек.
— Нет, у меня страха не было. Я не собиралась оставаться нигде. Почему должен быть страх? Да мы ходили пятерками. Но мы ходили, знаете куда? Из двери в автобус. Ехали на каток. Тренировки по два раза в день, а иногда ведешь по два вида. Поэтому целый день на автобусах разъезжаешь в разные стороны.

— Насколько я знаю, папа вас называл «антисоветчицей»?
— В домашних условиях, да.

— А за что?
— За то, что моя подруга Марина Неелова (советская и российская актриса. — Sport24) сказала, что она не хочет играть Зою Космодемьянскую.

— Я думал, за то, что вы с сестрой читали запрещенную литературу.
— Нет, мы это ему не показывали. Он этого не знал. Потом Галя (сестра Тарасовой. — Sport24), когда началась перестройка, подсовывала ему потихонечку книжки. Он человек умный, читал. Но делал перерывы, потому что с сердцем было плохо.

— Промотал ваше интервью с Дмитрием Гордоном. Там от вас была такая фраза об отце: «Советская власть сломала ему жизнь».
— Да, честно.

— Вы имеете в виду партийную номенклатуру или то, что ему занесли смертельную инфекцию в больницу.
— Я имею в виду то, что в 54 года его отправили на пенсию. Понимаете, у него был запрет на профессию. Вот и все. Вот, что я имею в виду. Я уже не говорю о том, что потом занесли смертельную инфекцию. Это уже детали. А убили его в 54 года.

После чего он «Золотую шайбу» (юношеский турнир. — Sport24) придумал, и чего только не придумал. И не взяли на матч, который состоялся с его подачи. 10 лет работал над тем, чтобы мы играли с профессионалами. Помню момент, где его подвели к Брежневу, а до этого к Хрущеву. И они говорили: «Если считаешь, что выиграем — играй».

(t-tarasova.ru)
t-tarasova.ru

«Тутберидзе — лучший тренер мира»

— Если говорить о нынешней власти. Все у нас хорошо сегодня? Или мы все чаще оборачиваемся назад и вспоминаем о том, как там было?
— Я туда не оборачиваюсь. Теплые воспоминания [о периоде СССР] есть. Это же моя молодость. Но я не политизированный человек.

Знаете, жить под замком очень тяжело. Михаил Горбачев принес нам большую свободу. Свободу мыслей и свободу передвижений.

— В последнее время наблюдается бодание между академией Плющенко и школой Тутберидзе. Что думаете по этому поводу?
— Школа Тутберидзе — школа высшего спортивного мастерства. Эта школа, которая приносит медали на протяжении уже многих лет. Это работа фантастическая, фантастическое сочетание тренеров. Я думаю, что она (Тутберидзе. — Sport24) сейчас является лучшим тренером в мире. А Женя — начинающий тренер. Надеемся, что у него все сложится.

Подписывайтесь на ютуб-канал Фигурка и смотрите самые интересные видео о фигурном катании