logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Тутберидзе вдохновляет тренеров по всему миру». Канадский комментатор Тед Бартон — о российском фигурном катании

Главный эксперт по фигурке дал интервью Sport24.

Другое
17 марта 2020, Вторник, 09:00
instagram.com/ted.barton.75 / Евгений Семенов, Sport24

В 80-х годах Тед Бартон был достаточно неплохим фигуристом и однажды даже выиграл чемпионат Канады и выступил на мировом первенстве. Но известен он не этим: в последние несколько лет Бартон комментирует все этапы юниорского Гран-при, включая финал серии.

Трансляции с Тедом доступны всему миру. Правда, фанаты фигурного катания ценят их еще и по другой причине: канадский комментатор умеет подобрать хорошие слова, чтобы описать даже самое неудачное выступление. А если прокат получился, то Бартон и вовсе не скрывает своих эмоций, каждый раз подчеркивая талант фигуристов.

В этом сезоне Тед не остановился только на юниорских этапах Гран-при — Первый канал пригласил его комментировать чемпионат и первенство России. Впервые зрители со всего мира смогли посмотреть крупные российские турниры и познакомиться с менее известными фигуристами нашей страны.

Sport24 встретился с Тедом Бартоном и поговорил с ним о пятерных прыжках, квадах в короткой программе у женщин, Этери Тутберидзе и других перспективных российских тренерах, а также о том, почему он считает Елизавету Туктамышеву и Евгению Медведеву выдающимися фигуристками.

— На чемпионате России и первенстве среди юниоров, вы комментировали все виды. Как вам?
— Вообще, я был очень удивлен и польщен приглашением Первого канала. Я даже подумать об этом не мог. Мне выпала большая честь приехать в Россию и стать частью команды, которая впервые делала трансляцию чемпионата России для всего мира. До этого никто в мире не мог наблюдать за российскими национальными соревнованиями, да еще и с комментариями на английском в прямом эфире.

Я был в России уже раз семь или восемь. Я люблю эту страну, она очень изменилась с начала 80-90-х годов. Приехать сюда — честь для меня. Люди были очень дружелюбными и гостеприимными. А катание… Я думаю, россияне не совсем понимают, что есть у них в стране. Они всегда наблюдали за прекрасным катанием, но сейчас это нечто выдающееся. Поэтому для меня было честью не только приехать, но и своими глазами все это увидеть.

— Действительно ли российское фигурное катание так популярно в мире, например, в Северной Америке и других странах?
— Теперь да. Раньше мир видел только некоторых российских спортсменов, которые приезжали на соревнования. И все. Они не видели того, что происходит внутри страны, они могли заметить только немногих фигуристов, которые выступали на международном уровне.

Бывали и другие времена, когда российские спортсмены были не так сильны и показывали не лучшие результаты. Поэтому международной аудитории было не так интересно, что происходит на национальном уровне. Но в последние семь-восемь лет российское фигурное катание доминирует, на юниорском уровне уж точно, а теперь укрепляется и среди взрослых. Все теперь удивляются: «Боже! Что же происходит в России?» И тут благодаря Первому каналу были открыты двери, и люди со всего мира получили возможность посмотреть чемпионат России. В Канаде мы всегда так делаем, но для другой страны показать всем остальным национальный чемпионат было большим шагом. Я считаю это заслугой Первого канала и думаю, что мир действительно наслаждается этим.

— Изменились ли просмотры трансляций до вашего приезда в Россию и после?
— Все, что я знаю относительно чисел — это то, что чемпионат России в Красноярске собрал более 25 миллионов зрителей (в прямой трансляции по телевизору, не с моими комментариями). Онлайн с комментарием на английском языке нас смотрело более миллиона зрителей по всему миру, что очень хорошо. Столько же собирает сейчас за неделю юниорский финал Гран-при, а здесь речь о чемпионате одной страны.

В Саранске — вы знаете, я работаю с электронной почтой — я получил сообщения от людей из Малайзии, Бразилии, Чили, США, Чехии, Гонконга, со всего мира. Все они смотрели Первенство России, чего раньше не могли сделать. Это лишь начало открытия дверей. Мир будет следовать по этой траектории. Сообщество уже заворожено российскими фигуристами. Это отличная история.

— Вы побывали в Саранске и Красноярске. У вас были милые или забавные истории в этих городах и в России в целом?
— Не милые, но… Я был несколько шокирован в Красноярске фанатами, которые пришли поблагодарить меня, хотели сфотографироваться. Я же просто немолодой мужчина из Канады. Я не являюсь кем-то особенным. Фигурное катание было моим спортом, моей любовью, моей страстью и моим миром в течение всей жизни. Во время юниорского Гран-при я не очень понимал, какое влияние мы оказываем на мир. Выбранный нами подход очень позитивен. Это же юные спортсмены! Мы должны им помогать. У них бывают хорошие и плохие дни, и мы должны радоваться за них в хорошие дни и поддерживать в плохие. Будь честен, будь добр, будь уважителен — это наш подход, и я не знал, что это так хорошо приняли. Удивительно, что люди пришли лично поблагодарить меня. Я не знаю, милая ли это история, но для меня она как минимум очаровательна.

(Евгений Семенов, Sport24)
Евгений Семенов, Sport24

— Вы видели этот баннер? Вы знаете, кто его сделал?
— Да, видел! Не знаю. Кажется, я встречал этого человека, но не знаю его имени.

— В российской соцсети ВК есть группа «Figure skating headcanons», которая подготовила этот баннер. Они же делали цветочные венки для фигуристов и их тренеров на различных соревнованиях, видели их?
— Да. Это очень красиво. Я частично поэтому и был шокирован. Когда мы поехали в Челябинск, мне передали флаг от фанатов. Конечно, не мое фото в сердечке, но что-то очень приятное. Интересно, что мы просто хотели сделать что-то правильное, сделать спорт общедоступным в любой стране мира, заворожить и очаровать людей прекрасными спортсменами. Такова моя миссия. Я не хотел, чтобы эта история была обо мне. Я хотел, чтобы это было о них. Поэтому это было слегка неловко, но очень мило.

— Мы видели ваше видеоинтервью с участниками из Индии. Думаю, на них очень повлияло то, что они смогли рассказать свою историю. Вы знаете еще похожие истории?
— На самом деле, есть одна, про другого индийского фигуриста. Это было в Японии, в Йокогаме, в 2016 году. У этого спортсмена был довольно низкий уровень катания, он только делал аксель на соревнованиях, но всегда улыбался.

Японские спортсмены носились туда-сюда, и некоторые люди были огорчены, что не могут с ними соревноваться. А он был очарователен. Когда он вышел со льда, японцы похлопывали его по спине. Это были товарищество, гуманизм и спортивный дух от удивительных атлетов, которые поддерживали этого парня, который всего раз в месяц мог кататься на катке, а остальное время тренировался на роликах.

Это, наверное, один из самых трогательных моментов на юниорском Гран-при для меня. Сейчас я понимаю, что речь, конечно, не только о хорошем катании. Но и о гуманности, стараниях молодых людей заниматься их любимым делом, о поддержке от нас, взрослых, о воодушевлении. Они знают, что хорошо и что плохо, и сами понимают, что откатали не очень хорошо. Нам не нужно делать еще хуже. Так вот, тот индийский спортсмен, я не помню его имени и не смог бы его произнести, так как оно очень длинное, — был очарователен.

— Вы уже упоминали, что комментируете чемпионат Канады. Можете сравнить его с российским чемпионатом? Я понимаю, что сейчас он может быть не так популярен, потому что многие великие канадские спортсмены завершили карьеру после Олимпиады. Как обстоят дела?
— Это так. Мы живем в реальности после Олимпийских игр в Пхенчхане, где Канада завоевала золото в командном турнире. Патрик Чан, Меган Дюамель, Эрик Рэдфорд, Кейтлин Осмонд, Тесса и Скотт, конечно, они прекрасны — это была моя любимая команда. Канада тогда была тем, чем является сейчас Россия. Особенно на юниорском уровне. Спорт потерял лучших, и всех в один день.

Мы сейчас в процессе восстановления. Вспомним Олимпиаду-2010, где Россия не показала хороших результатов, кроме серебра Евгения Плющенко. Это была фаза перестройки, когда многое менялось. Иначе распределялись лидерские позиции, но у России был план. С 2010 года и по наше время этот план показывает отличные результаты. Вернемся к Канаде. Мы сейчас в фазе перестройки. Нам нужно включить перемены в свой план, потому что сам спорт изменился. Российские фигуристки, американцы, японцы изменили спорт. Мы должны решить свои проблемы, чтобы поспеть, и сейчас находимся в этом процессе. У нас все еще есть отличные спортсмены — их не так много, но подрастают юные таланты. Пока что не будем об этом. Дадим им развиться.

— А зрители в Канаде? Они сейчас заинтересованы в фигурном катании?
— У нас большая аудитория онлайн. Мы очень постарались и сделали онлайн-трансляцию чемпионата Канады доступной по всему миру. Мы были первой страной, которая это сделала, и это был большой успех. С телевидением несколько сложнее. Послушайте, в России живет 180 миллионов человек, это самая большая страна в мире по территории. Мы — вторые по площади. И у нас всего 37 миллионов человек! Это же почти население Москвы, да? (Смеется). Вот и все, что у нас есть. У нас нет человеческих ресурсов, как у России и США, поэтому для нас это немного сложнее.

— А какова реальная аудитория на катке на чемпионате страны?
— Все не так плохо, около 4-5 тысяч. Не совсем так, как у вас. И несравнимо с тем, сколько мы собирали во времена Курта Браунинга и Элвиса Стойко — 17 тысяч. У нас были хорошие времена. Мы понимаем Россию сейчас, потому что мы были на ее месте. Когда СМИ только о нашем спорте и писали. Когда фигуристы были настоящими знаменитостями. Когда на чемпионат Канады приходили смотреть 17 тысяч человек. Когда телеканалы конкурировали между собой за право трансляции. Мы надеемся вернуться к такому положению. Но пока что мы еще не там.

— Теперь о текущей ситуации в фигурном катании. Сейчас, наверное, все спортсменки хотя бы раз пытались исполнить ультрасложные элементы, такие как тройной аксель или четверные прыжки. Девочки Тутберидзе задали этот тренд. Теперь другие спортсменки пытаются ему соответствовать. Не думаете ли вы, что когда эти девочки завершат карьеру, то и квады уйдут?
— Я не уверен, что правильно понял вопрос, но должен сказать следующее. В первую очередь я должен отдать должное всем российским тренерам, но работа, которую проделывают Этери Тутберидзе, Сергей Дудаков и Даниил Глейхенгауз, а также их тренерский штаб, просто невообразима. Можно иметь одного хорошего спортсмена, двух, но у них все атлеты показывают невероятный уровень. Я имею в виду не четверные прыжки (они хороши), не тройные аксели (это отлично), не прекрасные прыжки и вращения. Программы сами по себе замечательны, нравятся ли они вам или нет, но детали, навыки катания, интерпретация, которой их учат в таком юном возрасте — это поразительно! И так с каждой фигуристкой. Они могут плохо откататься и оказаться на пятом месте, но работа, которая проделывается в этом тренерском штабе, просто невероятна.

Есть и другие замечательные российские тренеры, за подопечными которых я вчера наблюдал — я посмотрел выступление 18 юниорок. У каждой из них в программе есть каскад тройной флип-тройной тулуп или тройной лутц — тройной тулуп. Не у одной из них, а у всех восемнадцати! Несмотря на то, что есть группа лучших, хороши все. Одни хороши, а другие очень хороши.

Они молодые и маленькие, и они будут расти и становиться девушками. Мы никогда раньше не наблюдали этот процесс роста в ситуации, когда девочка уже умеет прыгать четверные. Это новый тренд, ему не больше трех лет. Саша Трусова в Брисбене впервые исполнила четверной прыжок в таком возрасте. Как они справятся с процессом роста, покажет время. Это зависит от того, какой психологический и физический подход будет использован, но я верю в возможность тренеров и родителей, да и самих спортсменок, справиться с этим процессом и продолжить свою красивую работу.

— На юниорском Первенстве России 17 из 18 спортсменок получили бы технический минимум для участия в чемпионате мира. При этом на чемпионате четырех континентов таких фигуристок было всего 12.
— Да, это замечательный результат. Я не хочу сказать ничего плохого, но это национальное судейство, и баллы ставят немного выше, чем на международных соревнованиях. Так происходит и у нас в Канаде. С этой оговоркой я верю, что выставленные технические оценки соответствовали тем элементам, которые я наблюдал. Но даже без национального судейства девушки бы получили техминимум на чемпионат мира. Это блестяще.

— Как вы думаете, через пять лет квады и тройные аксели останутся в женском фигурном катании?
— О, это очень хороший вопрос. Мы не знаем, и это интересно. Послушайте, фанаты, любящие этот спорт. Следите за этой тенденцией в течение следующих нескольких лет, наблюдайте за этими молодыми девушками и парнями в процессе их взросления. Они пройдут через пик своей карьеры и будут преодолевать трудности, потому что их тело меняется, оно иначе ощущается, меняется координация. Затем они станут сильнее, более координированными, более взрослыми… Мы не знаем, что случится.

Евгения Медведева была прекрасна, потому что она привнесла что-то новое в спорт. У нее была стабильность, она не ошибалась в элементах, но у нее было и трогательное исполнение, которое раньше никто не видел. Она принесла в спорт что-то уникальное. И, разумеется, до сих пор приносит. Она растет, меняется, но все еще остается на высоком уровне. Так что же случится с девочками, которые прыгают четверные прыжки, тройные аксели — будь то японки или россиянки? Посмотрим. И за этим будет интересно наблюдать. Мы надеемся на лучшее: для них как для людей и для спорта.

— Вы верите в пятерные прыжки?
— Да. Если вы посмотрите на то, что происходит на льду, фигуристы используют скорость, быстроту отталкивания, эффективность захода во вращение. У некоторых в квадах остается много времени. Я верю, что однажды будет преодолен рубеж в пять оборотов, но, вероятно, этого уже не застану. Это в природе человека — стремиться к тому, что еще никогда не делалось. Это просто то, какие мы есть.

— Вы сейчас находитесь на юниорском чемпионате России и видите, что группа Этери Тутберидзе сейчас доминирует. Но, возможно, вы увидели команды других тренеров, которые могут составить им конкуренцию?
— Разумеется! Сегодня была молодая леди не из группы Этери, которая исполнила четверной прыжок. И мы могли видеть других тренеров, которые видели это и сделали такие лица, по которым стало понятно, что они тоже не собираются останавливаться: «Мы побьем это!» Они работают над этим. Это хорошо для спорта и это дань уважения Этери, нравится вам это или нет, и ее команде за проделанную работу. Она вдохновляет новое поколение тренеров в России и за рубежом, говорю вам. Во всем мире смотрят на нее, на ее тренеров и спортсменов и говорят: «У них есть две руки, две ноги и голова, как у наших детей. Почему мы не можем так же?» В истории всегда так: есть лидер, есть люди, которые следуют за ним, а есть те, кто бросает лидеру вызов. Такова жизнь.

— Единственная спортсменка, кто в короткой программе исполнила тройной аксель, была не из группы Тутберидзе. Ее тренирует Сергей Давыдов.
— Сергей Давыдов проделывает невероятную работу. У него четыре девочки на этом соревновании, они очень хорошо справляются. Разница между первым и последним, восемнадцатым, местом (в короткой программе) не очень большая. Я имею в виду навыки катания и сложные элементы, они все их делают, но некоторые качественнее. Нельзя говорить, что остальные тренеры плохо работают, это не так. В будущем они будут еще лучше.

— В прошлом году при комментировании вы восхищались навыками катания Алены Косторной. Говорят, что сейчас она теряет их, потому что больше занимается прыжками. Что вы думаете?

— Совсем нет. Я бы сказал, что катание Алены Косторной, как и прежде, ангельское. Просто прекрасное. У нас нет столько времени, чтобы описать, почему она настолько хороша. Каждая деталь, каждая маленькая нота, каждое небольшое движение руки. Тройной аксель прекрасен, и остальные элементы, конечно, тоже всегда хороши. Она связывает себя с музыкой. Другие девочки смотрят на это и понимают: «Это то, что нужно, чтобы ее победить». Она движет фигурное катание к сочетанию сложных элементов и артистизма. На каком бы уровне ни были топовые спортсменки, всегда есть те, кто хочет достичь их ступень. И это хорошо для развития спорта. Я не думаю, что тройной аксель стоит ей всего. Его добавили к технике, и, очевидно, она все еще невероятно изысканная фигуристка.

— Что думаете о Саше Трусовой? У нее, похоже, начались ментальные проблемы из-за потери стабильности.
— Нет. Саша пыталась сделать сколько, 4 или 5 квадов? Даже Юдзуру Ханю и Нэтан Чен с множеством четверных ошибаются, а они мужчины. Это вопрос времени. Будьте терпеливыми, позвольте Саше спокойно работать и понимать, что она сможет сделать под давлением. Она адаптирует свою программу и улучшает все свои навыки, чтобы выполнить квады. То же и с Щербаковой. Много людей о ней говорит. Она тоже прекрасная фигуристка. Отличное сочетание того, что умеют Алена и Саша. Здесь так много замечательных фигуристок, сложно сфокусироваться только на них. Однако они пришли от юниорских побед к взрослым.

— Алина Загитова временно приостановила свою карьеру. Как думаете, она вернется в профессиональный спорт?
— Алина — олимпийская чемпионка и чемпионка мира. Я видел ее в Сен-Жервене, когда она победила, на втором этапе Гран-при она стала третьей. Она выиграла все, что можно. Она была лучшей, представляя свою страну на высочайшем уровне. Алина Загитова — невероятная российская спортсменка. Какой будет ее жизнь? Такой, как она захочет. Она сделала все, что могла, чтобы страна ей гордилась. Ее выбор — это ее выбор. Будь то возвращение к соревнованиям или продолжение пути в других сферах. Я ничего не имею против. Она сделала свою работу и заслужила выбрать, что хочет.

— На недавней пресс-конференции ФФККР Александр Горшков упомянул о предложении разрешить четверные прыжки в короткой программе у женщин, которое было отклонено техническим комитетом. Федерация аргументировала свое предложение тем, что существует тенденция уравнивания прав мужчин и женщин. Решение об отклонении было правильным?
— Не знаю. У меня есть свои мысли по этому поводу. Но я оставлю это тем людям, которые имеют право принимать решения. Разница по технике между мужским и женским катанием сокращается. Как мы должны с этим поступить? Мы говорим о равенстве в жизни для всех людей. И с этой точки зрения, возможно, все должно быть равно. Не хочу вдаваться в подробности. Посмотрим, что будет.

Мир меняется, потому что его меняют спортсмены. Они рушат стереотипы, делают невозможное. Именно они показывают, куда надо двигаться. Мы же хотим, что спортсмены были в безопасности, чтобы у них все было хорошо как в физическом, так и в психологическом плане, но мы не хотим их ограничивать. Нужно дать им возможность совершенствоваться. Сложная ситуация, в которой переплетено множество разных вещей.

— А вы сами хотели бы увидеть четверные в короткой программе у женщин?
— Да, конечно. У меня нет никакого предвзятого мнения насчет квадов у женщин. Они же могут их делать. И не только молодые девушки. Возьмем, например, Елизавету Туктамышеву. Только посмотрите, что она сделала. Для меня это вообще один из самых выдающихся случаев, которые вообще когда-либо происходили. Елизавета как будто подумала: «Ну, похоже, мне нужно делать четверные». И она их выучила. Так что не стоит говорить, что только маленькие девочки могут исполнять элементы ультра-си. Туктамышева ведь сделала. И доказала более старшему поколению, что это возможно. Она вдохновила их. То же самое можно сказать и о Евгении Медведевой. Она же тоже работает над четверным сальховом. Почему? Потому что Женя знает, что, возможно, его исполнит. Это прекрасно.

— А что вы думаете про шутку Филиппа Херша о том, что Канаде стоило бы натурализовать ту же Елизавету Туктамышеву? Вообще, возможно топовому фигуристу вот так просто поменять страну, за которую он катается?
— По-моему, вообще не стоит так рассуждать. Я канадец и всегда им был. Но когда я приезжаю, например, в Россию, я перестаю просто быть гражданином Канады. Мне без разницы, из какой страны тот или иной фигурист. Мне просто хочется за ними наблюдать, они все потрясающие. Когда я вижу тех же восемнадцать спортсменов, которые выступают здесь в женском одиночном катании, то понимаю, что они могут представлять США, Пакистан, Индию или Японию, но мне все равно. Они прекрасные фигуристы. Точка. Так получилось, что они выступают за Россию, но вообще они просто потрясающие спортсмены. Вообще, выступление за ту или иную страну — это сложная проблема. Не хочу об этом говорить, пусть решают другие.

— Смотрели танцы на чемпионате Европы? Что думаете на этот счет? Те результаты породили серьезные споры.
— В танцах всегда так. Когда есть несколько дуэтов примерно одного уровня, которые невероятно хороши, всегда назревает какой-то конфликт. Ведь во время выступления столько эмоций, страстей, что некоторые детали (которые как раз оценивает техническая панель судей) просто размываются. Если кто-то совершает какие-то маленькие помарки, тот проигрывает. Отсюда возникает разница. Это все настолько глубоко скрыто в самом прокате, что обычный зритель может этого и не увидеть. Я сам не могу разглядеть такие мелкие погрешности. А вот спортсмен всегда знает, когда он совершил какой-то недочет. А другие просто этого не замечают. Кода есть два дуэта, которые выступают наравне, то болельщики одного из них будут разочарованы, а те, кто поддерживает другую команду, будут невероятно счастливы. На следующем соревновании все может быть по-другому. И они просто рассказывают друг другу о том, что они сами считают неправильным или несправедливым. Но, в конце концов, обе пары прекрасны. Каждая маленькая деталь имеет значение. Для этого у нас есть судьи, есть техническая панель. Пусть они делают свою работу.

— То есть вы считаете Викторию Синицину/Никиту Кацалапова реальными соперниками Габриэле Пападакис/Гийому Сизерону?
— По-моему, это очевидно. Они же выиграли чемпионат Европы.

— Но раньше им не удавалось подобраться так близко.
— Может быть, у Синициной/Кацалапова получится выиграть у Пападакис/Сизерона еще раз, а может быть и нет. Все будет зависеть от конкретного старта. И вообще от множества других вещей. От публики на трибунах, от судейского состава, от самочувствия спортсменов. Все имеет значение — особенно техническая часть, но и эмоциональная тоже. Хочу еще немного добавить. Давайте оставим девушек и поговорим о юношах. Их вчерашние прокаты заставили меня поверить в то, что у России прекрасное будущее в мужском одиночном. Между юниорским и взрослым уровнем большая разница, но я увидел множество талантов в российской сборной. Конечно, их всех еще ждет длинный процесс, когда молодые люди будут расти, причем с разной скоростью, но то, что в России реально много талантливых юношей — это несомненный факт. Не стоит фокусироваться только на девушках. Без вопросов, они превосходны, но я думаю, нас всех ждет какой-то сюрприз в мужском одиночном катании в ближайшие годы.

— И про кого же вы?
— Я не буду говорить, про кого я (смеется). Просто потому, что это не один человек, а несколько. А они еще и вырастут. Мужчины вообще могут удивлять. Конечно, можно сказать: «Нет, вот этот так себе, а вот этот потрясающий», — а потом все перевернется с ног на голову. Юноши станут сильнее, и все может поменяться. Я бы сказал, пока что они слишком молоды, но талантливы.

Подписывайтесь на ютуб-канал Фигурка и смотрите самые интересные видео о фигурном катании