logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Мальчиков обсуждаем редко». Чемпионка России Щербакова — о жизни и работе в группе Тутберидзе

А еще о первом взрослом сезоне и восстановлении после перелома.

Другое
14 октября 2019, Понедельник, 17:05
Александр Мысякин, Sport24

Спортсмены группы Этери Тутберидзе продолжают всех побеждать. Два года назад Александра Трусова и Алена Косторная выигрывали практически все старты на юниорском уровне, в прошлом сезоне к ним присоединилась Анна Щербакова. Аня владеет четверным лутцем и в этом году является одним из главных фаворитов в российской сборной.

Фигуристка уже успела выиграть свой первый взрослый турнир — «челленджер» Lombardia Trophy. Перед началом сезона Аня дала интервью Первому каналу, в котором рассказала о своих первых шагах в фигурном катании, переломе и тренировках четверных прыжков.

О начале карьеры

Я занимаюсь фигурным катанием с трех с половиной лет. Помню, старшая сестра тоже каталась, и как-то раз мама принесла мне коньки и сказала: «Ну, выйди на лед, попробуй». Я выхожу, меня берут за ручку, а я думаю: «Зачем? Я сама пойду, и все сразу получится». Встаю на лед и сразу падаю, поднимаюсь, думаю — случайность. Опять пробую, опять падаю. Так что первый раз для меня было шоком, что все не так просто, как кажется со стороны.

Переломной точкой был переход к Этери Георгиевне, до этого для меня это было развлечение. А потом поняли, что это не просто так, что я хочу и люблю этим заниматься, это уже будет профессионально.

О расписании дня

Утром встаю, иду в школу на 1-2 урока. На переменах пытаюсь найти учителей, к которым не попадаю, сдаю или получаю задания. Учителя идут навстречу, помогают, объясняют. Дальше меня отвозят на каток, у нас разминка или хореография, потом лед, растяжка, перерыв. В перерыве, если это выходной, я свободна, если нет, то занимаюсь с репетиторами. Потом снова разминка или хореография, лед, заминка. Приезжаю домой — снова репетитор, если не выходной. Вечером уже тяжело. Но, на самом деле, если так проходит каждый день, то уже втягиваешься.

О поддержке родителей

Мама в целом помогает, а папа с физикой, ее обычно делаем вместе. Потому что если пропускаешь уроки, то самому очень тяжело понять, а он хорошо разбирается.

Биология нравится. Когда проходили анатомию человека, было очень интересно узнавать, как все работает, насколько это сложно внутри устроено. Вроде на своих ощущениях все знаешь, а тут рассказывают, что и почему. И все встает на свои места.

Мама ездит со мной на все соревнования. Очень нервничает, когда я прокатываю программы, поэтому она не смотрит. Первой я ей всегда звоню или пишу после старта, но чаще все-таки она узнает результаты раньше. Мама очень долго разбиралась, но сейчас она выучила все прыжки, и я могу сказать, что она разбирается почти во всем. Прыгать она меня не учит, но я считаю, что это хорошо, потому что на тренировках есть тренер.

Об общении внутри группы

Внутри группы общаюсь со всеми, потому что много тем для разговоров, мы всегда вместе. Довольно часто говорим о фигурном катании, какие новости, что на тренировках. И все-таки мы все девочки почти одного возраста, бывает, о чем-то отвлеченном разговариваем. Школу тоже, кстати, обсуждаем, кто что сдал. Друг друга всегда воспринимаем как друзья. У нас нет такого, что кто-то лучше, кто-то хуже.

— Вы обсуждаете мальчиков?
— Ну, редко. Как-то нет особо. (Смущается.)

О первой поездке в Японию

Прошлым летом я впервые была в Японии. Фигурное катание там очень популярно, прямо на улицах узнавали.

У меня теперь уже два разных кимоно есть, точнее, две юкаты — это летний вариант. Там много всего надевается на пояс. Какие-то завязочки, полотенца, пластины пластмассовые. Ты просто встаешь, а вокруг три человека десять минут бегают и обматывают тебя, поэтому самой точно никак не получится надеть.

Подарили очень много подарков, после каждого шоу мы выходили с гигантскими пакетами. Это очень приятно. Фотографии распечатывают, вырезают и большие открытки делают. Кто-то сделал для меня целый альбом, там фотографии с семьей, короткая программа, произвольная. Все это очень красиво, с наклейками, пожеланиями.

Мы и так поздно приходили после шоу, а я еще часа по три подарки разбирала, раскладывала, потом фотографировала, чтобы это все в кадр попало. Старалась выкладывать подарки, чтобы каждый мог найти свой, потому что после этого очень часто мне пишут, что рады, что до меня дошел подарок. Мы все рассчитали. Приехали с тремя чемоданами по 12 килограммов, уехали с шестью по 25 килограммов.

Всем фигуристам там очень нравится, в целом это как отдельный мир. Я очень хотела там побывать.

О влиянии отдыха на тренировки

Каждый раз перед отдыхом думаешь, что поскорее бы, а после задумываешься: «Зачем это все? Теперь так тяжело». Нужно и скользить снова начинать, вспоминать прыжки, на вращениях первое время голова кружится с непривычки. Мышечная память есть, но она очень короткая.

Даже если ты помнишь и думаешь, что сейчас зайдешь и сделаешь, то после первого прыжка понимаешь, что никаких ощущений не осталось. После первого прыжка удивляешься, что все не так легко, но страха нет, потому что понимаешь, что каждый день из года в год ты это прыгаешь.

О жизни в Новогорске

(Показывает свою комнату.) Живем вместе с Камилой Валиевой. Иногда собираемся вместе, играем в карты или фильм смотрим. У нас был мальчик в группе, который учил нас играть в покер.

Один раз, когда мне было совсем скучно, попросила маму привезти мне нитки, я пыталась игрушку связать. У меня есть тут игрушка Рилаккума, в Японии подарили.

(Показывает косметичку.) Тут очень много всего лежит. На самом деле, каждый день я особо не крашусь.

Об элементах ультра-си

Сейчас, когда намного больше девочек начинают прыгать четверные, понимаешь, что это не «за гранью». Мы начали пробовать уже давно, когда почти никто не прыгал, тренеры знали, что это будет нужно. Важно, чтобы мы понимали, что это норма, что этого не надо бояться. Такой же прыжок, который мы можем делать.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

Мы долго отрабатывали тройной, когда понимали, что уже можно [зайти на четверной], пробовали со страховкой. Это, наверное, самая важная часть процесса, у тебя есть возможность почувствовать прыжок, но при этом не бояться. Это действительно помогает, тебя могут чуть приподнять, удержать, направить.

Когда тренер, который держит удочку, говорит, что уже вообще ничего не делает, а просто едет с тобой для уверенности, тогда начинаем тренировать без удочки. Бывает, на удочке прыгаешь, и тебя вообще не держат, а один заходишь на прыжок, и что-то не так, что-то по-другому. Ко всему привыкаешь. Сначала это казалось невозможным, потом начали прыгать, казалось, что очень тяжело, потом натренировали, и кажется, что все возможно.

Если только начинаешь учить прыжок, то надо думать обо всех мелких деталях. Как мне сейчас сделать тройку, как я повернусь, куда руку, куда ногу. Если прыжок постоянно прыгаешь, тройные, например, когда все на автомате, то, бывает, думаешь о чем-то совершенно другом, когда заходишь.

Когда я захожу на четверной, то всегда контролирую скорость, думаю, как нужно сделать, чтобы все как на разминке. Понятно, что это сложнее, чем тройной, когда его делаешь, то абсолютно другие ощущения. После соревнований всегда смотрю выступления, со стороны это выглядит совершенно по-другому, не как по ощущениям.

Бывает, кажется, что все было плохо, какой-то прыжок был кривой, а потом смотришь, почти незаметно. Но бывает и наоборот. Меня всегда еще удивляет, если говорят: «Когда ты заходила на прыжок, было понятно, что ты его не сделаешь». Если это тренеры, то они хотя бы знают твои особенности. А когда кто-то со стороны, то думаю, как так, интересно, я до последнего думала, что все хорошо, ошибка в прыжке, а мне говорят, что на заходе уже видно было.

«p (infographics). »:https://sport24.ru/news/football/2019-10-14-domeniko-tedesko--novyy-glavnyy-trener-spartaka-pervaya-press-konferentsiya-tsorn-fedun-sostav-taktika-kapitan-bolelshchiki-pidzhaki

О переломе и восстановлении

Это было ужасно. Я понимаю, что для меня это опыт, но тогда было очень тяжело, потому что было начало сезона, готовились к выходу на международные соревнования, так долго этого ждали, четверной как раз запрыгала, хотелось показать. И тут ты понимаешь, что одно неловкое движение — и все.

Тяжело было и когда это произошло. Казалось, пошла бы и сделала по-другому. Потом понимаешь, насколько долго ты будешь сидеть и ничего не делать, очень скучаешь. Очень важный и сложный момент восстановления, когда тебе кажется, что все закончилось, и ты снова выходишь на лед.

О новом сезоне

Этот сезон будет сильно отличаться от предыдущих, все-таки я выхожу во взрослые. Думаю о том, что должна сделать я, чтобы быть конкурентоспособной, что улучшить, над чем нужно работать. Мы знаем, кто что умеет, и, понятное дело, никому не хочется отставать.

Это не значит, что я должна бороться и в жизни, вести себя более резко. Это абсолютно разные вещи. В жизни ты такой, какой есть, а на льду должен понимать, что такое спорт, что это не просто так, что ты работаешь ради чего-то. Нужно уметь переключаться.

Когда я начинала, то не думала, что это все для того, чтобы потом что-то выиграть, в целом мне и сам процесс всегда нравился. Но сейчас, понятное дело, все меняется, есть какие-то цели, соревнования, ты не только для удовольствия этим занимаешься. Это и ответственность тоже, если ты хочешь победить, то ты больше работаешь, учишь что-то новое, но на самом деле все потому, что это нравится.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0