logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Фигуристы знали, что я не сделаю плохо». Татьяна Тарасова рассказала о своей работе

А также о музыке в фигурном катании, спортивной карьере и «Кармен».

Другое
2 мая 2019, Четверг, 05:30
Getty Images

Татьяна Тарасова — самый уважаемый человек в российском фигурном катании. Под ее руководством выросло не одно поколение великих чемпионов, а к ее мнению прислушиваются до сих пор. Недавно Татьяна Анатольевна пришла в гости к Сати Спиваковой в программу «Нескучная классика» и подробно рассказала о роли музыки в фигурном катании, вспомнила о своей спортивной карьере, а также о постановках программ для своих учеников. Sport24 выделил самое интересное.

Какая музыка играла в детстве

Та, которую слышала на катке. На каток меня привели в 4 года. И там из рупора всегда играла музыка, в основном классическая.

Изначально я тоже каталась под классическую музыку. Но потом я посмотрела фильм «Серенада солнечной долины», на музыке из которого выросло целое поколение. Лично у меня этот фильм перевернул представление о том, какая музыка бывает. И под музыку из этой картины я выиграла юниорское первенство страны.

О своей карьере фигуристки

В 19 лет я получила травму, это была очень большая драма для меня. Потому что я не представляла себя не катающейся, не слышащей музыку. Но я не люблю смотреть, как я каталась. Мы многому учились сами, мы не знали хватов, ломали себе кисти, не знали, как сидеть на руке, делали тысячи подъемов, чтобы понять. Никто не говорил, как надо, мы делали так, как мы делали.

Отец не видел, как я каталась на ЧЕ и ЧМ. Ему было некогда. И никто на него не обижался.

На ЧЕ-1965 я выступала в платье, которое сшила и украсила сама, из папиного тренировочного костюма — джерси, чистая шерсть. Бабушка тоже кроила. На том турнире мы (с Сергеем Проскуриным) стали 6-ми из 24-х пар.

Почему тренеры должны выходить на лед в коньках

Я никогда не позволяла себе выходить на лед без коньков, сняла коньки только перед операцией позвоночника, когда мне было уже 60 лет. Это положено — кататься на коньках, я не понимаю, как сейчас молодые преподают без коньков. Это же более быстрое передвижение, ты едешь за фигуристом, говоришь с ним.

Единственный раз в моей жизни, когда я вышла не в коньках — я опаздывала на тренировку, но все равно должна была выйти первая. И я вышла в том, в чем приехала. А оказалось, что мой отец пришел посмотреть на тренировку, сидел наверху. В итоге, он не стал смотреть тренировку. Я поняла, что это — он, только когда папа спускался. Я вспомнила все, чего даже и не знала. Он спустился и прошел за моей спиной, не сказав ни слова. Я простояла, не поворачиваясь, он также не повернулся. Но дома был разборки. Мало не показалось никому.

О роли музыки в фигурном катании

В фигурном катании движения поставлены и подчиняются музыке. Элементы и суперэлементы ставятся абсолютно в музыку, потому что она увеличивает эффект их исполнения. Музыка делает элемент сложнее. Потому что если ты пришел на четверть секунды раньше — в начале программы все куда-то бегут, он может не получиться.

Когда я выбираю музыку, я действительно ее вижу. У меня возникают движения, они придумываются сами. Без музыки придумывать движения невозможно. Если ставить элемент, то ты ставишь его не под музыку, а в музыку. Ты делаешь специальные подходы, чтобы в это попасть.

О программах под «Кармен»

По частоте использования в фигурном катании «Кармен», конечно, на первом месте. Но иногда под нее проваливаются.

Я всегда хотела поставить «Кармен», эта музыка меня будоражила. Сначала поставила ее паре Бестемьянова/Букин, мы выиграли ЧЕ и ЧМ. Мне казалось, что их характеры подходят под эту музыку.

Почему не советовалась с учениками по поводу выбора музыки

Танцоры всегда очень обижаются. Не потому что я с ними не советовалась. Но я придумывала направления на каждый сезон. Когда приходила к какому-то решению и рассказывала им, я практически никогда ничего не меняла, они никогда не возражали. И это было правильно. Им сейчас может быть обидно, что они не были соучастниками. Но они были соучастниками, потому что это ставилось на них. И за месяцы, которые они катали программы, это уже становилось их, уже было абсолютно не мое. Они этого не понимают.

Мальчики — другое дело, мальчики были выдающиеся — и Илья Кулик, и Алексей Ягудин. Они говорили «Вот я — сам, берите меня всего, отвечайте за все». Они знали, что я не сделаю плохо. Танцоры — тоже, но когда они стали взрослыми, они стали обижаться, что не принимали участия в этом творчестве. Но они принимали — как исполнители.

В олимпийский сезон я поставила Илье Кулику программу под «Рапсодию в стиле блюз» Дж. Гершвина. Я ее хорошо слышу, она раскладывается у меня в голове на какие-то отдельные детали, мне хорошо под нее придумывается. Его олимпийская программа была настолько отрепетирована, что в Нагано он не сорвал ни одного прыжка.

Под какую любимую музыку так и не поставила программу

Есть музыка, на которую всегда хотела поставить программу — Симфония № 6 П. И. Чайковского. Но я не поставила ее, потому что у меня не было такой сильнейшей пары, которая могла бы передать весь трагизм этой музыки. У меня не было такого материала. Мне может хотеться многое, но я работаю с живыми людьми, я вижу возможности, которые в них можно развить. Да, музыка может раскрыть эти возможности, так и стараешься сделать. Но есть такая музыка, под которую нельзя упасть. Даже если это выдающиеся фигуристы, которые крутят четверные, они могут упасть. Но этого нет в музыке, они не должны сорваться. Такого у меня не было, это должно быть стопроцентно. Да, есть такая музыка, которая сильнее жизни.

Будь в курсе всего самого сочного и интересного в мире спорта, подпишись на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0