Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

«Тутберидзе — мягкий человек вне льда». Интервью Максима Ковтуна об Этери, Тарасовой и тачках

Четырехкратный чемпион России поговорил со Sport24.

Другое
29 апреля 2019, Понедельник, 19:00
Александр Мысякин, Sport24

Новость о том, что трехкратный призер ЧЕ Максим Ковтун завершает спортивную карьеру, ввела многих болельщиков в шок. Максиму всего 23 года, он действующий чемпион России, так ни разу и не принял участия в Олимпийских играх.

На следующий день после объявления своего решения Максим стал гостем программы «Фигурка» c Эммой Гаджиевой на Sport24, где после конкурсов на льду рассказал о соперничестве с Евгением Плющенко, шоу Этери Тутбреридзе, своей зарплате и дальнейших планах. Представляем текстовую версию разговора.

— Что успел сделать за сутки после объявления о завершении карьеры?
— Помыл машину, сходил в зал и в хаммамчик (хаммам — турецкая баня. — Sport24).

— Ты до фигурного катания занимался хоккеем, но потом…
— Не срослось.

— Не думаешь теперь заняться хоккеем?
— Поздно. Хотя в любительской лиге можно поиграть, мне это интересно, всегда нравилось. Я по-любому буду изучать что-то новое, что-то пробовать.

А когда играл, моему папе позвонили из одного местного клуба в Екатеринбурге и сказали, что я «очень талантливый ребенок». Я ведь уже давно на коньках стоял с моим навыком фигурного катания, был быстрее всех, быстро все схватывал, потому что мне было очень интересно. Но потом получилось так, что мы не могли себе этого позволить, все-таки фигурное катание и хоккей — очень дорогие виды спорта. На этом все закончилось.

— В какое-то время рэп занимал определенное место в твоей жизни. Сейчас слушаешь его?
— Я меломан. Все, что мне нравится, я слушаю, независимо от жанра. Даже больше появилось какого-то рок-н-ролла.

— Ты бы смог кататься под бит и что-то зачитать?
— Это такие вещи, несовместимые. Но могу поприкалываться.

Просто это — высшее мастерство, некоторые профессиональные рэперы не могут во время концерта зафристайлить, а я должен фристайлить, катаясь на коньках.

— Но ты же можешь.
— Тогда сразу меня на «Gazgolder».

Кстати, у Макса получилось очень классно. Смотрите видео!

— Ты завершил карьеру. Что дальше?
— Жизнь дальше идет. Сейчас надо будет сделать по красоте, что задумал. Естественно, на это уйдет много лет. Естественно, через год-полтора меня забудут, хайп пройдет.

— Почему тебя забудут через год-полтора?
— Потому что я не олимпийский чемпион.

— Но тебе нравится внимание со стороны прессы.
— Я просто спокойно себя чувствую в любом внимании, как рыба в воде. Даже при огромном количестве внимания я чувствую себя спокойно, не теряясь в этом. Может, из-за этого все держалось.

Я был действующим спортсменом — это одно, постоянный инфоповод. Что будет сейчас — уже другая жизнь.

— Ты уходишь из спорта, хотя ни разу не принял участия в Олимпийских играх, при том что ты — четырехкратный чемпион России. Это карма?
— Это я, Максим Ковтун. Тут нет логики.

Как сложилось, так сложилось. Могло быть вообще ничего. Я ценю то, что я имею, очень благодарен всевышнему за то, что у меня есть: возможности, амбиции, перспективы, время, много знакомств, связей, друзей, опыт. Это получено благодаря тому, как все сложилось. Может, эти вещи даже ценнее, чем Олимпийские игры.

— Ты искренне так считаешь?
— Да. Даже если выбирать: стать чемпионом ОИ и не реализоваться в дальнейшем жизни или наоборот — первое страшнее. А так вообще потрясная история получается.

Если бы я закончил год назад, до возвращения, тогда мне бы было внутреннее тяжелее, потому что чувство нереализованности было бы существенным. Вернувшись и попробовав работать как ненормальный псих и осознав, что я так не выдержу, что моих ресурсов уже не хватит, я понял, что сделал все, что мог.

Тогда мысль, что «надо было еще попытаться», посещала бы меня часто. Сейчас ее не будет. И в этом мое главное спокойствие. Считаю, что сейчас это самое важное.

— Оглядываясь назад, что бы ты поменял в своей карьере?
— Кто знает, что бы было дальше. Может, я бы стал в 2014-м олимпийским чемпионом в команде, закончил бы и, как вариант, ушел бы в загул. Что лучше? Чувство реализованности у меня, в принципе, присутствует, потому что я сделал все, что мог.

Конечно, если перемотать время, я бы все начал делать чуть раньше. Когда мы начали работу с Еленой Германовной (Буяновой. — Sport24) и Татьяной Анатольевной (Тарасовой. — Sport24), был постоянный момент опаздывания (чтобы стать лучшим в мире). Мне все время чуть-чуть не хватало — четвертый на мире, в финале Гран-при чуть не дотянул, еще где-то. Наверное, эти моменты я бы поправил.

Еще бы потщательнее выбирал людей, которым на тот момент доверял. Это тоже очень важно.

https://www.instagram.com/p/Bv_p9Q0FUO_/

— Были люди, которые направляли не на тот путь?
— Знаешь, я даже любил людей, которые этого совершенно не заслуживали.

— В период, когда о тебе говорили как о самом перспективном, жалели, что отправили не тебя, а Евгения Плющенко, ты мне напоминал наших футболистов, которые особых результатов не показывают, но при этом инстаграм пестрит всякими тачками и другими гламурными вещами. Сколько ты тогда машин сменил?
— За год сменил машин 10, наверное. Бывало, что покупал машину, неделю на ней ездил, она мне не нравилась, я ее просто сдавал и покупал новую. Я просто пробовал найти что-то свое.

Сейчас понятно, что это какая-то детская заносчивость, глупость, но даже в это время ничего бы не стал менять. Потому что это было по-своему крутое время, которое тоже нужно было пройти, чтобы многое понять.

— Тогда ходили слухи, что ты в месяц получаешь 500 тысяч рублей.
— Больше.

— Это спонсоры?
— Это и призовые деньги, и различные шоу, зарплаты с разных источников и т. д.

Это было предолимпийское время, в сочинскую Олимпиаду вкладывались очень хорошо. А я тогда показывал стабильные результаты, все время был в топ-3.

— В одном из твоих недавних интервью ты говорил, что долгое время расплачивался с долгами. Откуда долги с такой зарплатой?
— Я же тогда купил себе квартиру в Москве, почти в центре. Представляешь эти суммы? Дикие просто. Все деньги, которые я когда-то заработал, они были потрачены на нее. А дальше получилось так, что я чуть-чуть влез в долги.

— На днях Плющенко сказал, что «обо всем, что происходило на ОИ в Сочи, пусть расскажет Максим Ковтун». Что нам должен рассказать Максим Ковтун об ОИ в Сочи?
— Без понятия, что он имел в виду. Может, я чего-то не знаю, а он думает, что я в курсе каких-то событий. Как я знаю: я сидел на чемоданах, не едем — все.

— То есть ты не был в Сочи?
— Я был в Москве. Мы сидели на чемоданах, были готовы сорваться в любой момент. Я уже получил официальную экипировку Олимпиады. Но потом стало ясно, что мы никуда не едем.
В тот вечер я поехал к брату, он жил на окраине Москвы. И еще спустя какое-то время уехал в Екатеринбург. Это место, где моя душа спокойна. Первым делом захотелось отправиться к родным и близким. Вот и вся история.

Что касается той самой истории, то я знаю некоторые моменты, но их я точно никогда не буду рассказывать. Да, Женя? (Улыбается.)

(РИА Новости)
РИА Новости

— А так хочется узнать!
— Все уже в прошлом. Мы с Плющенко хорошо общаемся. Все уже забыто. Идем дальше.

— Ты вообще уникален в том, что на тебя невозможно злиться. Ты хорошо общаешься со всеми…
— Я тебе больше скажу. У меня хорошие отношения со всеми тренерами, с которыми я расстался. Например, я катался у Алексея Мишина. Меня просто просматривали, и я не подошел. Почему? Мне было всего 12 лет, и техника немного хромала. Я же все-таки с Екатеринбурга. Тогда решили не тратить на меня время.

Тем не менее с Алексеем Николаевичем у нас сохранились замечательные отношения. Потом Николай Морозов меня выгнал из своей группы, и через полгода я выиграл финал юниорского Гран-при. Уже с Буяновой и Тарасовой. Мишин ко мне подошел и тихонечко сказал: «Максим, ну, ты же помнишь? Я тоже с тобой работал». (Смеется.) Это была такая полушутка.
С Морозовым мы тоже хорошо общаемся.

— Но расстались вы не очень красиво. Тебя выгнали за неспортивное поведение…
— Меня выгнали непонятно за что. Но сейчас это уже не важно. Я не пытаюсь забывать плохие моменты, я просто не могу их вспомнить. В моей голове остается только хорошее. И это здорово.

Еще я хорошо общаюсь с Инной Гончаренко. Она может меня позвать на дачу, я могу приехать попить чай и пообщаться с ее мужем. С Буяновой прекрасно общаюсь, с Тарасовой.

— Насколько я понимаю, ты хорошо общаешься и с Этери Тутберидзе. Она тебя пригласила на свое шоу в качестве гостя. Расскажи, какой она человек вне тренировочного процесса.
— Во-первых, Этери Георгиевна в принципе очень крутой человек. Потрясающий тренер. Результат здесь говорит сам за себя. Я у нее не занимаюсь, и со стороны может показаться, что она иногда может быть весьма деспотичной на тренировках. Но она мягкий человек вне льда. Мне очень легко с ней общаться.

Шоу прошло прекрасно. Энергетика потрясающая. Еще одна особенность — куча детей и молодых людей. Ведь в основном на фигурные шоу ходит взрослая публика. Для них это как в театр сходить. А здесь были юные мальчики и девочки — искренние поклонники команды Тутберидзе. Поддержка была просто невероятная. Зал на три с половиной тысячи мест был заполнен так, что люди даже стояли.

— Елена Буянова в одном интервью сравнила тебя с персонажем из «Реальных пацанов». Она сказала, что если бы раньше посмотрела сериал, то ей было бы проще понять тебя. А ты бы с кем из героев себя сравнил?
— Если брать «Реальных пацанов», то я Коля Наумов. Он постоянно что-то хочет делать от души, но косячит.

— Поговорим о будущем. Ты хочешь быть тренером?
— Для начала мне надо окончить вуз. Сейчас я на третьем курсе. То есть в следующем году заканчиваю. Но я еще пойду на магистратуру. То есть это займет три года. Сейчас образование в приоритете.

Вообще у меня много интересных предложений. С июня по сентябрь занят почти каждый день. Все расписано.

Первое, что я хочу делать, — учиться, набираться опыта. Также Елена Германовна попросила меня помочь ей с одним мальчиком, немного работаю с ним в ЦСКА. Ему 15 лет. Изучаем с ним четверной сальхов и тройной аксель. Надо восстанавливать прыжки после травмы. В общем, работы там очень много.

А еще есть комментаторство, съемки, мастер-классы, сборы, шоу.

— А еще ты можешь стать постановщиком.
— Я не горю желанием ставить программы и не говорю, что буду величайшим постановщиком всех времен. Просто однажды я ставил сам себе номер. Когда я показал его друзьям, они сказали, что это лучшее, что я катал. Возможно, этот взгляд необъективен. Но я знаю своих пацанов, если бы это было «говно», то они бы так и сказали. Но они правда влились в это.

— Один из самых сложных моментов при завершении карьеры — сообщить об этом тренеру, который вкладывается в тебя, живет графиком твоих тренировок. Как в твоем случае это произошло?
— К этому все шло постепенно. В твоем вопросе это выглядит так, будто ты едешь на мотоцикле и резко проваливаешься в пропасть. На деле, мы просто аккуратно спустились с горочки. Не было такого, что сели и поговорили. Все само пришло к логическому завершению.

— А как с Татьяной Тарасовой?
— С ней чуть покруче была горочка. Но тоже не пропасть. Вообще я ей очень благодарен. Она вытаскивала меня из эмоциональной ямы после Чемпионата Европы. С Еленой Германовной они меня реанимировали перед Универсиадой.

— Ты получил очень много теплых слов после объявления о завершении карьеры, получился некий флешмоб в поддержку Максима Ковтуна. Сколько ты примерно получил сообщений за эти сутки?
— Наверное, 5-10 тысяч.

— Олимпийский чемпион Алексей Урманов сказал следующее: «Я считаю, что Максима Ковтуна вообще не следует обсуждать. Спортсмен не показал в своей спортивной карьере ничего. И заявления, которые делал, он никогда не оправдывал. Поэтому чего тут обсуждать. Ну, завершил и завершил». Тебе есть, что ответить?
— Да. Во-первых, я его очень сильно уважаю как спортсмена. Во-вторых, если он говорит, что не следует обсуждать человека, то тогда зачем это делать?

Тут каждый имеет право на свое мнение, у Алексея оно такое. У меня может быть свое мнение о нем, я тоже имею на это право. Только я бы сказал это в лицо, если бы что-то хотел сказать.

— Что самое смешное тебе писали в соцсетях?
— Был момент, что какая-то девочка мне отправила аудиосообщение, типа «у меня есть сестра, она хочет с тобой жить, приезжай, она готовит вкусно, фигура классная», полностью разрекламировала, адрес скинула, как ехать. Я в качестве прикола решил выставить это в историю.

— Что самое забавное тебе дарили болельщицы?
— Разных и странных подарков было много. Помню, на ЧЕ мне бросили лифчик, все поржали в раздевалке.

— Напоследок можешь обратиться ко всем своим болельщикам.
— Хочу сказать им огромное спасибо за такое внимание, поддержку, я это очень ценю, мне это очень приятно, очень воодушевляет и дает веру идти дальше.

И еще: так как я закончил и могу посмотреть на ситуацию со стороны, я хочу попросить всех российских болельщиков по-настоящему любить наших спортсменов. Не бывает идеальных людей, у некоторых что-то не получается, кто-то ведет себя не так, как вы бы хотели. Но любите их за то, что они делают правильно. А то, что у них не получается, старайтесь на это поменьше обращать внимание, потому что кто бы что ни говорил, все ребята про себя читают в интернете, переживают. Вы не можете себе представить, сколько вы придаете спортсмену сил, когда все вместе его поддерживаете.

Всех люблю, обнял, приподнял.

Будь в курсе всего самого сочного и интересного в мире спорта, подпишись на канал Sport24 в Яндекс.Дзене