Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

«Тутберидзе — мой авторитет. Такой же живой человек, как и мы». Интервью будущей русской звезды

Елизавета Худайбердиева о карьере, жизни вне льда и даже «Авангарде».

Другое
14 апреля 2019, Воскресенье, 11:10
instagram.com/lkhudaiberdieva_

Елизавета Худайбердиева и Никита Назаров шикарно провели свой последний юниорский сезон. На всех стартах они не опускались ниже третьего места, а на недавнем чемпионате мира стали лучшим российским дуэтом, завоевав серебро.

Вроде бы у фигуристов-юниоров в межсезонье появляется гораздо больше свободного времени, но у 16-летней Лизы все немного иначе: год назад спортсменка закончила экстернат, поступила в университет и сейчас получает высшее образование. Об учебе, планах на карьеру, Этери Тутберидзе и многом другом она рассказала корреспонденту Sport24.

— Осенью прошлого года вы говорили, что у вас с партнером грандиозные планы на этот сезон. Они реализовались?
— Да, так и было. После контрольных прокатов мы поставили цель: сделать свой максимум к концу сезона. Так как еще не было оценивания, мы не знали, кому уступаем и уступаем ли вообще.

Целью была победа на юниорском чемпионате мира. Мы взяли серебро. Казалось бы, провал, но если проследить за нашими результатами в сезоне, то это огромный скачок.

— Как вы воспринимали третьи места в Финале Гран-при и на первенстве России?
— Было очень обидно, но виноваты в этом только мы. Мы по-честному проигрывали ребятам элементами, а в финале очень и очень плохо провели официальные тренировки, а это 70% провала.

— Даже так?
— На официальных тренировках сидят все технические специалисты и судьи. Нельзя срывать, это сразу сказывается на GOE (надбавки за элементы. — Sport24) и уровнях. Даже если ты на старте выкатаешь дорожку на четвертый, но на тренировках стабильно делал по тем или иным причинам первый, дадут максимум второй.

— Но на ЧМ вы справились практически лучше всех.
— Да, как видите. (Улыбается.) Мы катались как в последний раз. По сути, это и был последний юниорский раз, последний шанс.

— Изначально вы занимались одиночным катанием. Какой у вас был любимый прыжок? Почему все же ушли в танцы?
— Не любила прыгать. Всегда тянуло на твиззлы, вращения и дорожки. Я получила КМС и поняла, что больше не хочу.

Лучше всего получался лутц, из тройных даже сначала освоила его, а только потом тулуп.

— Вы как-то сказали, что одним из мотивов вашего перехода именно в танцы на льду стал случайный просмотр произвольного танца Елены Ильиных и Никиты Кацалапова на Играх в Сочи. Как вы отреагировали на распад их дуэта?
— Да, так и есть. Мысли про танцы стали закрадываться после их «сочинского лебедя». Я была в восторге от красоты Лены и катания Никиты, влюблена, по сути. Хоть я еще и не была в танцах, когда они распались, но я отрицала и говорила, что распад их дуэта — провокация.

Следила за их карьерами. Верю, что Лена еще вернется в спорт, за Никитой и сейчас слежу. Если бы кто-то мне сказал пять лет назад, что я буду отдыхать в номере после банкета на финале Гран-при, изливать душу и слушать советы от Кацалапова — покрутила бы пальцем у виска. (Улыбается)

— Советы помогли?
— Я думаю, замотивировали. Много чего узнала, услышала. Никита очень мудрый и опытный. Не только спортсмен, но и человек! Вселил тогда какую-то уверенность в себе, я была очень недовольна собой и грызла себя изнутри. Расстроена не столько результатом финала, сколько проведенным стартом, потому что тренеры были недовольны. Мы же не только два проката катаем, а еще и тренируемся, что, как я уже сказала, важно не только здесь и сейчас, но и для будущего, то есть для оценивания на первенстве России и ЮЧМ.

Настрой на старт был не самым лучшим, обстановка не очень хорошая, вот и расстроилась. А старший товарищ пинка под зад ласкового, что ли, дал, даже не знаю. (Улыбается)

— С Никитой Назаровым вы катаетесь вместе уже три года. До того, как встать в пару, каждый из вас планировал чуть ли не закончить карьеру. Но всего за пять дней вы встали в пару и уже через два месяца после первых совместных сборов вы поехали на соревнования. В чем секрет? Удалось моментально найти химию?
— Ха-ха-ха, нет. Никакой химии.

Я очень целеустремленный человек, если бы не попали в сборную, я бы, наверное, убила себя. (Улыбается) Все сошлось просто, Никита хотел, и я хотела, и тренеры.

Я решила: времени нет, значит, пахать нужно в три раза больше всех. А я совсем ничегошеньки не понимала, не каталась еще ни с кем.

— Как вообще происходит процесс выбора музыки для программ, сходятся ли ваши с Никитой вкусы?
— Как правило, Никита со всем согласен. Что тренеры скажут, то катать он и будет. Я, конечно, рыпаюсь иногда, но и с тренерами, как правило, сходимся во вкусах. (Улыбается) В жизни же с Никитой мало общаемся, только на работе.

— У вашей пары уже есть спонсор. Как так получилось?
— Это знакомый Никиты, Роман, который просто услышал о всей нашей сложной ситуации и решил доложить об этом своим боссам. А те, благодаря Роману, выделяли нам денежную помощь.

Спасибо ему огромное за вклад. Если бы не он, ничего бы сейчас не было. Я была в критичном положении и не могла оплатить сборы и турниры серии «челлендж» самостоятельно, а ведь это подготовка к сезону.

— В этом сезоне в Балашиху переехал ХК «Авангард». Как сильно критично это сказалось на вашем тренировочном процессе? Думали ли над переездом, ведь «Авангард» остается в Балашихе и на следующий сезон?
— Нет, конечно, ни о каком переезде и речи не было. Конкретно к «Авангарду» никаких претензий, ребята там прекрасные, особенно массажисты и врачи. Они в сложный период сезона помогали Никите со спиной, мне — с коленями, абсолютно бесплатно, по-спортсменски и по-человечески. Скорее, обидно, что мы привозили хорошие результаты, а руководство ледового дворца на это закрывало глаза, иногда и вовсе время льда уменьшали.

«Авангард» вроде остается не только на следующий сезон. В принципе, да, это немного некомфортно, но не критично. Если сейчас все останется как есть — все будет хорошо, но вот если еще уменьшат количество льда — будем протестовать. (Улыбается.)

— А вообще следите за КХЛ? Болели специально против «Авангарда», чтобы клуб как можно быстрее уехал, а ваши тренировки стали бы вновь более-менее комфортными?
— Да ну, что вы! Разве так можно? (Улыбается.) Знаю, что Никита ходил не раз и не два с братом на игры, болели за «Авангард». Это действительно крутая команда.

Я же вообще чайник во всем хоккее. Как-то стороной игры обошла, мне очень далеко ехать до Балашихи из дома.

— Вы целый год катались в одной группе с Дианой Дэвис (дочь Этери Тутберидзе. — Sport24). Удалось стать подругами? Продолжаете общаться?
— На оба вопроса ответ «да». (Улыбается.) Ди — моя очень близкая подруга.

— А с ее мамой удалось немного пообщаться? Если да, то какая она в жизни?
— Я всегда считала, что Этери Георгиевна — мой авторитет. Когда узнала ее лично, зауважала еще больше. Такой же живой человек, как и мы, со своей семьей, прекрасной дочерью, работой.

— В одном из интервью вы говорили, что «чувствуете себя старше лет на 20». В чем это проявляется?
— Я с 12 лет «отвязалась» от мамы: сборы, соревнования, тренировки. В школу из восьми с половиной лет обучения ходила только полгода, остальное — экстернат. Рано сдала экзамены, в 15 поступила в университет.

В 12 лет я выросла. Сейчас объясню, что я имею в виду. Ты выходишь на лед и понимаешь: «так, сейчас надо себя заставить, это надо только мне, я иду к своей цели и жалеть себя не буду». А раньше: «ой, тренер не смотрит, покатаюсь по кругу», «блин, мама пришла на тренировку смотреть, только бы не ругались». Ко мне пришло осознание. К кому-то оно и в 20, и в 30 лет не приходит, а мне повезло. Побаловаться, поиграться в снежки уже давно не хочется.

Плюс за свои 16, как бы сейчас это пафосно и по-подростковому глупо ни звучало, психологически я очень много пережила. Особенно в последний год. Было очень трудно, много всяких проблем навалившихся. Какие проблемы могут быть в 16? Двойка? Неразделенная любовь? Не готов к ОГЭ? Мама пирсинг не разрешает сделать? Нет. У меня таких проблем не было и нет. У меня совсем другие, взрослые вещи. Но я даже благодарна, закалка хорошая. Быть сильным человеком — самая главная цель в жизни.

Два года назад надо было ехать на сборы, денег не было, у папы совсем трудное положение. Пришлось работать весь отпуск на подкатках, а иначе никак. Я, конечно, не вагоны разгружала, но фотографии с моря в инстаграме подруг и знакомых обижали. (Улыбается.)

— Как вы проводите время вне катка? На кого учитесь? Чем вообще увлекаетесь, помимо фигурного катания?
— Учусь в РГУФКе (университет физической культуры. — Sport24) на тренера, заочка. Просыпаюсь очень рано, в 4:45 утра. Как правило, тренировка с 8-8:30 до 14. Если это сессия — потом в универ до 20-21, если нет, то домой еду. Ехать долго, дома я часов в 16. Отдыхаю, к 20 часам хожу на фитнес с родителями, если совсем устала — отдыхаю. Так что да, фигурное катание — вся моя жизнь.

Естественно, иногда вижусь с друзьями, но тогда фитнес страдает. (Улыбается) К счастью или к сожалению, моя лучшая подруга Амина Атаханова живет в Питере. Видимся редко, но метко, аж до слез. Поэтому она не обижается, что я из-за графика не могу хотя бы раз в недельку повидаться.

— Вы ходите на фитнес с родителями?
— Ну, папа у меня спортивный человек. (Улыбается) Мама занималась художественной гимнастикой, отсюда у меня растяжка отличная. И нет, не гены, а мама в детстве тянула. От хорошей жизни в прошлом родители набрали вес. Но папа скинул 35 кг. Теперь поддерживает.

Вот и подарили мне абонемент в зал. На самом деле, это очень полезно. У нас же ОФП (общая физическая подготовка. — Sport24) не всегда, а так пошел, на эллипсе пошагал, пресс покачал, в планочке постоял, потянулся — и домой. (Улыбается.)

— Вы довольно активно ведете инстаграм, общаетесь с болельщиками. Как думаете, почему большинство фигуристов все-таки предпочитают закрытость в этом плане? Какие вопросы вам чаще всего задают?
— Я всегда отвечаю людям в директ. Очень часто пишут пожелания хорошие, удачи желают, говорят, что им нравится наше катание. Я всегда всех благодарю, не могу просто молчать.

Фигуристки, как правило, все активно ведут инстаграм, мальчикам просто не до этого. В сборной у нас есть прямо так называемые блогеры, у них все в одном стиле, красиво, со вкусом. Я же просто фотки с соревнований выкладываю, как яркие моменты жизни.

Популярные вопросы?

№ 1: «Вы такие милые с Никитой! Такая у вас химия в танце, сразу видно, что вы безумно любите друг друга не только на льду!»

№ 2: «Какие постановки на следующий сезон?»

№ 3: «Вы очень похожи на Мэдисон Чок». Вот этого я вообще не понимаю.

— То есть на все эти вопросы вы фанатов расстраиваете?
— Ну, наверное, не знаю. Я правду говорю, «мол, просто актеры хорошие, видимо, но спасибо». (Улыбается.)

— А про постановки и американцев? «Еще не время» и «да ну, что вы»?
— Ой, да. Ха-ха-ха.

А еще стоит мне выложить фото с кем-нибудь из американцев/канадцев, как сразу «ой, ты что, за Америку собралась кататься? Лиза, как же так, не надо!» Люди правда искренне так пишут, боятся.

Вот так вот. (Улыбается.)

— Бетина Попова и Сергей Мозгов сказали, что ни за что бы не отдали детей в танцы. А вы бы кому-то посоветовали ими заниматься?
— Нельзя ничего советовать. Разве так можно? Ты либо любишь и жить не можешь без этого, либо не любишь, и непонятно, зачем тогда занимаешься этим? Но это только мое мнение. Я абсолютный фанат, поэтому не равняйтесь.

Дети? Да, даже не знаю. Это сложно, дико сложно во всех смыслах, но лично мне от этого только приятнее. Тебе как бы каждый раз кидают вызов, справишься или нет.

— Тогда немного вернемся к началу. Вот вам не нравились прыжки. Разве не было вызова, мотивации?
— Нет. Потому что мне не нравилось, ну, не нравилось, и все. Знаете, может, я еще маленькая была. Не выросла, так сказать, вот и не хотела прыгать.

А может, Ильиных с Кацалаповым виноваты, не влюбилась бы я тогда в ту программу, может, сейчас блистала бы в одиночном. Но это маловероятно. (Улыбается.)

— Ну, и напоследок: оказавшись перед Яном Дайкемой (президент ISU. — Sport24), что вы ему скажете?
— Если бы я его встретила, сказала бы: «Спасибо вам за вашу работу, вклад в фигурное катание. За то, что продвигаете этот вид спорта и заставляете развиваться всех нас».

— Звучит как тост на свадьбе.
— На узбекской. (Улыбается.)

— А если на русской?
— Если на русской? А если смысл один и тот же, тогда и суть не меняется. (Смеется.)

Будь в курсе всего самого сочного и интересного в мире спорта, подпишись на канал Sport24 в Яндекс.Дзене