«Мой костюм стоил 75 долларов — один из самых дешевых в истории». Максим Траньков и его Олимпиада

Как футболка Armani и штаны Zara помогли выиграть золото Сочи-2014.

Другое
9 февраля 2019, суббота, 20:30
Getty Images

Соревнования спортивных пар всегда считались русским видом. Советские, а потом и российские фигуристы не проигрывали на Олимпиадах с 1964 года. Впечатляющую статистику испортил Ванкувер-2010. Тогда не получилось попасть даже в призы. Лучшими из россиян оказались Юко Кавагути и Александр Смирнов — четвертое место и больше 20-ти баллов отставания от чемпионов.

Чтобы исправить ситуацию к Играм в Сочи, в федерации фигурного катания были готовы на все. Так в 2010 году начался один из самых рисковых экспериментов. Нина Мозер, которую до этого знали только в узком кругу специалистов, решилась превратить украинскую партнершу Татьяну Волосожар (8-е место на Олимпиаде-2010) и строптивого партнера Максима Транькова (7-е место там же), сменившего к тому моменту 6 партнерш и 8 тренеров, в олимпийских чемпионов. Через год пара стала второй на чемпионате мира, а заодно — главной надеждой России в Сочи.

«В самом начале было несколько кризисных ситуаций с Максимом, — признает Мозер. — Он мне говорил — я же сложный, я это знаю. А я ему ответила — да, ты такой, но разве я тебя перевоспитываю? Нет. Я приняла тебя таким, какой ты есть. Он тогда ошалел. Выстраивать взаимоотношения всегда непросто, но зачем нервы друг другу трепать?»

Мозер с самого начала очень хорошо поняла Транькова. И прекрасно знала, когда на него можно надавить, а когда — лучше не спорить. Постановка программ для Сочи-2014 в этом смысле очень показательная история.

У Транькова давно была мечта — кататься под музыку из рок-оперы Эндрю Ллойда Уэббера «Иисус Христос — суперзвезда». Нина Михайловна изначально была против — Олимпиада в России, надо ставить что-то родное, русское, понятное и близкое публике. Споры продолжались несколько дней, но в конце концов Мозер сдалась.

За постановку программ в группе Мозер несколько лет отвечал Николай Морозов, в прошлом — тоже фигурист, но без выдающихся результатов. А вот карьера хореографа и тренера началась очень ярко. Накануне сезона-1999/00 он перебрался в Америку и присоединился к команде Татьяны Тарасовой. Олимпийский успех Ягудина в Солт-Лейк-Сити в том числе его заслуга. Именно Морозов придумал «Зиму» и «Человека в железной маске». Идею Транькова он тоже поддержал.

«У Коли была идея, как поставить, и музыка — дисков 15 разных исполнений, разных оркестров, — рассказывает Траньков. — Одно я знал точно — мы не будем идти по стопам Авербуха с Лобачевой, у которых в свое время была очень странно скомпанована музыка.

В моей голове я уже точно знал, как надо: Иисус и Магдалена, все очень понятно по музыке, без лишнего нагромождения.

Я начал пересматривать все постановки: в театре Моссовета, бродвейские, фильм. Я списал с Теда Нили (исполнитель главной роли в фильме Нормана Джуисона «Иисус Христос — суперзвезда». — Sport24) свою позу вначале, когда Таня за мной прячется. Мы продумали все».

Все, кроме костюмов. А без них сложный образ никак не складывался.

«Я не мог выйти в белой длинной рубахе с разрезами, мне надо было кататься, прыгать. Предложил отдать дань времени, когда вышел мюзикл и сделать хипповые костюмы, вернуть людям эти ощущения свободы, любви, прощения и протеста против войны.

Признаюсь: мой костюм стоил примерно 75 долларов, один из самых дешевых, наверное, за всю историю моих выступлений. Мы с Таней ездили по моллам, покупая одежду себе, родственникам и друзьям и тут я увидел в одном из стоков футболки Armani очень большого размера. Чуть ли не XXXL. При этом отличного качества и из хорошей ткани. Я решил взять их и показать Лене, нашему костюмеру, вдруг она сможет скроить из этого робу. Лена сказала, что ткань подойдет. Из одной футболки сделала рукава, обрезала криво подол и ворот, поддула краской, чтобы сделать как бы грязными некоторые места — все-таки наш герой ходит по пустыне.

Нужно делать брюки. Стали искать среди тканей, которые используются в фигурном катании и которые хорошо тянутся. Одни сшила — они прозрачные, сделали второй слой — елозят. Штанов нет… Нашли уже после американского сбора. Мы опять поехали в Италию и там решили доехать до Вероны — отдохнуть. Я зашел в Zara и вдруг увидел штаны. То, что надо! Желтые, хипповые, узкие и при этом тянутся, Лена где-то расшила швы, что-то с ними сделала, должна была еще состарить, чтобы они не были столь яркими, но это было уже в последний момент перед началом сезона. На голову я надевал Танину плетенку».

Волосожар хотела желтое платье, как в бродвейском мюзикле, но оно не подходило кроем, и образ решили искали в Googlе. В итоге остановились на белом платье, которое по силуэту очень напоминало тунику. Таня выступала в нем весь сезон, но прямо перед поездкой в Сочи настояла на замене.

«Мы неудачно откатались на Европе (сорвали тройной параллельный сальхов, Максим упал с тройного тулупа в каскаде, у Тани не получилось приземление после одного из выбросов. — Sport24). У нас тогда началась паника, надо что-то делать, думали уже о смене программы, что не одобряла Мозер, и в какой-то момент Таня проявила женскую мудрость, предложив поменять белое платье на желтое. Это стало будто психологической разгрузкой».

На Играх обошлось без срывов. Программа, из-за которой так много спорили и с которой так долго бились, сделала Волосожар и Транькова двукратными олимпийскими чемпионами.

(РИА Новости)
РИА Новости

Свое первое золото Сочи-2014 (и первое для всей страны) Максим и Таня завоевали в командных соревнованиях. Там они отвечали за короткую программу.

«В короткой мы всегда выделялись, они у нас были разноплановые. Нам опять хотелось удивлять. Мы нашли хорошую обработку «Сарабанды» Гендея и снова полезли в трагедию. Начали ставить, но что-то не срасталось. А у меня была когда-то идея сделать вальс из балета «Маскарад» Арама Хачатуряна на тему пьесы Лермонтова. Мне нравилась эта сильная музыка — победная, русская, и одновременно армянская — все-таки Хачатурян, что для Сочи неплохо из-за большой армянской диаспоры, которой будет приятно прийти на Олимпиаду и услышать музыку своего великого соотечественника. Помню, я в какой-то момент поставил всем вальс и попросил просто послушать.

Пока играла музыка, Коля нас попросил прокатать уже поставленные на Генделя куски. Мы с Таней начали танцевать. Коля посмотрел на нас и сказал — берем.

Нина Михайловна снова с сомнением — в фигурном катании пары не катают вальс, только в танцах — но согласилась. Опять же не хотелось уходить в драму на льду. Мы решили, что это будет история не Арбениных, а знакомства Звездича и баронессы Штраль».

(РИА Новости)
РИА Новости

Задумку оценили не сразу. Во время контрольных прокатов программу очень жестко критиковали специалисты федерации фигурного катания. Одним не хватало драматизма, другим — не нравились связки между элементами.

Но были и конструктивные замечания. Председатель технического комитета танцев на льду Ала Шеховцова объяснила — «Маскарад» так странно смотрится в парном катании, потому что дуэт делает все под счет 1-2-3-4, а вальс — это 3 счета, поэтому вальс катают только танцоры.

«Мы начали звонить всем тренерам по танцам. Мы шли на золото Олимпийских игр и думали, что любой согласится. Мы были на сборе в Сочи и готовы были привезти тренеров за свой счет, но нам шел отказ за отказом. «Вот если бы в Москве…» — слышали мы стандартный ответ. В редком случае у кого-то и правда была веская причина — подготовка к соревнованиям. Пришлось самим перекладывать все под счет 3. Катали макетами и с элементами. Музыка на повторе».

Первый же соревновательный прокат «Маскарада» на турнире в Оберстдорфе принес Волосожар и Транькову мировой рекорд, который они же не раз переписывали. Последний — прямо на Олимпиаде во время личного турнира.

Но сначала были командные соревнования.

«В Сочи творилось что-то особенно невероятное. Футбольный матч в Турции, а не фигурное катание, барабаны, пищалки, крики. Я люблю побеждать для России, мне нравится слышать гимн нашей страны и видеть флаг на вручении наград, но такое поведение было скорее деморализующим, чем поддерживающим для меня.

Перед стартом тренер сказала, чтобы мы воспринимали это катание как тренировку — вышли на лед, поболели за своих и все. Мы собрались, ровно проехали, выиграли свой вид. Нас с Таней даже назвали ПАРАвозом, поскольку вслед за Плющенко мы должны были тащить команду. Женя свои прокатом меня успокоил. Его потом много ругали после Игр, но для нас он свою миссию выполнил, за что ему большое спасибо. Он, может, не поборолся за личную медаль, но это его дело. Команде Женя набрал максимум очков, мы выиграли первую золотую медаль».

Сегодня этой победе исполнилось ровно 5 лет.

Использованы цитаты из книги Максима Транькова и Татьяны Волосожар «Две стороны одной медали»

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

0