Редакция
Sport24

«Гадко, когда в наших соцсетях оскорбляют Медведеву». Интервью русских фигуристов, ворвавшихся в топ

Бойкова и Козловский рассказали примерно обо всем.

Другое
25 января 2019, пятница, 14:30
Александр Мысякин, Sport24

Яркая и интеллигентная пара Александра Бойкова и Дмитрий Козловский в этом сезоне ворвалась в топ и сразу взяла бронзу чемпионата Европы. Ребятам на двоих 36 лет. На следующий день после своего произвольного проката герои турнира в Минске встретились с журналистами, среди которых были корреспонденты Sport24.

— Как провели эту ночь в ранге бронзовых призеров чемпионата Европы? Удалось ли отдохнуть, выспаться?
Саша: Честно говоря, нет. Потому что адреналин все-таки еще присутствовал. Лично я не могла заснуть до трех часов ночи. А потом встала в семь часов утра, и все. Не смогла уснуть.

Дима: У меня идентичная ситуация. Так же не мог никак уснуть, просто ворочался в кровати. Так же уснул где-то около трех часов.

— Ну ничего, вы живете хорошо.

Дима: Ну да, не жалуемся (смеются).

— Вы оба такие интеллектуалы. Как так получилось, что вы друг друга нашли? Именно по этому параметру?
Дима: Конечно, не по этому параметру. Но я думаю, что так судьба распорядилась. И мы так притянули друг друга. На самом деле, это везение и удача.

— В одном из интервью вы сказали, что попросили встать в пару друг с другом. Это так?
Саша: Я никого не просила, я просто пришла.

Дима: Это был вопрос ко мне. Если говорить об этом, то грубо говоря это похоже на правду. Но в реальности было немного по-другому. У меня была другая партнерша на тот момент. Даже можно сказать, что я тогда катался без пары. И когда Саша пришла на лед просто попробоваться, я сразу ее увидел и сказал, что хочу кататься с ней.

— На каком основании? Вы были раньше знакомы?
Саша: Конечно.

Дима: Мы катались в одной группе у Алексея Николаевича Мишина.

Саша: Мы еще с тобой и в Академии с самого детства.

Дима: На самом деле, мы как-то параллельно шли. Так что удивительно, что так сложилось, что мы встали в пару. Кто бы мне лет пять-шесть назад сказал, что это будет так, то я бы ответил: «Да вы что, с ума сошли?»

— А сколько вы уже вместе катаетесь?
Дима: Третий полный сезон.

— Многие парные тренеры говорят, что для того, чтобы пара стала парой, нужно как минимум три года? Вы чувствуете, что становитесь парой?
Дима: Мне кажется, что мы на пути к этому. Мы потихоньку становимся парой, начинаем чувствовать тонкие и мелкие детали друг друга. Это приходит со временем, это действительно не делается за месяц. У каждого это индивидуально. К кому-то приходит за год, к кому-то за два, к кому-то за десять лет. Я могу сказать, что мы на таком этапе, когда мы подводим себя к глубокому взаимодействию.

— Саша, насколько ваше увлечение литературой помогает вам в постановке программ?
Саша: Я бы не связывала это как-то с музыкой, потому что литература и музыка — это разные вещи. Мне кажется, музыку мы выбираем ту, которую мы чувствуем, которая нам ближе.

— Вы говорили, что, когда вы слышите музыку, у вас возникают образы какие-то определенные. Насколько тот образ, когда вы слышали музыку в определенной обработке, те же «Очи черные» или «Щелкунчик», совпал с тем, что в итоге воплощали на льду?
Саша: Наверное, это близко. Но скорее, наши программы — это представление и видение наших постановщиков. Более, чем наше видение.

Дима: Как ставится программа: постановщик приезжает с какой-то определенной музыкой.

Саша: И своей идеей.

Дима: Конечно, если у него есть музыка, то у него есть и идеи, и видение этой программы. На короткую программу нам музыку предложила Наталья Бестемьянова. У нее и тренеров сразу был конкретный образ, как они хотят нас видеть. Они начинают из нас лепить, как из пластилина, то, что они хотят видеть. А потом уже добавляется наша индивидуальность в каждую программу. Это без вариантов. Понимаете, даже если другая пара, другие спортсмены будут катать нашу программу, она все равно будет по-другому смотреться.

Потому что включается индивидуальность. Но также всегда в любой программе, поставленной одним человеком, будет просматриваться он сам. Потому что все равно это будет автопортрет.

— Насколько учитываются ваши предложения? Или вы их пока не вносите?
Дима: Конечно, мы вносим. Нам дают возможность выбирать музыку. Тамара Николаевна [Москвина] очень внимательно относится к своим спортсменам. Она спрашивает, всегда за то, чтобы мы предлагали музыку. Конечно, Тамара Николаевна будет принимать решение, исходя из своего видения, поскольку опыта у нее намного больше. Но я могу сказать, что наше мнение, конечно же, учитывается.

— Вы считаетесь одной из самых высоких пар. Какие плюсы и минусы?
Дима: Я считаю, что минусов никаких. На самом деле, у нас оптимальный рост, не слишком большой, но при этом и не маленький. Нас хорошо видно на льду. У нас красивые высокие масштабные поддержки, подкрутки, элементы. Поэтому никаких минусов я назвать не могу.

— Вам удобно?
Дима: Поскольку мы владеем своим телом, то да, нам удобно.

— Вы упомянули про новый показательный номер. Можете ли про него немного рассказать? Хоть какой-нибудь тизер.
Дима: До показательных мы бы не хотели раскрывать идею. Но мы можем сказать, что это программа посвящается именно Белоруссии.

— Вы можете рассказать о предыдущем показательном под названием «Шарик»?
Саша: Этот показательный нам ставили Наталья Бестемьянова со своим мужем Игорем Бобриным. Идея была такова, что я девочка и мой друг Шарик гуляем. Но мой друг улетает.

Дима: Шарик — это абстрактный образ, наверное, любимого человека. Что-то вроде этого. Эфемерный образ.

Саша: Я бы сказала, просто друга, скорее.

Дима: Друга, любимого человека — все из этой категории.

Саша: Он улетает, ко мне приходит Дима.

— Он сдувается у вас?
Саша: Да, сдувается, улетает.

Дима: Покидает ее.

Саша: Приходит Дима и пытается меня всячески поддержать. В конце концов, он возвращает мне моего друга, надувая шарик.

Дима: Я чувствую себя ненужным и начинаю уходить, а Александра понимает, что все-таки во мне она находит больший интерес, чем в своем друге Шарике.

— Саша, вы недавно написали в инстаграме об итогах года. Я так понимаю, что вы говорили про прошлый сезон. Расскажите немного о том, что у вас было в прошлом сезоне.
Саша: Я бы не хотела углубляться, потому что были огромные проблемы со здоровьем, как физическим, так и моральным. Прошлый сезон был очень тяжелым, и я думаю, что не только для меня, но и для нашей пары. Опять же, были экзамены в школе. Было тяжело настроиться и сдать их. Но благодаря некоторым людям я справилась со всем. И честно говоря, это было тяжело в том плане, что нужно было собираться, заново все настраивать, больше работать с большим упорством и волей. Поэтому, наверное, мы достигли определенных результатов в этом сезоне не только в спорте, но и в учебе.

Дима: Могу добавить, что у каждого серьезного спортсмена в карьере бывает какой-то важный, переломный момент. Кто-то с этим справляется, они выходят и поднимаются на более высокий ментальный уровень. Кто-то не справляется, и обычно это заканчивается плачевно. Могу сказать, что в нашей спортивной карьере был непростой период. Но очень ценно, что мы сумели подняться и набираем определенные обороты.

— Саша, просишь ли ты советов у Димы по вопросу учебы? Он же все-таки школу с золотой медалью окончил.

Саша: Я, скорее, спрашивала советов по экзамену по обществознанию, у меня не было времени к нему готовиться. И буквально за один вечер до экзамена мне Дима все разъяснил при поездке в метро. Объяснил весь принцип решаемости этих задач. И когда я весь день решала пробники до этого, они у меня не очень получались. И я очень переживала. Но потом я пришла на экзамен и написала его на четверку, одного балла до пятерки не хватило. При этом я совсем не готовилась. Мой партнер мне помог с этим.

— Дима, готовьтесь к репетиторству.
Дима: Да, если времени хватит.

— Дима, планируете ли вы получать высшее образование? Вы поступили куда-то?
Дима: Да, я учусь на втором курсе Российской академии народного хозяйства государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС). Специальность — государственное и муниципальное управление.

— А в перспективе это интересно будет?
Дима: В перспективе я могу сказать, что данное образование открывает гигантский спектр возможностей, начиная от государственной службы и заканчивая каким-то предпринимательством и управлением. Это образование находится, наверное, даже выше менеджмента. Поскольку оно открывает и госслужбу, и управление в разных частных компаниях. Куда я себя направлю после окончания карьеры, я не могу сказать. Потому что я не знаю, как сложится жизнь. На данный момент я занимаюсь самонасыщением и самообразованием. Куда направить свое образование, я уже буду решать ближе к закату.

— Дмитрий, у вас так хорошо получается шутить и взаимодействовать с публикой. Были ли идеи начать вести блог, публичную деятельность?
Дима: Хороший вопрос. Были идеи, но на данный момент у меня в институте колоссальная загруженность. Я даже Саше говорю: «Знаешь, Саш, я, когда учился в школе, думал, что хуже уже не будет. Оказывается, будет». Вполне возможно, что будут какие-то проекты в рамках того же института, поскольку высшее образование открывает также большие перспективы для студентов помимо учебной деятельности в каких-то проектах. Поживем — увидим, в будущем, может быть, что-то и появится.

— У вас у обоих очень профессионально ведется инстаграм. Очень грамотный подробный текст. Это потому, что вы уважаете своих фанов и так серьезно к этому относитесь? Или потому, что это ваше лицо?
Дима: Мне кажется, что это все в совокупности. Поскольку, конечно, хочется давать своей публике, как это говорится, годный контент. Но, если не шутить, то людям приятно посещать красивые и интересные инстаграм-аккаунты. Тем более, я считаю, что инстаграм — самая популярная сеть в мире, начиная от коммерческого интереса и заканчивая эстетическим интересом. Почему? Потому что людям интересно смотреть на спортсменов, которые принимают участие в крупных соревнованиях. Так же, как и ведут свои инстаграм-аккаунты более подробно звезды с десятками миллионов подписчиков. Те люди, которые на них подписаны, чувствуют себя участниками их жизни. Это интересно, правильно, круто!

— А вы как-то договаривались о том, что вы выкладываете?
Дима: Соревнуемся, да?

Саша: Иногда бывает.

Дима: Глупости какие. Конечно, мы не соревнуемся.

Саша: Мы всегда спрашиваем друг у друга совета, отправляем сначала, во всяком случае я.

Дима: Бывает, что мы делимся, какая фотография лучше.

— Вас фотографируют родители?
Саша: По-разному. Меня фотографируют друзья или мама, когда у нее находится свободное время.

Дима: Несмотря на то, что мы загружены, инстаграм-аккаунты мы ведем сами. У многих спортсменов, некоторые из которых даже не в топе, соцсетями занимаются специальные менеджеры. Или родители, которые выступают в роли менеджеров. От себя и от Саши скажу, что инстаграм-аккаунты — это наше детище.

— Сталкивались с троллингом или негативом?
Саша: Негатив случался, но, скорее, не в нашу сторону. Очень жаль, что есть люди, которые оскорбляют наших друзей. В частности, Женю Медведеву.

Дима: Людей много. Люди все разные. Жаль, что некорректное поведение в чужом инстаграме остается безнаказанным. Ведь можно не загружать свои фото и остаться обезличенным. Это неприятно и даже гадко. Нам приходится удалять комментарии, чтобы не было такого негатива.

— Дима, у вас в инстаграме есть фотографии, которые выделяются из общего контента — про футбол. Это ваша страсть?

Дима: Да, это моя страсть. Я очень люблю этот вид спорта, нахожу его зрелищным, захватывающим и эстетически привлекательным.

— Есть любимый клуб?
Дима: Конечно. Я болею за «Реал Мадрид». Очень давно, наверное, лет с десяти.

— Лука Модрич — ваш любимый игрок?
Дима: Нет. Назвать любимого игрока сложно, потому что я болею за клуб, а не за конкретного футболиста. Каждый выделяется по-своему. Если мы возьмем недавно ушедшего Криштиану Роналду, то после финала Лиги чемпионов он поступил не очень хорошо, когда заявил: «Спасибо. До свидания», переведя все внимание на себя. Это некрасиво.

Модрич — выдающийся игрок этого клуба. Но приходил он по-другому. Его даже называли самым неудачным трансфером «Реала».

Сложно назвать любимого игрока. Это все равно что сказать: «За кого вы болеете в паре Бойкова/Козловский? За Бойкову или за Козловского?» Мы — команда. И «Реал» — команда.

— Получалось выбираться на матчи «Реала»?
Дима: К сожалению, ни разу не был на матче «Реала». Надеюсь, что у меня будет возможность посетить какую-нибудь топовую игру — эль класико или матч плей-офф Лиги чемпионов.

Но благодаря моим родителям я оказался на самой крупной игре, которая может быть в футболе — финале чемпионата мира в «Лужниках». Это непередаваемые эмоции, когда понимаешь, что сидишь на центральном футбольном событии, которое есть в природе. Это потрясающе.

— После чемпионата России вы написали, что выхолощены и никаких эмоций у вас не осталось. Можете сравнить свое состояние здесь и в Саранске?

Дима: В Саранске это было немножко похлеще. Не будем лукавить, если скажем, что для многих российских фигуристов чемпионат страны — это главный старт сезона. В нашей стране очень много спортсменов с высоким уровнем катания, а на ЧР разыграются квоты. Определяется твоя перспектива на полгода. Да, у некоторых есть юниорские варианты: кто-то едет на чемпионат мира по этому возрасту. Но большинство фигуристов остается за бортом.

Но вчера, после того, как мы завоевали бронзовую медаль, тоже было полное опустошение.
Я читал интервью Елены Ильиных, где она рассказывала о своей золотой медали на Олимпиаде в Сочи. Она просто две недели плакала и спала. Даже не выходила из номера. Вряд ли кто-то из спортсменов после победы идет ее бурно отмечать, ведь на это требуется энергия.

— Вы так здорово рассуждали о футболе. Не хотели бы стать футбольным экспертом?
Дима: Мне сначала надо сосредоточиться на фигурном катании. Я думаю, что в футболе есть люди, которые знают этот вид спорта изнутри: бывшие игроки, тренеры. Они в любом случае будут понимать больше меня, потому что я сужу как зритель. И мне этого достаточно, потому что я люблю именно наслаждаться игрой. А чтобы стать экспертом, нужно пройти какую-то практику.

— Что бы вы хотели слышать от комментаторов, которые освещают фигурное катание?
Дима: Мне очень нравится, как работает тандем Тарасова/Гришин. Всегда приятно смотреть, когда комментируют настоящие профессионалы. У Татьяны Анатольевны колоссальный опыт, я вижу, как Гришин его перенимает, он действительно разбирается в этом виде спорта.

Мне нравится, когда комментируют искренне, ненавязчиво. Когда говорят правду, критикуют, когда есть за что, потому что это правильно. Мне нравится, когда комментаторы эмоционально поддерживают спортсмена, передают ему свою энергетику. У комментатора очень важная роль: он является человеком, который транслирует энергетику зала зрителям. Это его прямая обязанность и работа. Хочется, чтобы комментаторы действительно отдавались своей работе, что и делает этот тандем. Если пересматриваем, то именно с их комментариями.

Но также интересно, когда комментируют наши друзья: Елена Родионова, Елизавета Туктамышева, Мария Сотскова. Интересно на это посмотреть, а потом с ними обсудить, посмеяться, вспомнить — это отдельные эмоции.

— Думаете ли усложнять программу?
Саша: Установка на этот сезон была такая: катай чисто. Для уверенности и чистоты мы упростили нашу программу в техническом плане. Конечно, сейчас мы будем работать над элементами ультра-си, в том числе над каскадом 3-ойлер-3. Надеюсь, что и 3-3 у нас будет лучше.

— Тулуп + тулуп?
Саша: Посмотрим. Есть варианты.

Дима: Стоит добавить, что комбинация 3-ойлер-3 стоит дороже, чем 3-3.

Саша: Да. Слава богу, у нас есть тренеры, которые нам помогут в этом деле. Будем также работать над выбросами. К сожалению, выброс с флипом, который был для нас обязательным в прошлом сезоне, нам не всегда удавался. Но когда получался, это было круто. Так что в свободное время мы будем работать над этими элементами и стараться усложнять.

Дима: В этом сезоне мы также делаем большую работу над нашим катанием и интерпретацией. Так как правила претерпели большие изменения, цена ошибки очень сильно возросла. И теперь в парном катании просто не существует неотыгрываемых баллов, никто не знает, как пойдет программа. Сейчас борьба за медали идет не по заявленным элементам, а по качеству их исполнения. Например, в наших программах сверх базы было более 10 баллов — просто плюсами за хорошее и спокойное исполнение. Главное — качество. Чтобы вставлять сложные элементы, надо быть в них на сто процентов уверенными.

— Есть ли у вас коронный элемент?
Саша: Я думаю, что наш коронный элемент, это подкрутка. Мы исполняем ее достаточно легко, быстро ее выучили. Я делала тройную подкрутку уже через месяц после того, как пришла в пары. Хотя на двойной я очень сильно тупила.

Дима: На самом деле Саша преувеличивает. Она не тупила, просто после одиночного катания ей нужно было перестроиться. Ведь парное катание — самый насыщенный вид программы. Тут есть много элементов, которые не связаны между собой: прыжки, выбросы, подкрутки, поддержки, тодесы, совместные вращения, параллельные дорожки. Они никак не стыкуются, не связаны между собой, но всему надо уделять время на тренировках.

— Вы говорили, что любите Ванессу Джеймс и Моргана Сипре за особенный стиль. А какой ваш стиль?
Дима: Мы пара с хорошими чертами лиц. Немногие могут катать классику. И немногим она идет. Она обязывает не только к катанию высокого уровня, но и к внешним данным. Это природа, на нее никто уже не может повлиять. Так получилось, что мы можем катать классику. И мы ее хорошо чувствуем. Согласна со мной?

Саша: Да.

Будь в курсе всего самого сочного и интересного в мире спорта, подпишись на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

0