Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

«Нравится, что на меня теперь смотрят как на женщину». Алина Загитова выросла

Большое интервью олимпийской чемпионки Пхенчхана.

Другое
18 ноября 2018, Воскресенье, 13:30
Александр Мысякин, Sport24

— Обычно показательные выступления зрители воспринимают как шоу. А как к ним относитесь вы?
— Я стараюсь сделать все по максимуму, но, в то же время, получать удовольствие.

— Получается?
— Да.

— Сейчас уже есть какие-то мысли об итогах московских соревнований?
— Я удовлетворена этими прокатами. Произвольной программой в меньшей степени — тут есть еще над чем работать.

— Какие коррективы внесла Этери Тутберидзе по итогам выступлений?
— Сказала кое-что. Не буду вам рассказывать. Ничего радикального. Еще на тренировке скажет, что думает о моем прокате.

— Какие были эмоции от проката именно в Москве?
— Я волновалась. Все-таки некая доля ответственности была, но когда зал начал меня поддерживать, поняла, что катаюсь не одна. Что зрители тоже вместе со мной подпрыгивают и переживают за все. Это нереальные ощущения, которые придают и моральных, и физических сил.

— О чем подумали, когда сорвали флип?
— Думала: «Ну, все». На самом деле, поняла, что нужно докатать на максимуме до конца, чтобы этот флип окупился за счет других элементов.

— Почему он не получился?
— Это был последний прыжок — уже расслабилась, потому что самые сложные прыжки я уже сделала. Этот прыжок я постоянно делаю на тренировках. Наверное, ни разу не ошибалась в нем так, как сейчас. Голова чуть-чуть расслабилась. Такое тоже бывает.

— Какие элементы в «Кармен» для вас самые любимые, а какие — самые сложные?
— Любимые, наверное, все. Потому что в каждый элемент я вкладываю частичку своей души. Каждый мы проходили с тренерами. Я понимаю, что делаю. Тем и нравится программа, потому что нет какого-то любимого элемента — нужно любить, чтобы они получались хорошо.

— «Кармен» — это номер про страсть. На показательных выступлениях вы выступаете в образе Лары Крофт. Вы уже доросли до таких сексуальных образов?
— Действительно, для меня это новый образ. Нужно развиваться. То, что Этери Георгиевна вместе с моим хореографом Даниилом Марковичем ставят разноплановые программы, помогает мне развиваться в хореографии. И это некий опыт, который должен быть у спортсмена.

— Готовы к тому, что вас уже воспринимают как женщину, а не только разбирают технику?
— Мне нравится, когда вы так говорите. Такой вид спорта — женственный.

— Когда в последний раз были на каком-то культурном мероприятии?
— Это было достаточно давно. Еще перед Новым годом ходила в театр на «Лебединое озеро». Это был мой единственный поход в театр. Но хочу окультуриваться. В том числе, и на «Кармен» сходить.

— Что и кто для вас «Кармен» сейчас в таком случае?
— Это программа, в которую я вкладываю часть души. У каждого человека разный характер: и добрый, и злой, и покричать иногда хочется. Так и в «Кармен» я где-то мягкая, где-то жесткая, где-то показываю силу характера. Для меня «Кармен» — это… Даже не знаю, как сказать. Программа, которую я стараюсь катать хорошо и цельно.

— Недавно вышел ролик про вашу домашнюю жизнь — ваших животных: кажется, у вас просто сумасшедший дом…
— Сейчас все уже спокойнее стали. Масару охраняет Ириску. Кошка идет кушать — она с ней идет. Потом вместе лягут и лежат спокойно. Шиншилла сейчас у родственников, потому что игрушек становится больше, места в квартире — меньше. Думаю, когда окончательно уже перееду, все заберу себе.

— Когда планируете?
— Пока не знаю, не думала еще. Думаю, еще немного игрушек, и они будут спать на диване, а я — на полу.

— Отдавать игрушки не хотите — оставляете себе?
— Есть некоторые игрушки, особенно японские, которые не могу оставить. Забираю их себе. Какие-то берет сестра. Некоторые отдаю детям с ограниченными возможностями. В некоторых игрушках есть определенный смысл. Другие дети делают своими руками, что-то там подписывают кривоватым почерком. Это очень здорово.

— Болельщики ждут, когда на льду встретятся Загитова, Медведева и Туктамышева. Вы к такой встрече готовитесь?
— Откажусь от ответа на этот вопрос. Не думаю ни о чем — мне надо думать о себе.

— Вы говорили, что перед стартом стараетесь быть одна, потому что все бесят…
— Никто не бесит.

— А если старт получается неудачным, что вам нужно — чтобы с вами поговорили или что-то другое?
— После чемпионата мира я пришла в номер, взяла себе напиток, который обычно не нужно пить, шоколадку и, рыдая, сидела смотрела сериал.

— А что за напиток? Это алкоголь?
— Нет, конечно! Алкоголь не пью. Просто газированные напитки нам нельзя. Но там был конец сезона, и за формой следить не так важно. Потом, правда, упорно бегала и сбрасывала все, что наела.

— Многие специалисты восхищены тем, что после тяжелого олимпийского сезона вы не делали паузы в карьере, а продолжили кататься на том же уровне. Как принимали это решение?
— Конечно, я хотела продолжать. Многие говорили: «Ну все, она выиграла Олипиаду. Можно дальше бросать». Я же хотела продолжать дальше заниматься. И, наверное, в этом плане мне больше всех помогла Этери Георгиевна — помогла не расслабиться, взять себя в руки. После чемпионата мира чуть-чуть подкосилось мое подсознание: что дальше делать, может лучше так… Много разных мыслей шло в голову.

— То есть, лучше было пропустить сезон?
— Нет, конечно. Такого не было.

— Как вела диалог Тутберидзе: спрашивала вас о самочувствии и желании продолжать, или же жестко говорила, что надо продолжать?
— Этери Георгиевна дает спортсмену принять решение самому. Она может только помочь как-то морально, сказать нужные мотивирующие слова. После разговора с ней у меня всегда появляется стимул идти дальше.

— В Пхенчхане вы исполнили сложнейший каскад с пятью тройными прыжками (четыре риттбергера и лутц). А какой самый сложный делаете сейчас на тренировках?
— То, что я сделала на Олимпиаде, это было в первый и единственный раз в жизни. Пока. Как я не пыталась сделать, у меня только четыре получается.

— Тем не менее, вы усложнили программу. Тяжело было это освоить?
— В связи с изменениями правил все спортсмены сейчас делают ставку на сложные связки, связки после выездов. Сейчас это очень важно, поэтому я отрабатываю каждый заход на элемент. Сложно ли? Нет. Не знаю, как сказать. Я не думаю о сложности. Мне ставят задачу — я думаю, как ее выполнить.

— Как вам новая система судейства? Почувствовали ее на себе?
— Строго судят. Если сделаешь даже маленькую помарку на выезде, сразу минус 1-2 балла. Это сказывается на GOE тоже. Но тут ничего не поделаешь.

— Четверные прыжки на тренировках уже исполняете?
— Пока не исполняю. Можно легко получить травму. Я выросла, и тело чуть-чуть изменилось, мне бы с моими прыжками справиться и отработать их так, как они выполнялись раньше.

— То есть, нынешние ошибки на прыжках связаны с ростом, или есть проблемы с психологией после чемпионата мира?
— Думаю, оба фактора влияют. Но я человек такой, что стараюсь ни на что не обращать внимания и не оправдываться. Так получилось — это моя вина. Просто сбой в системе какой-то.

— Есть ли какая-то похвала, которая вам была особенно приятной?
— Когда Этери Георгиевна меня хвалит, потому что она редко когда может похвалить. Даниил Маркович хвалит чаще, чем Этери Георгиевна.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене