Другое
24 марта 2018, суббота, 17:30

«Про Тарасову и Морозова когда-то говорили: «Деревня, ужас!». Они выиграли для России серебро ЧМ по фигурному катанию

Sport24 - о лучшей спортивной паре страны.

РИА Новости

Sport24 о Евгении Тарасовой и Владимире Морозове - лучшей спортивной паре страны.

Соревнования спортивных пар считаются традиционно русским видом. Начиная с 1962 года, советские, а потом и российские фигуристы регулярно попадали в тройку лучших, часто выигрывали, а иногда даже занимали весь пьедестал на чемпионатах мира. Совсем без россиян среди призеров обошлись только в 2007, 2008, 2015 и 2016 годах. Последние два года за медали отвечают Евгения Тарасова и Владимир Морозов. В 2017 в Хельсинки они были третьими. А вчера выиграли серебро, уступив только олимпийским чемпионам Пхенчхана-2018 Алене Савченко и Бруно Массо. И это достаточный повод, чтобы узнать российских фигуристов поближе.

Про Потсдам, Люберцы и Дербышки

У Евгении Тарасовой и Владимира Морозова было очень разное детство. Владимир родился в Германии в семье военных. Его отец служил в Потсдаме, но, когда советские войска вывели, демобилизовался, перевез семью в подмосковные Люберцы и занялся бизнесом.
«Дедушка тоже был военным, - рассказывал Морозов в интервью «Р-Спорт». – Он родом из деревни Екимово Республики Марий Эл, служил в Уссурийске, на Дальнем Востоке, перевелся в Москву и стал начальником военной торговли. Дослужился до полковника».

На том, чтобы Владимир продолжил династию, никто не настаивал. Отец очень хотел вырастить из него хоккеиста, но поздно спохватился. Морозов оказался на катке, когда ему исполнилось 6, правда, совсем не умел стоять на коньках и потому не прошел отбор. Чтобы научиться, записался в группу здоровья в Текстильщиках.

«Мы тренировались три раза в неделю по 45 минут, - говорит Владимир. – Было подобие фигурного катания. Катались между кубиков, делали «фонарики» и «елочки». У меня что-то начало получаться, и я сказал отцу, что хочу остаться».

Женя родилась в Казани. Ее вместе со старшей сестрой воспитывала мама. Она постоянно пропадала на работе и потому старалась максимально занять девочек. Когда Тарасовой исполнилось 5, мама отвела ее на каток.

В то время в Казани был всего один ледовый дворец. Из Дербышек, где жили Тарасовы, до него приходилось добираться больше двух часов. Забрать Женю сразу после тренировки мама не могла – не отпускали с работы, потому она по несколько часов проводила в раздевалке ледового дворца.

Чтобы не терять время зря, тренеры как-то предложили Жене работать еще и со старшей группой. В итоге через несколько лет Тарасова стала одной из самых перспективных фигуристок в стране.

Про способности и группу Мозер

В пару Тарасова и Морозов встали благодаря тренеру Нине Мозер и хореографу Алле Капрановой.

«Володю меня попросили знакомые посмотреть, - вспоминает Мозер. – Мне понравились его голеностопы, как он двигается. И у меня сын тоже рыжий. У них разница в возрасте три месяца. Никак не могла отказать. Женю, наоборот, мы достаточно долго вели. Знаю, что за ней вообще многие ходили, но она выбрала именно нас».

Все получилось далеко не сразу. У Морозова был скромный технический запас, Тарасова никак не могла привыкнуть к тому, что теперь во всем можно (и нужно) опираться на партнера.

«Я сразу увидела, что они станут хорошей парой, но мне никто не верил, - рассказывает Капранова. – Когда только поставили их вместе, все говорили: «Деревня, деревня, ужас!». Просто у Жени не получалось работать в паре. Она же одиночницей была. И, кстати, очень хорошей. Сначала ничего не могла. Ее на руки берут, а она не понимает, как туда правильно забраться.

Но им понадобилось всего пять лет, чтобы стать одной из ведущих пар страны. В первый же взрослый сезон стали призерами чемпионата Европы – это очень хороший результат.

Хотя даже сейчас есть, над чем работать. Вова все еще немного неотесанный рыжий парень. Но он очень эмоционально заряжен, когда не напряжен. А она юная, совершенно мягкая девочка, иногда даже бесцветная. Она точно можно больше, но не все же сразу с неба сваливается. Таня Волосожар сначала тоже стеснялась. А в итоге – потрясающая партнерша. У нее и линии, и образ. И Женя сможет. Мне кажется, им надо что-то трагическое чаще пробовать. Она в таких программах сразу выплывает из бесцветного образа».

Про характер и силу воли

Первая медаль чемпионатов мира (бронза Хельсинки-2017) далась Тарасовой и Морозову очень непросто. Женя выходила на лед с травмой. После неудачного падения на разминке перед короткой программой ей наложили на ногу сразу 15 швов. Пока все ждали, что Женя снимется с соревнований, она нисколько не сомневалась – надо выходить на лед, несмотря ни на что.

«Я сначала вообще не поняла, что произошло, - рассказывала Женя уже после завершения того чемпионата. – Во время исполнения дорожки на тренировке я запнулась на шаге, упала, а Вова уже ехал спиной и не заметил этого. В результате он коньком въехал мне в надкостницу. Когда мы упали, я больше испугалась за Вову, потому что он перелетел через меня. Но потом посмотрела на свою ногу и поняла, что все не очень хорошо.

Сначала даже крови не было, но потом было много. В больницу меня не возили, все здесь сделали. Решение о выходе на соревнования принимала сама. Спрашивали меня, как я себя чувствую. Говорили – не геройствуй. Но адской боли у меня не было, я знала, что могу кататься, поэтому мы вышли кататься».

Про Олимпийские игры и статус первой пары страны

На Олимпийских играх в Пхенчхане Тарасова и Морозов очень помогли российской сборной завоевать серебро в командном турнире фигуристов. Они выступали в тот день, когда Михаил Коляда проиграл в борьбе за четверной лутц, заработал для России только три балла и промежуточное восьмое место. Олимпийский дебют получился удачным – в короткой программе не было никого сильнее, российская команда вернулась в борьбу за медали.

На личные соревнования эмоций уже не хватило. Уступая лидерам всего 0,71 балла после короткой программы, они практически подарили соперникам медаль, причем еще до старта турнира. Все дело в сложной произвольной программе. Никто из лидеров в этом сезоне не рискнул взять для произвольной программы быструю музыку. Это сложно — удерживать ритм и следить за компонентами на протяжении четырех с половиной минут. Женя и Вова могли выделиться. Но не справились. Не спасла даже четверная подкрутка. После нее Тарасова сдвоила параллельный тройной сальхов, а потом еще и упала с выброса, который они обычно делают лучше всех в мире. В итоге – самое обидное четвертое место.

В Милане обошлось без серьезных ошибок. Вова и Женя стали вторыми, впереди – только олимпийские чемпионы и еще четыре года, чтобы это исправить. Прямо сейчас они – первая пара страны. И времени на то, чтобы привыкнуть к этому статусу и обрести уверенность, вполне достаточно.

Еще больше фигурного катания на Sport24

Кто победит на чемпионате мира по фигурному катанию? Кроме Загитовой

Медведева пропускает чемпионат мира. Ее заменила любимая фигуристка Татьяны Тарасовой

Пять элементов, ради которых нужно смотреть фигурное катание

0