Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
ММАUFC
23 января 2023, Понедельник, 09:50

Послал хейтера, улетел тренироваться в США, стал героем шоу «Плюшки». Волков — один из лучших русских тяжей в мире

Getty Images
Ярослав Степанов
Поделиться
Комментарии
Говорим о Тактарове, сигарах, Федоре и Нганну.

Почти 7 лет Александр Волков шумит в тяжелом весе UFC. В какой-то период времени он был лучшим русским тяжем планеты, подбирался очень близко к возможности подраться за пояс, но оступался в самый последний момент (буквально).

В марте Александр потерпел свое самое сокрушительное поражение в карьере, быстро уступив восходящей звезде ММА из Англии, но уже летом Волков вернулся и за две минуты сложил одного из опаснейших ударников тяжелого дивизиона.

Под конец года Александр улетел в США, чтобы там полноценно подготовиться к следующему бою. В декабре Волкова забрали в больницу с аппендицитом, прооперировали, и дата выступления сдвинулась на март. Тренировочный лагерь только набирает обороты, поэтому мы прилетели к Александру, чтобы посмотреть, как именно он подводит себя к очередному появлению в октагоне UFC, услышать мнение Волкова об уходе Фрэнсиса Нганну, проговорить тонкости съемочного процесса шоу «Плюшки», удивиться уровню популярности Олега Тактарова в США и узнать причину периодически возникающей грубости со стороны Александра в комментариях.

— За кадром осталась история, как енот украл у тебя кроссовки. Расскажи об этом.
— Я сушил беговые кроссовки на улице около входа в дом. Привык к тому, что там никто не ходит и ничего не берет. Но в одно утро я просыпаюсь, а кроссовок нет. Через несколько дней я нашел свою обувь в канализации. Видимо, их украл енот либо какой-то бомж. Одно из двух, но я буду думать, что это сделал енот. Кому еще нужна обувь моего размера?

— Ты первый раз приехал в США на такой долгий срок. У тебя здесь и семья?
— Нет, я не первый раз приезжаю на длительное время в Америку. Бывало, что и четыре месяца здесь был. Но я первый раз приехал сюда с семьей. Сделал визу жене и детям. Мы здесь на зимовку, так сказать. Потренироваться и пожить в теплом месте.

— Когда ты первый раз был в Америке, ты рассказывал историю, как забрал чужой кофе в Starbucks. Позже ты осознал это, но постеснялся вернуться.
— Да, была такая история. И тогда я постеснялся немножко, но сейчас бы я уже вернулся. Плюс я еще тогда не особо разговаривал.

— Как я понимаю, у тебя был барьер общения с людьми на другом языке?
— Не сказал бы, что у меня был барьер. Просто я не очень хорошо разговаривал на английском. И мне не хотелось выглядеть глупым. Это не стеснение, а нехватка разговорного опыта.

— Летом у тебя в углу дебютировал Олег Тактаров. Сейчас вы общаетесь?
— Ну так. Немножко поддерживаем [общение]. У нас есть контакты. В Америке мы с ним виделись, он на тренировку заходил. Можно сказать, что общаемся немножко.

— После твоего боя Тактаров говорил, что ему не очень зашел твой музыкальный вкус.
— Нет, об этом он мне ничего не говорил. Видимо, не стал отвлекать. Но у каждого свои вкусы. Плюс у меня специфический вкус, он не всем нравится. В основном у меня играет тяжелая музыка или рэп с альтернативой. Главное — чтобы музыка помогала настроиться на бой. А остальное дело вкуса.

— Тактаров, когда говорил о твоем бое с Ганом, высказал мнение, что тебе перед пятым раундом не хватило чего-то из разряда: «Вперед! Сейчас нужно убивать! У тебя яйца крепче!» А такая психологическая накачка была перед Розенстрайком?
— Нет, ничего такого не было. Мы общались до боя на разносторонние темы и немножко поборолись на разминке. Но не более того. У меня тогда было боевое настроение, все было нормально.

— С турнира UFC в Вегасе меня забирала местная таксистка, которая находится далеко за пределами контекста ММА. Но она сказала, что знает одного русского бойца, который стал актером. Я ей показал фото [Тактарова], и она сказала, что его знает. А ты заметил, что в США Олег Николаевич пользуется особенной популярностью?
— Скорее да, чем нет. Тут его знают. Он более популярен среди людей старшего возраста. Олег Николаевич снимался в различных американских фильмах. И его популярность здесь понятна. Меня это не удивляет.

— Выпуск «Плюшек» с твоим участием посмотрело более пяти миллионов человек. Очевидно, среди них достаточно людей, которые могли увидеть тебя впервые. Ты почувствовал прирост популярности после этого шоу?
— Физически я этого не почувствовал, так как отпустил всю эту медийную историю. А снялся в «Плюшках», потому что там не было тем ММА. И мне хотелось в этом поучаствовать, плюс я слежу за КВН. Повторюсь, популярности я не почувствовал, но заметил, что люди этот выпуск смотрели. Меня многие спрашивали об этих съемках, да и вроде все получилось удачно. Все повеселились и посмеялись.

— А что ты чувствовал во время съемок? В одном интервью отмечал, что поначалу было не очень комфортно.
— Нет, все было нормально. Но немножко было некомфортно, что я первый раз видел людей, с которыми нужно было отыгрывать какие-то моменты. Импровизировать. И весь этот дискомфорт был связан с тем, что со мной были малознакомые люди. Но потом, минут через 15, все наладилось. Все было классно.

— Почти всю программу ты был невозмутимым, но было несколько моментов, где тебя «порвало». Что больше всего развеселило?
— Были такие моменты, но в итоговую версию интервью они не вошли. Мы смеялись на самом деле очень много. А сам смех вырезали. Но я старался сохранить свою роль. И, кстати, многие люди верят всему происходящему в интервью и переспрашивают: «Как ты это выдержал?» Для меня же главная сложность заключалась лишь в том, что на какие-то вопросы нужно было отвечать с помощью интуиции или по памяти, так как сценария перед глазами не было. Много импровизации. И еще! Перед интервью мне прислали сценарий. Я прочитал и подумал, что это все выйдет в стиле старого баяна. Вот эти шутки про «смешивать единоборства» и так далее. Но получилось в итоге прикольно.

— В самом конце интервью ты сматерился. Понятно, что мы все себе это позволяем, но твой образ как будто бы не очень подразумевает такое поведение. Насколько тебе было некомфортно в момент, когда пришлось произносить матерное слово на камеру?
— Это как раз был сценарий. Я бы, скорее всего, этого не сделал в обычной жизни, но так они прописали. Это, наверное, добавило некой изюминки. А дискомфорта не было, так как я уже влился в этот разговор.

— Еще, как оказалось, ты снимался в сериале «След» в 2008–2009 году. У тебя тогда была эпизодическая роль. Как так получилось?
— Тогда искали ребят, которые занимаются единоборствами. Мой тренер предложил меня, и я поехал. Никакой особенной истории нет. По-моему, я тогда получил пять тысяч рублей. Снимался я весь день, по сценарию меня отправили в нокаут в небольшом бою. И меня несколько часов снимали, как я падаю на ринг, а изо рта течет кровь. Весь эпизод снимался весь день. А самое сложное было для меня то, что мне нужно было обуть боксерки. Они были очень маленького размера, а нога-то у меня большая. И я мучился, но все получилось.

— А пять тысяч рублей в тот момент для тебя было существенно?
— Да, я тогда был студентом. Но не то, что существенно… Просто тогда на пятерку можно было нормально закупиться.

— А ты кому-то рассказывал, что снялся в сериале «След»?
— Нет, и, если честно, я сам не видел этот эпизод. Знаю, что снялся, но чтобы специально смотреть… Нет, такого не было.

— Семь лет назад, когда ты только приходил в UFC, Иван Банников рассказывал, что у тебя на руках имелось предложение от KSW, и оно было выгоднее. Но в итоге ты выбрал UFC, мотивировав это тем, что спортивные результаты важнее, чем деньги. А как сейчас обстоят дела?
— Не, немного по-другому бы сформулировал. Я просто понимаю, что развития будет больше в UFC. И в медийном плане, и в плане роста силы оппонентов, и в плане профессиональных качеств, и в плане денег тоже. Если смотреть в общем картину, то в моем случае заработать большие деньги в UFC легче. Для меня это более выгодная история. Плюс это бренд. Все-таки UFC — это бренд, который задает тон всем организациям ММА во всем мире. То есть равняются все на UFC.

— Ты только что перечислил много плюсов, почему нужно оставаться в UFC. Понимаешь, почему Нганну решил уйти? По сути, самый высокооплачиваемый тяжеловес лиги.
— Удивления и понимания, почему он решил это сделать, нет. Ни в ту, ни в ту сторону. Да и во время его карьеры он часто делал такие вещи, которые от него не ожидали. Насколько я понимаю, конфликт с Дэйной Уайтом у них был практически с самого начала этой истории с поясом. То ему бой за пояс не давали, то давали. То ушел от одного тренера, то хотел больше денег… Судя по тому, что он, как ты сказал, самый высокооплачиваемый тяжеловес UFC, что он сильнейший чемпион, значит, он все делал правильно до этого момента. И, может быть, это решение было более правильным сейчас. Наверное, он знает лучше, что ему делать.

Getty Images

— Уайт говорил, что у Нганну были проблемы с коленом, плюс он не молодеет. И он решил пойти туда, где будет меньше конкуренции, но больше денег. А что ты думаешь?
— Нганну сейчас на хайпе. Он выиграл всех с хорошим отрывом. И не имеет значения, где он сейчас будет выступать. За ним будут следить. Он может двигаться отдельно от UFC, пока там не появится такая же новая звезда. Не появится такой же человек, который бы на голову-две был бы лучше других тяжеловесов, который бы легко побеждал, который так же угрожающе выглядел бы. Тогда да, имеет смысл Нганну вернуться и с ним разобраться. А сейчас все все равно будут говорить про Нганну, что бы ни происходило в UFC. Единственное — возвращение Джона Джонса. Как он будет чувствовать себя в тяжелом весе, как подерется с Ганом… Пока это создает интригу. Пока рядом я не вижу тяжеловесов с такой же аурой, с таким хайпом, как у Нганну. Да, есть Павлович, он выиграл несколько боев яркими нокаутами. Но, мне кажется, пока немножко рано про него говорить. Но у него получается хорошо. И если он на этом зяраде продержится, то все получится. Немножко нужно поработать над медийкой, но в целом он похож на Нганну. Но он еще не чемпион.

— Александр Емельяненко попросил его менеджера сделать бой с Нганну в ОАЭ. Посмотрел бы?
— Да, посмотрел бы… Ну это же хайп просто. Говори об этом, а люди будут говорить о тебе, не более того. Это же просто какие-то глупости. Я тоже хочу подраться с Нганну! Когда он стал чемпионом, говорил своему менеджеру каждый день: «Делайте бой с Нганну!» А никто не делал… Здесь то же самое. Откуда деньги? Какой интерес? Где делать? Немножко разные уровни…

— Всего…?
— Да.

— А удивился ли, что Джонс сразу получил титульник с Ганом?
— А ему драться-то не с кем. У него очень звездный статус, и ему нужен бой либо с чемпионом, либо с кем-то, кто недавно был чемпионом. А сейчас из таких людей остался только Ган… Туиваса проиграл, он дрался с Ганом раньше. Нет ребят на таком же медийном уровне. Еще Миочич есть, но непонятно, готов ли он драться. То есть нет соперника именно равного на медийном уровне. В этом смысл, ведь бой надо продавать. Джонс стоит дорого для UFC. Возвращение его, думаю, стоит еще дороже. Турнир будут продавать на территории Америки, и нужен человек рядом с Джонсом, способный продавать. Остается только Ган. Нормальный вариант. А с кем еще драться?

— Нганну ушел из UFC, чтобы поискать более выгодные варианты в статусе свободного агента. У тебя ни разу не возникало мыслей попробовать так же сделать, посмотреть, что может предложить рынок?
— Пока нет. Пока все устраивает UFC. Есть, куда расти, к чему стремиться. Есть, куда идти, и хоть очень многие в меня перестали верить, но я все-таки хочу забрать пояс. Я еще достаточно молодой для тяжелого веса — как раз самый рассвет. Ощущаю, что как тяжеловес я только набираю максимальную форму. Есть еще потенциал. Хочу добраться до пояса в UFC, попробовать выиграть, а там посмотрим.

— Ты уже три месяца находишься в США. Стало ли из-за этого сложнее в работе со спонсорами?
— Нет. Сейчас на рассмотрении у нас несколько контрактов, и этот процесс уже длится не один месяц. И проблема не в тех компаниях, а скорее мы притормаживаем, чтобы доработать некоторые нюансы. Спонсоры будут, хотя большой нужды сейчас в них нет, потому что мои выступления позволяют заработать денег на комфортную жизнь и тренировки. Контракты спонсорские в работе, сложностей нет.

— Иван Банников (менеджер Волкова. — Sport24) в свое время в интервью рассказывал, что на тебя выходили с предложением рекламировать препарат для потенции. Вроде как порядка 100 тысяч долларов за несколько постов. Помнишь эту историю и почему решил отказаться?
— Не помню сумму, которую мне предлагали, но я сразу отказался, естественно. Тут дело не в деньгах, а в репутации. Со мной ведь это останется… Останутся мемы и прочее. Об этом не принято разговаривать — особенно у нас в России. А если и принято, то в качестве насмешек над людьми с проблемами. И я просто не хотел в этом участвовать. Пусть и нет у меня избытка в деньгах, но мне хватает того, что я зарабатываю. И, если какая-то реклама меня смущает, я просто не беру ее. За любые деньги. Все, что я рекламирую, я в основном проверяю — чтобы оно работало, чтобы не навредило. Чтобы совпадало с моими представлениями о правильном и неправильном. За любую рекламу не берусь.

— Ты говорил, что куришь сигары. А как возникла эта привычка?
— Это не привычка, просто некоторые люди пиво пьют, а я курю сигары. Не то чтобы каждые выходные — реже. Если хорошая компания, хороший вечер и хорошая сигара… то есть, это нечастый ритуал, просто иногда позволяю себе и не делаю плохо своему здоровью. Не пропагандирую ни в коем случае, но мне это, бывает, нравится. Первый раз я попробовал сигару в Доминикане, когда побывал на фабрике. Проникся производством, всем процессом. Потом познакомился с людьми, которые в это дело влюблены, и они мне немножко больше рассказали про сигары, про культуру курения. Не скажу, что я обязательно должен выкуривать хотя бы одну сигару в месяц. Они лежат у меня дома в коробочке, и я могу иногда себе позволить, если не готовлюсь к бою.

— Через месяц в Лос-Анджелесе состоится бой Федора с Бэйдером. Михаил Заяц сказал, что ваша команда могла бы предложить команде Емельяненко помощь с залом и другими бытовыми вопросами. Это правда?
— У Миши есть контакты ребят из команды Федора, и мы до сих пор с ними общаемся, потому что мы раньше вместе тренировались. Мы тут долгое время находимся, и у нас есть залы, в которые мы можем спокойно приходить тренироваться. Ну, и если им понадобится помощь с залом, с размещением, то, естественно, мы посодействуем. Бывает, возникают проблемы, когда только приезжаешь и чего-то не знаешь, а может, просто что-то стесняешься спросить. Хотя, думаю, у них такого быть не должно — ребята уже неоднократно бывали в Америке, но все же.

— На бой Федора планируешь поехать в качестве зрителя?
— Посмотрим, почему нет? Было бы интересно посмотреть.

Bellator.com

— На записи подкаста Hustle MMA ты негодовал, потому что вы разминулись с Вадимом Немковым, который чуть ранее был в студии. Хотелось пообщаться?
— Да, мы в хороших отношениях. Вадима еще помню, когда я только приезжал на сборы к Федору. Вадиму тогда было 15-16. Это было еще до того, как его в армию забрали. Получилось так, что, когда он уже возмужал, окреп и вышел на высокий уровень, мне с ним не довелось потренироваться. Если приедет на бой Федора, то увидимся.

— Чего ждешь от боя Федора?
— Ничего от боя не жду, мне просто интересно посмотреть. Все будет зависеть от формы Федора, его подготовки. И от формы Бэйдера тоже. Мне больше интересен поединок, и хотелось бы, чтобы Федор провел его хорошо. Потому что говорилось, что бой последний, и пусть он проведет его достойно. От него в любом случае останется хорошее впечатление, но пусть и последнее слово будет вдохновляющим для других бойцов.

— Ты был на сборах в команде Федора еще в начале 10-х. С тех пор часто виделись?
— Последний раз мы виделись, наверное, на похоронах у Владимира Михайловича Воронова. Это было около двух лет назад.

— Расскажи, есть ли какие-то новости по твоему следующему бою? Я так понимаю, поединок будет в марте?
— На самом деле дата уже есть и соперник тоже, просто пока нельзя раскрывать. Из-за аппендицита дату пришлось сдвинуть, и да, это март. А с кем — более запостит уже UFC, скоро все узнаете.

— Доволен подбором соперника? С точки зрения продвижения по рейтингу в случае победы и так далее.
— Ну, скорее, наверное, нет… в общем, когда узнаете, что за соперник, станет понятнее. Изначально я бы хотел получить Туивасу — он выше меня в рейтингах, и мы еще не дрались. Но он сейчас на серии из двух поражений, и не очень хорошо для него было бы соглашаться драться со мной. Сперва ему нужно вернуться на победную серию, и тогда наш с ним бой будет иметь больше смысла. А кроме него свободных ребят выше меня в рейтинге нет, хотя хотелось бы, конечно, подраться с кем-то из них. Но зато хорошо, что просто есть возможность подраться. Доволен, что могу себя проявить, выиграть бой и двигаться дальше. А с кем драться — в тяжелом весе это сейчас не так важно, потому что ситуация в дивизионе меняется очень быстро. Некоторые ребята из топ-15 получают бои с кем-то из тройки, выигрывают и поднимаются. Тот же Туиваса после пары побед стал одним из лидеров дивизиона, но если посмотреть на некоторые его прежние поражения, то станет понятно, что это отчасти вышло случайно. Все соперники из топ-10 близки по уровню. И потому имя соперника не так уж и важно.

— Чувствуешь ли, что впервые с 2013 года ты близок к тому, чтобы подраться с соотечественником в американской лиге либо за статус претендента, либо за пояс? Имею в виду Сергея Павловича.
— Я отношусь к этому скептически. Думаю, этот бой не состоится. Наверное, мы оба не хотим этого, потому что много тренировались вместе. И, чтобы этот бой случился, он должен быть титульным или наверняка претендентским. Просто так, от нечего делать — не хотелось бы. UFC, конечно, может поставить жесткие условия, но не думаю, что до этого дойдет. Поединок должен быть интересен, а конкретно этот бой будет интересным только нашей аудитории. А это вряд ли сейчас главная цель UFC, им интереснее делать турниры для американцев. Конечно, может случиться все, что угодно. Например, могут сделать такой бой для турнира в Абу-Даби, а такие турниры ориентированы больше на российскую публику. И все же нет ощущения, что мне будет необходимо подраться с Сергеем.

Getty Images

— Ты давно варишься в этой индустрии, хорошо ее знаешь и, конечно, в курсе, какая это величина — Джон Джонс. Какие мысли голову посещают, когда понимаешь, что у тебя есть реальные шансы в перспективе ближайших пары лет с ним подраться?
— Слушай, я уже давно выступаю, и подобных моментов хватало. В то время, как я начал увлекаться ММА, одним из моих кумиров был Оверим. Мне нравился его стиль, его бои, я болел за него. Реально он мне нравился, и я даже пытался за ним что-то повторять. По крайней мере, так казалось мне, хотя понятно, что мы разные бойцы. А потом через какое-то время я с ним встретился и победил. Так что этот этап кумиров я уже прошел. А Джонс…Это скорее хайп. То есть Джонс — уникальный, очень талантливый и особенный боец. Но он все же человек, как и все мы: две руки, две ноги, сделан из мяса и костей. И делает примерно то же, что и мы. Так что не ощущаю от него какой-то особой ауры. Было бы отлично с ним подраться, потому что это был бы скачок в плане общей медийности, популярности. Поединки с именитыми бойцами — это всегда круто. Но, как я уже сказал, чтобы драться с Джонсом, нужно быть на его уровне популярности или приближаться к нему. А я последние полгода из медийного поля ушел. Выгорел немного от всех этих интервью и вопросов, подустал.

— Заметил, что ты последнее время нередко отвечаешь на критику в комментариях. Иногда получается грубо. Допустим, был случай, тебе написали: «Что-то больно много видео за последние дни. Тренироваться больше надо, а не видосы снимать!» И как думаешь, что ты ответил?
— Типа «сам тренируйся», или что-то такое. Уже не помню.

— Нет. «На *** иди, умник».
— Ну, просто разное настроение бывает. Стараешься, заливаешь. Леха приезжает (Алексей Лихарев — блогер, друг Александра Волкова. — Sport24), какие-то фоточки делает… И при этом я очень много тренируюсь! Я тренируюсь дохрена. А тут фоточку выкладываешь, и тебе такой умник пишет «тренируйся». Это не то, чтобы серьезно. Больше постирония. В какой-то степени может показаться серьезным, а на самом деле это была шутка вот для таких умников. Просто чтобы такие вещи воспринимать, нужно понимать мое чувство юмора — оно очень специфическое.

— А есть еще такое. Тут уже тебе пишут: «Пошел на ***». Как думаешь, что ответил?
— Блин, не помню…

— «Придержи пока там место».
— Эти смешные фразы, бывает, рождаются в моменте. Есть настроение почитать, если понимаю какой-то прикол, то могу и ответить. Удачные шутки бывают.

Getty Images

— Ну, и вот пишут: «Не на том пляже шумишь, Саша. На берегу Каспия надо было потренироваться, если серьезные цели ставишь перед собой»… Не помнишь, что в ответ написал?
— Типа «сам потренируйся»?

— «Вряд ли это сделает твою жизнь осмысленнее». Что-то философское, со смыслом.
— Когда люди пишут тебе «делай то», «делай вот это», они сами за своей жизнью не следят. Написав какой-то комментарий с советом, они ответственности за это не несут. И потому профессионалы оценивают это скептически. Идет со стороны чувак и просто первому попавшемуся пацану говорит: «А ты лучше сделай вот так». И пацан даже не думает, что ему херню посоветовали. Он, может, думает: «Да, блин, такая серьезная фраза». А тот чувак вообще левый, со стороны. Люди часто советуют другим, а у самих в жизни полный бардак. Не могут разобраться в себе, что им делать и как. И от этого они сидят и пишут комментарии — кому как детей воспитывать, кому где тренироваться, где жить, что есть и так далее. А те, кто увлечен своей жизнью, у кого есть дело, они не заходят в чужие аккаунты, чтобы написать кому-то в комментарии. Что бы я ни видел в соцсетях, никогда не задумывался зайти в чужой аккаунт и написать: «А ты тренируешься не так, делаешь не то!» Просто не знаю, что за психологическое состояние у меня должно быть, чтобы я так сделал. И тем людям, которые пытаются найти какую-то желчь — вы лучше у спортсменов берите пример, мотивацию. Ведь это всегда очень большая работа. Это нужно очень много хреначить, и это огромные эмоции на выход. Если так задуматься, я выступаю профессионально с 2009 года. Около 14 лет я просто хреначу в одном и том же режиме: тренировки, сон, еда. Ничего не меняю, нагрузки только увеличиваю. Жизнь проходит мимо. А я и в школе тоже тренировался, не только учился. И мне кто-то будет говорить, где и как тренироваться? Ну это же смешно. Лучше займитесь своей жизнью и мотивируйтесь от тех ребят, которые спортом занимаются. И не пытайтесь их учить, если не шарите. Вот такой посыл.

Подписывайся на наш ютуб-канал про ММА, чтобы ничего не пропустить!

Реклама 18+
Финальная битва! Кто круче?
Уникальный шанс — выбери лучшего в истории ММА здесь и сейчас!
Конор
Хабиб