logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Ярослав
Степанов

«На глазах мамы убил человека». Боец ММА из России расправился с врачом в США из-за спора о вакцинации: подробности

Дикая история.
MMA / БоксUFC
17 ноября 2021, Среда, 14:25
shutterstock.com / instagram.com/khozhiev_ak47

10 дней назад на острове Гуам случилось преступление, о котором вы уже точно слышали: 27-летний Акмал Хожиев убил знакомого врача из-за спора о вакцинации. Сначала боец ММА (его статистика в профессионалах — 3 победы и 1 поражений) придушил собеседника, затем нанес ему удар в шею куриной ножкой, а попытку бегства пострадавшего пресек ножевым ранением, оказавшимся для 42-летнего радиолога смертельным. Когда на место прибыла полиция, Хожиев сказал: «Сэр, это я убил его».

Мы связались с другом детства Хожиева Заррухом Адашевым (4-3 в ММА, 1-2 в UFC), чтобы узнать подробность, которой не было в публикациях СМИ, и понять, каким человеком был Акмал до того, как начал вести себя очень странно.

— Насколько хорошо вы были знакомы с Акмалом?

— Мы были не просто знакомы, мы как братья были. Росли вместе, ходили в один зал в Самарканде, тренировались вместе, на соревнования ездили, друг у друга дома были, соседями были. Последние пару лет он жил на острове Гуам, должен был получить документы и прилететь сюда (в Нью-Йорк), чтоб продолжить спортивную карьеру. А так мы везде вместе были — на свадьбах, праздниках…

— Как ты отреагировал на новость?

— Во-первых, был в шоке. Во-вторых, я слежу за страничкой Акмала в инстаграме последние 3-4 месяца — он очень странный, выкладывает какие-то непонятные вещи. Он никогда не был агрессивным, всегда адекватный, добрый, отзывчивый. Даже когда мы хулиганили, он нам всегда говорил: «Перестаньте, не делайте так». Всегда нас останавливал. Хорошо учился в лицее, потом переехал в Россию, там успешно окончил университет. Очень умным был. И, повторюсь, последние несколько месяцев я наблюдаю, что с ним что-то не то. В какой-то круг вляпался, не знаю. Я не мог понять его.

— Когда вы общались последний раз?

— Где-то 2-3 недели назад. Я часто ему пишу, спрашиваю: «Как дела?» Особенно, когда заметил, что с ним что-то странное. Он начал выставлять непонятные вещи, стричься налысо, называть себя «гангстером мусульманином». Его отец мне еще звонил, просил как-то повлиять. Мы с другом с ним связывались, спрашивали, что случилось. Говорили ему: «У нас в Исламе нет понятия «гангстер-мусульманин». В Исламе нельзя бить кого-то, обижать». А он отвечал: «Я другой мусульманин. Я — гангстер-мусульманин». Мы ничего не понимали.

— Он тренировал и тренировался в одном из залов на острове Гуам. Пишут, что его уволили пару месяцев назад. Ты что-то слышал об этом тогда?

— Да, он мне говорил, что его выгнали из-за отсутствия вакцины. Может, на этой почве у него пошел такой негатив на вакцину.

— Я так понимаю, ты это связываешь с некоторым помутнением в сознании?

— Да. Честно сказать, в шоке. Повторюсь, Акмала я знаю очень давно и очень близко, знаю, каким он на самом деле был человеком. Он всегда был спокойным, муху бы не обидел. Ему когда говорили что-то плохое, он молча мимо проходил. Но круг общения сильно влияет. Я видел, что он с какими-то непонятными пацанами общается, с курягами…Короче, не узнавал его.

— Пробовал ли ты сейчас узнать подробности ситуации у его родственников?

— Я писал Амиру — его младшему брату. Он прочитал сообщения, но не ответил. Конечно же, я переживаю, ведь это близкие друзья. Написал некоторым нашим общим знакомым в Самарканде, но никто не понимает, что случилось. Даже родители не знают.

— Получается, он жил на острове Гуам. Это, вроде бы, территория США, но располагающаяся сильно далеко от Америки?

— Да-да, я вообще раньше не знал об этом месте, пока не увидел, что Акмал там живет. Он все ждал документы, хотел прилететь в Нью-Йорк, чтоб мы вместе начали тренироваться, помогали друг другу. И тут я просыпаюсь утром, вижу новости…Я в шоке.

— А он тебе говорил о своих проблемах?

— Нет. Всегда говорил: «Все нормально». Но я никогда и не спрашивал его конкретно, мол, ничего ли у тебя не случилось. Чтобы не обидеть его. Я думал, когда он сюда прилетит, буду с ним рядом, помогу, чем смогу. А на расстоянии не спрашивал, не хотел чем-то задеть.

— Гуам — это не совсем США, но, наверное, есть и много похожего. Нет ощущения, что вакцинация в Америке — особенно больная тема?

— Да, США это одна большая страна, но тут 50 штатов, и везде разные правила. Например, в Нью-Йорке, если ты не вакцинирован, то не можешь никуда пойти. А во Флориде тебя могут арестовать, если ты просто спросишь у кого-то, вакцинирован ли он. В каждом штате свои порядки. Если бы подобное случилось во Флориде, возможно, Акмала бы вообще отпустили. Потому что там насчет вакцины не принято говорить. Помню, в Нью-Йорке, когда все закрывалось, было ощущение, что людей вообще не существует. Как будто фильм «Я — легенда». Я полетел во Флориду и попал в другой мир. Все открыто, все без масок, люди не боятся ничего. Короче, невозможно по одному месту судить о ситуации в США.

— В русскоязычных СМИ Хожиева представляют по-разному — российский боец, таджикский боец… А как правильно?

— В Таджикистане он родился, но уже в годик оказался в Самарканде. Там же и вырос. Считаю, он из Узбекистана. По национальности — таджик. У него позже появился российский паспорт, поэтому, возможно, и говорят, что российский боец.

— Какие у него были перспективы в ММА?

— Когда он дрался на любительском уровне, он не был особенно титулованным бойцом. Выигрывал чемпионат города, но проигрывал на чемпионатах Узбекистана, Азии и так далее. Но он никогда просто так победу не отдавал. Проигрывал в близких боях. И тот, кто его побеждал, всегда становился чемпионом. Акмал — не самый одаренный боец, но он любил пахать, никогда не пропускал тренировки.

— Будешь ли ты в ближайшее время связываться с его семьей, чтобы отследить развитие ситуации?

— Конечно. Я хотел позвонить его папе, но не знаю, будет ли он со мной сейчас общаться. Мне сказали, что в тот момент мама Акмала была с ним рядом, разнимала, что-то делала. И на глазах мамы он убил человека. Это сильная психологическая травма для родных. Не знаю, если позвоню, рад ли он будет со мной поговорить. Как все утихнет, узнаю у них, могу ли чем-то помочь его родителям, ведь это близкие для меня люди. Брату его тоже написал, мол, если что-то нужно его родителям в Нью-Йорке, пусть скажет. Его папа и мама в Нью-Йорке были, но из-за непонятного состояния Акмала мама полетела туда, чтобы рядом быть.

Подписывайся на наш ютуб-канал про ММА, чтобы ничего не пропустить!

Петр Ян возвращает себе пояс UFC! Следи за этим вместе с нами

Поделиться
Понравился материал?
0
0
0
0
0
0