logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Ярослав
Степанов

Бразилец из UFC оскорбил весь Казахстан. Теперь Дамира Исмагулова просят «убить» его в бою

Да, это жестко…

MMA / БоксUFC
21 мая 2021, Пятница, 11:00
Getty Images

В 2018-м году Дамир Исмагулов подписался в UFC со статистикой 18-1, чемпионским поясом M-1 и в статусе одного из сильнейших легковесов из СНГ. За первые 9 месяцев в лучшей лиге мира Дамир одержал три победы, ждал предложение о продлении контракта и визу в США, но и с тем, и с другим возникали проблемы.

К двум вопросам, которые предстояло решить, добавилась еще и травма, выбившая спортсмена из строя на весь 2020-й. В ближайшие выходные он все-таки возвращается. С новым контрактом на 4 боя, американской визой и восстановившимся коленом, но получая в соперники дебютанта UFC.

Рафаэль Алвес из Бразилии захотел подогреть интерес к противостоянию, выложив жутко провокационное видео, накинув флаг Казахстана на забитую тапком крысу. Пришлось извиняться…

Подробности возвращения Исмагулова, трудности, которые могли сломать карьеру в 30 лет, и последствия поступка Алвеса — в этом интервью.

— К этому бою была неопределенность. Во-первых, где готовиться — это зависело от того, когда и где я буду получать визу: Казахстан, Дубай, Грузия. Постоянно приходилось подстраиваться, но в любом случае я тренировался, независимо от того, где я находился. Понимаю, что я вывел свои кондиции на 60-70 процентов, и это позволит мне выступить. Я могу выиграть за счет этого. То, что у нас поменялась дата, — это на руку. Лучше подготовился, больше времени было. Единственное, что приехал сюда за короткий срок до боя. Но главное, что доехал, — начинает Исмагулов.

— По прибытии в США ты написал: «Добрался до Америки», а твой менеджер Саят прокомментировал: «Через огонь, воду и медные трубы». Расскажи, как выглядели эти «огонь, вода и медные трубы»?
— Очень много проблем было. Многое пришлось сделать, чтобы получить визу. Я собрался в Америку за полтора часа, мне передали паспорт — все очень быстро было. Я знал, что так будет. Где-то даже настраивал себя на это. Не хочу раскрывать конкретные подробности, но было сложно.

— Был ли момент, когда ты подумал, что ничего уже не получится?
— Мне больше казалось, что ничего не получится. Когда я поехал на собеседование, мне сказали, что виза одобрена. Но настрой зависит от окружения — многие начали мне говорить, что визу крайне тяжело получить, и я уже на подсознательном уровне смирился, что мне ее не дадут. Затем уже, когда ее одобрили, ты начинаешь настраиваться на сам бой, на соревновательный процесс. Из-за того, что периодически все приходилось менять, были сложности. Поэтому «огонь и медные трубы».

— Не так давно Тиаго Мойзес, боец, которого ты победил в крайнем бою, получил в соперники Ислама Махачева. А почему тебе дали дебютанта?
— Я так понимаю, что в тот момент был свободный боец, и меня с ним утвердили. Ему предложили контракт — он подписал, мне предложили — я тоже подписал. В UFC есть бойцы, которых они хотят свести, а есть свободные, которые просят бой. И они ему дают. Я был тем бойцом, который попросил бой в UFC, он тоже попросил, наши интересы пересеклись и нам дали контракт.

— Был ли у тебя вариант подраться с Исламом Махачевым?
— Такой вариант не обсуждался. Я просто сказал Саяту, что мне нужен бой. Он мне скинул соперника. Я подписал контракт, а потом ждал, когда он подпишет. Он долго не подписывал, но все же подписал. В интернете пишут, что с Махачевым никто не хочет драться. В UFC много бойцов, и я не знаю, как можно не хотеть драться. Если бы мне предложили бой с Исламом, я бы вышел. Почему нет? Мы все спортсмены, мы все в одном дивизионе. В любом случае нам надо встречаться и биться. Это спорт. Здесь нет ничего такого. Конечно, драться с иностранцами интереснее. Между собой мы уже по любителям дрались, и в ранних боях карьеры. Все хотят бойцов с именем. Но места под солнцем мало. И я не против того, чтобы драться с бойцами из СНГ, России.

— Рафаэль Алвес, твой ближайший соперник, отметился жестким видео в инстаграме, где поставил флаг Бразилии на тапок, а флаг Казахстана на крысу. Какая у тебя была первая реакция?
— Я сразу понял, что это туповатый боец, не от большого ума он это сделал. Если ты хочешь спровоцировать человека, нужно это как-то по-другому делать, а он… Хочешь меня задеть? Задень. А он там целый народ подставил, не зная ничего. Потом он мне написал в личку, извинился. Смотрел его бои, да, он опытный парень, но делает такие безумные вещи. Посмотрим, как все будет.

— Пишут ли тебе фанаты из Казахстана, которые хотят мести?
— Да. Пишут достаточно жестко. Но в основном пишут люди, которые понимают, что это бой, что это спорт. Всегда нужно выходить с холодной головой, нельзя ломиться и пытаться что-то доказать. Лучше спокойно выйти и подраться.

— Пример самого жесткого комментария.
— Писали «разбей», «убей его» и так далее. Агрессивно настроены.

— Ты не раз говорил о возможности спуститься в полулегкий вес. Это будет уже четвертый бой в легкой категории. Ты проделал большой путь в этом дивизионе. Уже нет желания спускаться, или ты еще рассматриваешь такую возможность?
— Я действительно рассматриваю полулегкий вес, потому что на 70 кг я не очень много гоняю. Преимущество легкого в том, что он мне позволяет чаще драться. Моя тактика на бой и ведение поединка позволяют выступать в легком весе. Но для более важных боев я хочу спуститься в полулегкий — топ-10, топ-5, я готов зарекомендовать себя, драться с хорошими соперниками. Для этого я могу провести два-три боя в год в полулегком весе, но так, чтобы было время на подготовку, чтобы была конкретная дата.

— Категория до 70 кг выглядит немного застойной. В топ-10 много бойцов, которые либо не дерутся совсем, либо дерутся выборочно, не принимая бои с теми, кто не входит в десятку лучших. Есть ощущение, что там просто тяжелее пробиться?
— Я знаю, что топ-10 стоит на месте. Но я умею ждать. Рано или поздно это звено посыпется. Бойцы должны драться. Они не могут вечно отсиживать свои места, им придется драться, и они слетят. Многие там незаслуженно сидят. Топ-15 — да, гонорары у них другие, бои им делают другие. Если взять этот турнир, я выступаю первой парой, меня это напрягает, потому что кроме Гарбрандта я никого из этих бойцов не знаю. Есть дебютанты, есть бойцы с отрицательным рекордом, и все они выступают позже меня, а меня поставили первой парой. Не знаю, с чем это связано. Возможно, с тем, что мой бой перенесли с одного турнира на другой. Мне не принципиально, но для моей медийности мне нужно драться в более поздних боях. Даже на этом турнире я мог бы выступить в главном карде. Но они сделали так. Посмотрим. Я только вернулся, мне нужно посмотреть, как все пройдет.

— Помимо того, что легкий вес UFC самый тяжелый в плане продвижения, он еще и самый прибыльный, если ты добираешься до вершины и дерешься со звездами. Самая громкая фамилия там — Макгрегор. Представляешь ли ты, что в будущем можешь подраться с ним? Позволяют ли тебе об этом думать не только спортивные, но и медийные амбиции?
— Все хотят подраться с Конором из-за денег. У меня нет желания драться с ним ради кучи денег, для меня главное — идти к вершине, к поясу. Нужно понимать, за сколько ты можешь к нему дойти, здесь нельзя делать ошибок. Я хочу драться с хорошими бойцами, у которых есть громкие имена. Обычно происходит так — если ты выиграл спортсмена с громким именем, о тебе сразу начинают все говорить. И так постепенно. Я никуда не тороплюсь, время позволяет. Я настроен в ближайшее время забраться в топ-10. А почему нет? Если те, кого я побеждал, — в топ-15. Я уверен, что могу не только конкурировать с ними, но и побеждать.

— Накануне в твоей категории появился новый чемпион. Удивило ли тебя выступление Чарльза Оливейры?
— Да. Оливейра много пропускает в стойке. Он давит на характере, у него хорошее джиу-джитсу, и все. Но он попал по нему левым боковым, таким коротким. Но Чендлер больше на кроссфитера похож. У него неплохая борьба. Видно, что качается, физически очень сильный. Но физика тебя не спасет, когда по тебе попадут. После всех ударов он руки опускает к поясу, а когда его бьют по голове, он поднимает руки и открывает корпус. Я анализирую бойцов, смотрю, у кого какие дыры. И это сыграло с ним злую шутку. После удара он опустил правую руку, и ему зашел левый боковой. Но Оливейра удивил.

— В январском интервью ты рассказывал, что за время простоя были люди, которые отвернулись от тебя. Как это выглядело?
— Думаю, это всегда так. Когда ты идешь на победной серии и становишься известным, все вокруг тебя. Но когда ты проигрываешь или получаешь травму, которая ставит дальнейшую карьеру под вопрос, что с тебя взять? Ты уже почти закончил карьеру, вокруг тебя пиара больше не будет. И ты почти ничего не добился. Так люди начинают отсеиваться, забывать. Но когда ты возвращаешься, они снова хотят вернуться, начинают писать и звонить. Это правда жизни. Я могу им в лицо это сказать. Считаю, что те, кто болеет за тебя и переживает, они всегда должны быть рядом и помогать, и в победе, и в поражении, если это искренне. Если нет, то и внимание на таких людей не стоит обращать. Нужно надеяться на Всевышнего и на самого себя. Ты должен делать все от себя зависящее, создавать причины. А там как пойдет. Те, кто должен быть рядом, они будут. А те, кто ушли, они не были близкими. В любом случае я должен идти вперед, а не ждать от кого-то чего-то. Время показало, что не стоит этого.

Скачать приложение Sport24 для Android

Скачать приложение Sport24 для iOS