logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Редакция
Sport24

«Вижу, в окно стучат. Подумал: «Что за наглый фанат?» Три года назад Конор атаковал автобус с командой Хабиба

Вспоминает человек, сидевший в том самом фургоне.
MMA / БоксUFC
7 апреля 2021, Среда, 11:20

Ризван Магомедов — партнер по бизнесу знаменитого Али Абдель-Азиза, который уже не один год ведет дела команды Хабиба Нурмагомедова в качестве менеджера, а также стоит во главе самой могущественной агентской службы в смешанных единоборствах «Dominance MMA». Благодаря Магомедову Хабиб, его братья, а также много других атлетов из нашей страны исправно получают возможность показывать свои навыки в лучших боевых лигах мира.

А еще Ризван ровно три года назад был вместе с Хабибом в том самом автобусе, на который, вооружившись тележками и стульями, напал Конор Макгрегор, окончательно спровоцировав таким образом UFC на организацию самого кассового поединка в истории.

В этом интервью менеджер вспоминает:

  • как Хабиб Нурмагомедов объявил об уходе из ММА своей команде;
  • каким образом шорты Эла Яквинты помогли Хабибу выиграть титул UFC;
  • где хранятся пояса Нурмагомедова;
  • свои первые мысли в момент, когда в автобус полетети тяжелые предметы.

— За последнее время подрались многие бойцы «Dominance MMA». Как скоро мы увидим кого-то еще из ваших клиентов?
— Думаю, перерыв долгим не будет. У нас большой ростер, потому перерыва не получится сделать даже при желании. Скоро начинается новый сезон PFL — там также будут выступать наши ребята. На российской арене мы тоже часто мелькаем.

— Последнее время мы видим, что все чаще бойцы «Dominance MMA» подписываются в Bellator — это и Усман Нурмагомедов, и Александр Шаблий, и Магомед Магомедов. Это потому что стало сложнее подписываться в UFC?
— Нет, не соглашусь с твоим тезисом. От «Dominance MMA» всегда бойцы присутствовали в Bellator — Пол Дэйли, Нейман Грэйси и еще многие. Просто именно наши бойцы из России последнее время чаще стали попадать туда. Сейчас немного поменялась политика Bellator: лига стала больше ориентироваться на бойцов со всего мира.

— Известно, что USADA перестает тестировать бойцов после окончания карьеры, но Хабиба, как мы знаем, какое-то время еще тестировали после того, как он объявил об уходе. Его уже исключили из списка тестируемых, и если да, то сложный ли это был момент для вас?
— Да, это произошло. Где-то месяц назад, в начале марта. Помните, когда Дэйна Уайт говорил, что у него осталась последняя надежда, что Хабиб вернется? Вот тогда Хабиба окончательно выключили из этой программы. Сложности никакой не было, но получился немного сентиментальный момент для меня и всей команды, ведь ушла целая эпоха. Хотя это ощущение было уже с октября месяца.

— А был такой момент, когда Хабиб, может быть, лично вам сказал: «Ризван, можно меня исключать»?
— До боя с Гейджи, в последнюю ночь весогонки он собрал команду и сказал всем то же, что после боя сказал в октагоне — что это его последний бой и больше он не выступит. До этого он тоже поднимал эту тему, хотя всего не рассказывал. А тут я понял, что все всерьез и надолго. Буду откровенным, после этого я ни разу его не спрашивал о возвращении, потому что был уверен, что он будет стоять на своем.

— Насколько часто к вам в агентство обращались с предложениями вернуть Хабиба?
— Таких предложений было очень много. Даже если мы не говорим о UFC — было очень много интересных и занимательных предложений со всего мира. Но точка есть точка.

— Боец UFC в недавнем прошлом Бен Аскрен сейчас участвует в раскрутке полувыставочного боя с блогером Джейком Полом. Можете представить себе Хабиба в похожей истории?
— Нет, мне это представляется с трудом. Должен мир перевернуться, чтобы такое случилось.

— Почему-то когда шла речь о 30-м бое Хабиба, все говорили только про UFC. А был ли вариант, при котором Нурмагомедову могли организовать бой с условным Тони Фергюсоном где-нибудь, например, в Арабских Эмиратах, на площадке UA Warriors?
— Предложения были, и самые разные — бокс, кикбоксинг, бои и многое другое. Но ничего такого не обсуждалось всерьез.

— Об Исламе Махачеве теперь говорят как о человеке, который способен забрать пояс, но у него есть проблема с соперниками. Также в «Dominance MMA» есть Джастин Гейджи, которому тоже не с кем драться. Насколько реально сделать им бой?
— Периодически наши бойцы встречаются между собой, это уже расхожая практика, потому что мы обладаем большим ростером. Конфликта интересов тут нет. Тот же Хабиб дрался с Гейджи. Но не все зависит от нас. Когда речь о бойцах из топ-10 и топ-5, то в первую очередь все решает UFC. У лиги свои планы, задумки, своя шахматная партия — кого и с кем сводить. Но если бы нам поступило такое предложение от UFC, то мы точно не стали бы мешать.

— Ислам хочет драться с кем-то повыше. Сейчас в топе свободны Пол Фелдер и Дэн Хукер. Можно сказать, что Махачев, скорее всего, подерется с кем-то из них?
— Есть Пол Фелдер, есть Дэн Хукер и есть Рафаэл дос Аньос. Думаю, один из этих трех человек и станет оппонентом. А скоро мы определимся и с датой.

— Может ли следующий поединок Махачева пройти на одном карде с боем Порье — Макгрегор (11 июля)?
— Нет. Насколько я знаю, основной кард этого турнира уже забит другими боями. Плюс Махачев в следующем поединке должен подраться в пятираундовом мейн-ивенте. Потому, скорее всего, Ислам подерется на одном из турниров серии UFC Fight Night.

— Майкл Чендлер не так давно показал, как можно через Bellator обходным путем быстро добраться до титульника в UFС. Повлиял ли его пример на ваше решение отправить Усмана Нурмагомедова именно в Bellator?
— Эти примеры никак не связаны.

— Каким вы видите идеальное развитие карьеры Усмана на ближайшие годы?
— Далеко пока не забегали. Просто устроили его в один из лучших промоушенов мира, чтобы он себя показал. Конечно, надо всегда ставить большие цели, но загадывать не хочется. Пока Усман выиграл только первый бой. Пусть проведет два-три, и тогда мы будем понимать, как действовать дальше.

— Сейчас мы наблюдаем за развитием карьеры самых молодых Нурмагомедовых из команды — это Усман и Умар. А есть ли еще более молодые Нурмагомедовы, о которых мы пока не слышали, но скоро они также могут начать профессиональный путь?
— Есть еще пацаны молодые с фамилией «Нурмагомедов», и вы скоро о них услышите. Они пока выступают на любительском уровне. Так же младшие двоюродные братья Хабиба. Это Магомедали Нурмагомедов и еще один Умар Нурмагомедов. Им по 17-18 лет.

— Насколько вероятно, что следующий бой того Умара Нурмагомедова, который уже выступает в UFC, будет с заметным соперником? С кем-то, например, уровня Шона О’Мэли.
— Не думаю, что нам сейчас дадут Шона О’Мэли. Последний бой он выиграл у Томаса Алмейды, хотя я, честно говоря, этого не ожидал. Так что наверняка его сейчас поставят в рейтинги и будут продвигать. Умар пока провел лишь дебютный бой, плюс ему только что провели операцию на колене — он порвал связки, — потому на следующие несколько месяцев он выбыл. Увидим его в конце лета, если все пойдет хорошо.

— В России сейчас набирают популярность YouTube-промоушены, и парни, которые выступают там по ММА, становятся все известнее. Может ли их медийность в будущем помочь им подписаться в UFC?
— Мейдийность — это одна из составляющих смешанных единоборств. Не надо забывать, что UFC и Bellator сегодня — это в первую очередь шоу. Если еще 10 лет назад было немного по-другому, то сейчас медийность немного важнее для бойца, чем мастерство. Мы много раз видели, как талантливые ребята, которым не удавалось создать вокруг себя шум, оставались на нижних полках.

— Представляете, что сами когда-то возьметесь за бойца из поп-ММА? Например, Мохаммед Хейбати говорил о желании попасть в UFC.
— Хейбати? Я слышал о нем только всякие скандалы, интриги и расследования, а боев не видел. Вот когда посмотрю, что он представляет собой в поединке, тогда будет понятно.

— Сегодня ровно три года со дня, когда Конор Макгрегор напал на автобус, в котором находились и вы с Хабибом. Тогда эта история не казалась веселой, но, может, сейчас это уже забавно вспоминать?
— Давайте предадимся воспоминаниям, это и правда забвно. Сели в автобус, только отъехали, и смотрю: слева какой-то мужик подбегает и стучит. Обычно такое бывает, когда фанаты хотят сфотографироваться или что-то еще. А этот прямо передо мной так стучит, я еще подумал: «Что за наглый фанат такой?!» А тут — сначала один стук, потом другой, и я уже начал понимать, что что-то не так.

— Обращали внимание, что в тот момент видео из автобуса записывал Эл Яквинта — человек, который еще не знал, что в итоге именно он подерется с Хабибом?
— Ну там многие вытащили телефоны, как бывает всегда, когда что-то происходит. Интересная была неделя, много событий произошло за два-три дня. Это приятно вспомнить.

— Натыкались сегодня на посты об этом?
— Да, натыкался. В каком-то из пабликов выставили, что прошло ровно три года с того дня. Много интересных моментов вспомнил. Вот, например, один. Сначала, в начале недели слетел этот товарищ Фергюсон. Нам дали Холлоуэя, но потом и его не пропустили. Начали смотреть, кто остался по карду — там были Эл Яквинта и Пол Фелдер. Первой кандидатурой был Фелдер, и вес у него был ровно 155 фунтов. Но комиссия его не пропустила из-за низкого рейтинга. Нонсенс, но такова их политика. В итоге остался Яквинта, но у него было 155,2 фунта — а это означало, что нельзя было делать такой бой титульным. Как нельзя?! Столько готовились, столько ждали… И тут надо отдать должное моему коллеге Али Абдель-Азизу.

В момент, когда даже в UFC смирились, что бой Хабиба с Яквинтой будет не за титул, Али вспомнил, что Эл взвешивался в шортах. Он собрал всех — комиссию, Дэйну Уайта, и мы начали звонить Яквинте по видеосвязи. Эл взял те самые шорты и кинул их на официальные весы так, чтобы это было видно, и весы показали ровно 0,2 фунта! То есть его собственный вес получился четко 155! Вот так и подрались за титул.

— Где находятся пояса Хабиба?
— Какие-то в школе, какие-то на базе. Может, отдаст пояс в новую школу, которая строится сейчас в горах. Всего поясов у него должно быть четыре.

— Есть вероятность, что кто-то из команды Хабиба пересечется на турнирах UFC с кем-то из команды Конора, или лига до сих пор делает все, чтобы этого не случилось?
— Не исключено. А зачем делать так, чтобы они не пересекались?

— В Абу-Даби говорили, что бой Умара Нурмагомедова убрали из карда с Макгрегором как раз, чтобы развести команды Хабиба и Конора.
— Ходила такая история, но как объяснили нам, в компании хотели за счет Умара укрепить более ранний турнир в плане имен.

Вопросы: Ярослав Степанов (Sport24) и Вадим Тихомиров (Матч ТВ)

Скачать приложение Sport24 для Android

Скачать приложение Sport24 для iOS