logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Говорю: «Привет, Конор. Я Костя из Молдавии». Как фанат Макгрегора стал его спарринг-партнером: история Гнусарева

Практически фильм!

MMA / Бокс
23 января 2021, Суббота, 13:30
instagram.com/kostignusariov

Константин Гнусарев боролся, жил в Молдавии и пытался понять, чем заработать на жизнь. Однажды он наткнулся на бои Конора Макгрегора и стал его фанатом.

Он мечтал попасть в зал ирландца и познакомиться с ним. Гнусарев занялся в ММА, а через пару лет отправился в Ирландию. Там он 4 месяца ходил на общие тренировки в зал SBG, жил в одном из самых криминальных районов Дублина, и, когда уже потерял надежду на знакомство с Макгрегором, тот его заметил и предложил побороться.

Это закончилось тем, что теперь Константин — один из главных спарринг-партнеров Конора. Он помогает ирландцу с момента подготовки к бою против Хабиба.

Корреспондент Sport24 Ярослав Степанов обсуждает с Константином текущую форму Макгрегора (таким Конора еще не видели), проблемы в подготовке к Нурмагомедову, борьбу Макгрегора (она есть) и очень жесткую работу на спаррингах (либо держишься, либо падаешь).

— Известно, что в зале SBG как минимум трое человек из Молдавии: Сергей Пикульский, Николай Гроздев и вы. Связаны ли между собой ваши истории попадания в этот зал?
— Попадания — нет. Когда я занимался борьбой в спортивном лицее в Кишеневе, параллельно Коля Гроздев занимался борьбой в Комрате. Эти школы были одними из лучших по борьбе. Мы встречались и боролись на соревнованиях. Прошли годы, и я в 2017 году решил поехать в Ирландию. Я был большим фанатом Конора, и я решил поехать буквально с закрытыми глазами — взял билеты и уехал. Мама говорит: «Ты чего? С ума сошел? Куда поехал?» Я просто поехал, потому что хотел его увидеть и с ним тренироваться. Я всем говорил, что буду тренироваться с Конором, но никто не верил — говорили мне: «Где ты, а где он!» Но спустя годы я у него в команде. С Колей мы встретились в Ирландии, поговорили, там же я познакомился с Сергеем Пикульским. Так мы подружились.

— Вы с детства занимались борьбой. До какого возраста выступали, ездили на сборы и все такое?
— Начал заниматься с шести лет, но наша сельская школа была слабенькая. В 13-14 лет я попал в спортивный лицей. Одна из лучших школ по борьбе в Молдавии. Там серьезный режим: утром и вечером тренировки. В лицее я был три года, мы постоянно ездили на сборы на Украину, в Россию, в Германию, по Европе. До 17-18 лет я боролся. Решил оставить борьбу, потому что денег мало получалось зарабатывать. Не хотел, чтобы меня содержали родители, поэтому начал работать сам. Как-то закрутилось, и я попал в ММА.

— Кем работали перед тем, как спорт начал приносить вам какой-то ощутимый доход?
— Учился на массажиста и параллельно работал в ресторане. Получалось совмещать разные работы. В Молдавии спортсменам никто не помогает. Тебе никто ничего не даст, если ты сам не заработаешь. Поэтому решил оставить борьбу, чтобы прокормить себя. Не будут же меня родители содержать.

Кто победит в главном бою UFC 257?
Уверен? Сделай БЕСПЛАТНЫЙ прогноз на бой и получи шанс выиграть iPhone 12!

— Вы рассказывали, что увлеклись ММА, когда посмотрели бой Конора на ютубе. Что это был за бой?
— Я много чего тогда смотрел. Когда работал в ресторане, ребята смотрели Конора, все кричали: «Конор! Конор!» И я подключился к ним, вдохновился увиденным и продолжил смотреть его бои дома. И тогда я посмотрел бои с Чадом Мендесом, Порье, Брандао. Я пересмотрел их несколько раз, после чего начал тренировать стойку, взял что-то у него. В то время мой друг тренировался по К-1 и пригласил меня в свой зал. Но, когда я занимался борьбой, считал ММА ненормальным видом спорта, не любил его. Но потом меня втянули, теперь я тут.

— За кем вы еще следили, когда начинали интересоваться ММА?
— Много бойцов. Но сильнее всего меня вдохновил Конор. Не поверите, целыми днями смотрел. Мама говорила: «Тебе нечем заняться?» А я просто целый день сидел и смотрел. Бои и пресс-конференции. Мне нравилось, как он подает себя.

— Как вы попали в Ирландию?
— Мне понадобилось два-три года, чтобы улететь. Я поговорил с одним человеком оттуда, попросил его встретить в аэропорту, найти мне комнату на месяц, и чтобы он мне показал, где находится зал Конора. И все. Я просто взял билет и улетел туда. Там я начал тренироваться и ходить в зал. У меня не было машины, ездил на автобусе полтора часа в зал и столько же обратно. Но я не возвращался домой, потому что хотел попасть на вторую тренировку. После первой я шел в «Макдональдс» и там ждал вторую тренировку, чтобы не ехать домой и не тратить время и деньги. Так прошел месяц-два, купил себе маленькую машину, чтобы ездить на тренировки. Ездил в зал каждый день и параллельно работал у людей в огородах, чтобы прокормить себя и платить за зал. Каждый месяц зал выходил мне в 165 евро, таких денег у меня не было. Я работал, где попало.

— И вам еще нужно было оплачивать квартиру?
— Да, 400 евро платил в месяц за квартиру, но это не очень дорого для Ирландии.

— Сколько вы тогда в месяц зарабатывали, если приходилось 400 отдавать за квартиру и 165 за зал?
— Постоянно жил в ноль, иногда одалживал, потому что не хватало.

— Вы говорили, что жили в худшем районе Дублина, где процветают криминал и наркомания. Поделитесь самой неприятной историей, которая могла с вами там приключиться.
— У меня не было неприятных историй. Я не ходил никуда тусоваться, пить и гулять, только зал и дом. Как-то видел из окна, как над домом зависли вертолеты, горели машины. Там кого-то убили. Там очень часто такое случается. Каждую неделю кого-то либо режут, либо убивают. Даже полиция боится заходить в те кварталы. Очень опасно. Поначалу я боялся там жить.

— Сейчас вы — один из основных спарринг-партнеров Конора. Когда вы впервые, например, поборолись?
— Я ходил в зал как фанат, чтобы побыстрее его увидеть. Но впервые я его увидел в зале только через четыре месяца. Я уже не надеялся его увидеть, просто тренировался и не думал об этом. Помню, как увидел его, как он зашел в зал, а сзади охрана и везде камеры. Я был в шоке. Подошел к нему, поздоровался и сказал: «Привет, Конор. Меня зовут Костя, я из Молдавии». Он мне: «А, хорошо». И он сказал мне, что меня знает. Только я не мог понять, откуда. А дело в том, что у нас по всему залу камеры. И наш главный тренер, Джон Кавана, за всеми следит. Если кто-то делает красивый бросок или еще что-то, видео с ним может попасть в официальную группу зала. Думаю, Джон что-то показал Конору. В тот вечер я боролся с ним по джиу-джитсу чуть-чуть, и все. На следующий день я пошел на тренировку, а он был уже там. Мы поздоровались, после чего он сразу предложил побороться. Я сразу согласился. Я мечтал об этом. Поборолись, потом на следующий день еще боролись. Ему понравилось, что я борюсь не на силу. Так мы начали тренироваться, и через полгода меня позвали в его команду.

— Насколько вам было сложно с ним бороться, учитывая ваш бэкграунд?
— Совсем не сложно было.

— Изменилась ли ваша жизнь, когда вам предложили стать частью команды Конора Макгрегора?
— Да, изменилась. Тогда Конор сказал, что у него будет бой с Хабибом, и мы начали тренироваться. Мы заключили контракт, мне платили. Я работаю на Макгрегора, работаю в его команде.

— Зарплаты у Конора хватает, чтобы не заниматься чем-то еще параллельно?
— Да, конечно. Не работаю уже давно. Тренируюсь в зале бесплатно и из плохого района сразу переехал, когда начал работать у Конора.

— Можно сказать, что вы стали основным спарринг-партнером Макгрегора в его подготовке к Хабибу?
— Со мной он больше всего проводил спаррингов в клетке. Со мной и Колей Гроздевым.

— Понятно, что бороться с Конором вам было комфортно. А как обстояли дела в полноконтактных спаррингах?
— Было непросто, потому что в стойке у меня не было такой практики, как в борьбе. Я не тренировал бокс или что-то еще. Потому было сложно, мандраж присутствовал, боялся.

— Насколько жестко проходят спарринги в SBG? Вас роняли в нокдаун?
— Очень жестко. Вообще, когда с Конором работаешь — ты либо держишься, либо падаешь. Жестко спаррингует. Но я никогда не был в нокдауне — ни на тренировке, ни на соревнованиях, нигде.

— На ваших глазах кому-то из спарринг-партнеров Конора доставалось как-то особенно жестко?
— Да. Всегда. Все падают. Но у меня получилось не упасть, потому что я много боролся.

— Вам как эксперту в борьбе сразу было понятно, что в бою с Хабибом Конору не избежать тейкдаунов?
— Еще до начала тренировочного лагеря думал, если Конор будет достаточно тренироваться, то сможет и избежать тейкдаунов. Думал, Конор все выдержит и выиграет. Но что было, то было.

— Главный тренер SBG Джон Кавана рассказывал, что в подготовке Конора к Хабибу участвовали борцы из России. При этом вряд ли речь шла о борцах из Дагестана. Что это были за спортсмены?
— Был один парень, которого я знаю, но забыл, как зовут — он из Дагестана или Чечни. У него черный пояс по джиу-джитсу. Мы с Сергеем Пикульским общались с ним на русском — хороший парень, приятный. Он сказал, что Конор пригласил его потренироваться. У них был очень жесткий спарринг, я тогда удивился очень — все в крови было. Аюб! Вспомнил имя.

— Называя причины поражения Хабибу, Конор говорил о проблемах в подготовке. Так оно действительно и было?
— В первую очередь не было дисциплины в тренировках, честно это говорю. В том лагере не было такого настроя: «бороться, бороться и бороться». День поборешься, два — нет. Не было тренировок по утрам и вечерам — как и было нужно. Сейчас — да, утром и вечером постоянные тренировки. Другой уровень, я вижу, что и Конор здоровее стал. Это другой уровень.

— Манера поведения Конора часто идет вразрез с менталитетом людей, живущих на постсоветском пространстве. Бывали ситуации, когда вы не понимали его слова или действия?
— Конечно. Молдавия и Россия раньше были одним государством, и у нас совсем другой менталитет. Я живу в Ирландии три года, и я не понимаю их, если честно. Шутки? Даже шутки их я не понимаю. Это не только люди из нашего зала. В магазинах можно встретить человека в зимней куртке и в шортах с тапками. Все ходят и смеются. Они очень странные, не понимаю этого. Я люблю дисциплину, люблю рассчитывать время. Но у них такого нет.

— Учитывая разницу в менталитете, понимаете мотивы того самого прыжка Хабиба?
— Понимаю. Все это понимают, но я не хочу об этом говорить. Они оба знают, какие у них проблемы друг с другом. Они взрослые и могут сами разобраться.

— И последнее по теме: правильно ли я понимаю, что в зале SBG нет общего настроения против Хабиба и его команды?
— Да. Мы никогда не обсуждали команду Хабиба, не говорили о ней ничего плохого. Никогда не слышал ничего подобного. У Конора с ним есть разногласия, но не у всего зала.

— Пишут ли вам что-то негативное на русском языке?
— Часто пишут гадости, обзывают курицей. Но я не понимаю, почему люди хейтят нас за то, что мы в команде Конора. Не думаю, что это правильно.

— Конор в ММА сейчас, как Роналду в футболе. У таких людей, как правило, все расписано по мелочам. Вы комфортно встраиваетесь в такую жизненную схему?
— У него серьезный режим. Сразу после тренировки он уходит из зала и переключается на бизнес. Но мне было комфортно с ним. Тут одни профессионалы.

— Говорят, что Конор сейчас в лучшей форме за всю свою карьеру. Можете ли вы сказать то же самое?
— Первый наш лагерь был в Португалии. И я был в шоке, каким здоровым он стал. У него прямо появились плотные мышцы, начал тренироваться по-другому. Сейчас он стал работать на технику, спокойно и тактично, не как раньше — убить всех. Мне нравится Конор сейчас. В лагере он боксировал с профессиональным боксером с рекордом 12-1. Я еще думаю: «Это точно Конор?» Он так четко двигался и здорово уходил от ударов, будто уже предвидел эти удары. Он на другом уровне сейчас.

— Как думаете, если бы бой с Хабибом состоялся сейчас, результат был бы другим?
— Сейчас? Да, думаю, итог был бы другой. Но, если бой будет через полгода-год, я уверен, будет совсем другой результат. Думаю, Конору еще нужно поработать над борьбой.

— Вы говорили, что изучить борьбу за короткий промежуток времени невозможно. Нет ощущения, что в этом плане Конор сильно отстал от Хабиба по времени?
— Хабиб 20 лет борется, Конор — максимум пять. Это факт. Не скажу, что Конор полный ноль. Он умеет бороться, умеет защищаться. Просто в борьбе нужны детали: как руку поставить, как ногу, куда уходить. Все эти маленькие детали нужно отрабатывать и изучать.

— В боксе он вышел на новый уровень?
— Да, я в шоке был.

— Вас удивляет прогноз Конора на его бой с Порье, когда он пообещал нокаутировать Дастина за 60 секунд?
— Нет. Я видел, как Конор спаррингует. Такое ощущение, что это не он.

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android