logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Ярослав
Степанов

«Встретимся с командой Конора — что-то нехорошее будет». Брат Хабиба дерется в UFC за три дня до боя Макгрегора

Главная интрига недели.
MMA / БоксUFC
17 января 2021, Воскресенье, 17:20
instagram.com/umar_nurmagomedov

Хабиб Нурмагомедов пока пребывает в статусе бойца, объявившего о завершении карьеры. Но в UFC и без него достаточно Нурмагомедовых. 20 января в лучшей лиге мира дебютирует 24-летний Умар Нурмагомедов.

Изначально он должен был выступить на турнире, который возглавит бой Конора Макгрегора, но неделю назад в UFC видимо решили, что ничем хорошим это не закончится, и поединок Умара с Сергеем Морозовым немного передвинули.

В интервью Ярославу Степанову Нурмагомедов рассказывает, что будет, если их команда встретит команду Макгрегора, как прошел разговор его брата и Дэйны Уайта (по версии Хабиба), почему Умар уверен, что «переедет Морозова», и важно ли ему присутствие Хабиба в углу.

— В прошлый раз, когда ваш бой с Сергеем Морозовым перенесли, был ли момент, когда вы задумывались выйти подраться, даже несмотря на проблемы со здоровьем?
— Это было бы невозможно. У меня была температура под 40. В начале да, когда у меня был фурункул, я даже не рассматривал это всерьез, рассчитывал, что он пройдет. Он беспокоил меня, но я на нем не зацикливался, хотя он мучил меня неделю. Но потом я начал потеть, мое лицо начало опухать, там уже невозможно было готовиться. Я думал, что если у меня лицо перестанет опухать, и не будет выглядеть опухшим, я выйду однозначно. Думал, так сильно не возьмет. Но все не так просто проходило. Я серьезно заболел, четыре дня пролежал в больнице под капельницами. Как только я убирал капельницу, сразу становилось плохо, температура подскакивала. В самом начале еще надеялся, что меня так сильно не зацепит.

— Ваш тренер Хавьер Мендес сказал, что сейчас вы находитесь в лучшей форме, по сравнению с той, что была три месяца назад. Как себя чувствуете?
— Я чувствую, что нахожусь в лучшей форме за всю свою карьеру. В такой форме я еще не был. Мне нужно еще зайти в октагон и доказать это. Думаю, я готов.

— Как вы узнали, что ваш бой переносится на другую дату? Как восприняли эту новость?
— Мне Али [Абдель-Азиз, менеджер Хабиба и Умара] сказал, что бой перенесли. Я сказал, что мне без разницы. Главное — подраться.

— Думали, что это как-то связано с Конором Макгрегором?
— Скорее всего, это сделано для того, чтобы мы здесь не пересекались, и на турнире тоже. У них такая политика. Они не хотят, чтобы мы видели друг друга. Все может произойти.

— Это к лучшему? Или вам без разницы?
— Не знаю. В целом, без разницы. Мне главное выйти на бой.

— Представляли, что будет, если встретите Конора в холле?
— Даже не знаю… Однозначно, все бы не закончилось хорошо, если бы наши команды находились в одном помещении. Человек не перестает ерунду говорить, оскорбляет и задевает честь других. В этом плане ему нужно измениться. Любой бой можно раскручивать, но не затрагивая честь и достоинство соперника.

— Когда ваш бой отменили в первый раз, рассчитывали, что на дебют дадут другого соперника?
— Да, я думал, что так и будет. Я вообще ожидал, что Морозов подерется на том турнире с другим соперником, а мне потом дадут нового оппонента. Возможно, они просто хотят свести двух дебютантов. Имеем то, что имеем. Никакого предвзятого отношения к Сергею у меня нет. Я с ним знаком, мы друг друга прекрасно знаем. Подеремся, а потом, если увидимся где-то, сядем и покушаем вместе. Плохих отношений у нас быть не может.

— Вам было около 18-19 лет, когда Сергей приезжал к вам на сборы. Ему тогда было 25, он активно готовился к бою с Павлом Витруком и был уже довольно известным бойцом. Спустя 5 лет вы вместе дебютируете в UFC. Тогда это можно было представить?
— В рамках постсоветского пространства я рассматривал его как соперника. Допускал, что мы когда-то подеремся. Но чтобы в UFC — однозначно нет.

— Когда Сергей выложил постер вашего боя, вы оставили комментарий с эмодзи, который обозначает «тихо». В ответ вам написали: «Хочешь ему в голову залезть?»
— У меня нет таких мыслей. Просто ради прикола написал, в шутку. Возможно, было что-то провокационное в этом, но оскорбительного точно нет. В голову ему не собираюсь лезть.

— В СМИ разошлась ваша цитата «я перееду Сергея». Нет ощущения, что этими словами вы накинули себе еще больше ответственности за результат боя?
— Я выйду в октагон и покажу, почему я так уверен в себе. Вам нужно дождаться боя и насладиться им.

— На бойцах с фамилией Нурмагомедов сейчас, кажется, больше давления. Чувствуете это?
— Нет, никакого давления. Сам немного волнуюсь из-за того, что нет никакого беспокойства и мандража. Я спокоен. То, что должно произойти, то и произойдет. Что я должен был сделать ради результата, я сделал. Я потренировался, почти сделал вес. Я в отличной форме и прекрасно себя чувствую. Считаю, что психологически не нужно себя грузить, это только мешает.

— Будет ли в вашем углу Хабиб? Насколько это важно, чтобы в углу был и Хабиб, и Хавьер Мендес?
— Да, он будет. Конечно, когда в твоем углу люди, которые могут правильно подсказать, в этом большая польза. Но не думаю, что в их отсутствие я бы себя плохо чувствовал. Готов доказать, что я боец уровня UFC.

— Вы рассказывали, что Абдулманап к вам подходил и говорил, что и в каком объеме делать, сколько отжиматься, сколько бегать и все такое. Кто сейчас это делает?
— Сейчас все контролирует Хабиб. Он всегда с нами, всегда смотрит на мою работу, видит, чего не хватает в спаррингах. Потом уже Хавьер. Дома тоже есть тренеры, они тоже корректируют меня. Учителей много.

— Вы обсуждали с Хабибом его встречу с президентом UFC, которая состоялась вчера?
— Да. Я спросил, как она прошла. Этот вопрос лучше задать Хабибу, я не могу все рассказывать.

— То, о чем сказал Дэйна Уайт — близко к реальности?
— Да. Это примерно все, что там было. Хабиб сказал, что сейчас ему неинтересно драться. Он же там всех побил, троих задушил. Там только Оливейра идет на победной серии, но он раньше часто проигрывал. Будем ждать 24 января, когда подерутся Чендлер с Хукером и Конор с Порье. Пусть они принимают решение.

— Вам хочется, чтобы Хабиб вернулся?
— Конечно! Как фанат, я хочу этого. Когда ему предстоит бой, он очень серьезно готовится и настраивается только на победу.

— В российском менталитете есть такое правило, что через знакомых можно пробить лишний билет на турнир. Вам уже поступали звонки с подобными просьбами?
— Нет. Изначально все знали, что турниры будут закрытыми.

— Сейчас их как раз открыли.
— Пока звонков не было. Сейчас никто уже не успеет на турнир, нужно еще прилететь, два дня карантина отсидеть. Сюда на остров добраться еще. Звонков точно не было. Дядя и отец сильно хотели прилететь, но тогда турниры были закрытыми, и они остались дома.

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android