logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«В шутку сказал: «Конора нужно прятать». Чеченец Чимаев из Швеции — открытие 2020-го в UFC

Хамзат Чимаев — о жестких спаррингах, отношении к Макгрегору и планах покорить UFC.

MMA / Бокс
28 декабря 2020, Понедельник, 21:15
GettyImages

Еще полгода назад мало кто знал о существовании Хамзата Чимаева. Уроженец Чечни со шведским паспортом дебютировал в UFC 16 июля на «Бойцовском острове», а уже спустя два месяца стал рекордсменом и главной восходящей звездой промоушена, проведя три боя за максимально короткий промежуток времени (66 дней).

Сначала Хамзат уничтожил опытнейшего средневеса Джона Филлипса, пропустив всего один акцентированный панч (статистика ударов — 43:1).

А через 9 дней спустился в полусредний вес и без шансов забил дебютанта Риса Макки (68:0 по ударам).

Оформив американскую визу, Чимаев отправился за океан, где еще хладнокровнее прошел обладателя черного пояса по БЖЖ Джеральда Миршерта.

Доминирующие выступления Чимаева и всего несколько пропущенных ударов в трех боях на высшем уровне убедили матчмейкеров UFC и лично Дэйну Уайта огранизовать Хамзату бой с третьим номером рейтинга и бывшим претендентом на чемпионский титул Леоном Эдвардсом.

За три недели до самого важного боя в своей карьере Чимаев посетил столицу России и ответил на вопросы корреспондента Sport24 Ярослава Степанова.

— Вы постоянно находитесь в тренировочном режиме, никогда не выключаетесь из него. До вашего следующего боя остается меньше месяца, сейчас вы прилетели в Москву. Как это накладывается на ваш тренировочный лагерь?
— Ничего такого плохого в этом нет. Из-за новогодних праздников граница Швеции закрыта, поэтому я сюда прилетел. Мои тренировочные партнеры здесь и мой друг из Чечни тоже приехал в Москву. Утром тренировались, вечером тоже будем заниматься. Ничего плохого нет, только позитив.

— Рассчитываете вылететь на остров отсюда или планируете возвращаться в Швецию?
— Вернусь в Швецию и оттуда за неделю до боя планирую вылететь, как обычно. Я должен посетить Чечню, нужно увидеть отца, с которым давно не виделся. Через пару дней буду там тренироваться.

— В последний раз, когда вы прилетали на остров с Гурамом Кутателадзе, вы тренировались с Мурадом Бичуевым, просили его лапы подержать, искали возможности для тренировок. Назовите самое необычное место, где вам приходилось поддерживать форму.
— Бывало, что в отеле тренировались. Сложно там тренироваться: матов нет, бороться тяжело. Один раз поборолся в фитнес-зале в отеле — очень неудобно, не хочется врезаться и покалечить себя.

— У вас есть ощущение, что если не потренируетесь, то обязательно запустите свою форму?
— Да, есть. Я очень нервничаю и переживаю, если не тренируюсь и ничего не делаю целый день. Ощущение, будто я опоздал на важный поезд.

— Сейчас почти 2 часа дня, как началось ваше утро?
— В 5 часов утра мы с пацанами тренировались: побегали, устроили бой с тенью, поборолись на руках, попотели чуть-чуть. И вечером тоже будем тренироваться.

— Вы были замечены в сторис инстаграма в районе часа ночи…
— Я не ровно в час заснул — немного покопался в интернете. Поспал примерно три с половиной часа. И сейчас покушаю и поеду на вечернюю тренировку.

— У вас есть человек, который следит на вашим состоянием здоровья и подсказывает, когда тренироваться, а когда нужно отдыхать?
— Есть. Это мой тренер. Он всегда со мной. Даже если он не рядом, мы с ним всегда общаемся по телефону. Я ему рассказываю, сколько я тренировался, сколько минут я что-то делал, сколько бегал, сколько боролся, сколько боксировал. Он говорит, когда нужно отдохнуть.

— У вас достаточно серьезные физические кондиции. Как для вас выглядит тяжелая тренировка?
— Спарринги. В последнее время все мои спарринг-партнеры отдыхают по минуте и поочередно меняются. И все 25 минут я работаю в таком темпе. У меня перерыв минута, а у них много времени на отдых. Из-за этого тяжело бывает. Еще физика — мой тренер серьезные физические нагрузки дает. Это очень трудно.

— Вы никогда не замеряли свои силовые показатели? Например, базовые упражнения, такие как жим лежа, становая тяга, приседания со штангой.
— Нет. Я такими вещами не увлекаюсь. Что тренер говорит, то и делаю.

— Самый тяжелый вес, с которым вы приседали, тянули.
— Если честно, я не знаю. Он накидывает вес, я не смотрю. Он считает вес, я — нет. Делаю то, что получается.

— Вы должны были подраться 19 декабря, но бой отменили. Какая была ваша первая реакция на эту новость?
— Был расстроен. Позвонил брату и сказал: «Боя не будет». Он ответил: «Успокойся. Если не сейчас, то в следующий раз. Ты только зашел туда, а это самое главное. Не спеши, потихоньку все придет». Я чуть успокоился, все нормально.

— Этот простой для вас получился необычным, учитывая, как быстро вы провели первые три боя в UFC. Насколько это неприятный фактор? Или отдых — тоже хорошо?
— Мне без разницы. Если скажут подраться и я буду здоров, подерусь. Хоть сегодня бой сделаю.

— После первых трех боев в UFC вам сразу дают соперника из топ-5. Кажется, вам все равно, с кем драться. Но удивило ли вас решение UFC дать вам в соперники бойца, который еще совсем недавно претендовал на титул?
— Ничем не удивило. Я выиграл все свои бои досрочно, всех финишировал. Были у меня так себе соперники, были хорошие соперники. И всех я выиграл в одну калитку. Понятно, что у меня высокий уровень. Они знают, на что я способен. Представители UFC были у меня в зале и видели мои спарринги с пацанами. Они знают, чем я могу удивить людей, поэтому они дали такой бой. Я был рад.

— После трех боев в UFC многие сказали, что у вас была слабая оппозиция. Согласны с такой точкой зрения?
— Пусть говорят, что хотят. Скоро все поймут. Мне без разницы их мнение, я же знаю, какой у меня уровень и чего я могу достичь. Смотрю, смеюсь и иду дальше.

— Еще до дебюта в UFC вы как-то говорили, что работали в охране, охраняя общество от людей, которые недавно освободились из тюрьмы. Вы следили, чтобы они ничего не нарушали. Когда вы смогли отказаться от работы и сосредоточиться исключительно на боях?
— После моего первого боя мой друг, который дал мне работу, сказал в шутку: «Сейчас ты, наверное, уже не будешь у меня работать». И после этих слов я больше не работал там. Это было неофициально. Друг дал работу, я работал.

— Петр Ян говорил, что его глобальная материальная цель — построить маме дом. Магомед Исмаилов зарабатывает, чтобы помогать родным и близким. Какая у вас главная цель в этом плане?
— У меня тоже есть подобные цели. У любого нормального человека, хорошего человека должна быть цель помогать своим родным.

— На что потратите свой первый большой гонорар?
— Помогу родным, построю дом своей семье, братьям и сестрам. Помогу, чем смогу. Всем постараюсь что-то хорошее сделать.

— Где хотели бы построить дом?
— Не знаю. В Швеции скоро куплю хороший дом. Потом и в Чечне сделаем. В Чечне у нас есть дом, но самому тоже хочется построить.

— Вы базовый борец. Помните день, когда вы впервые сломали ухо?
— Не помню. Давно было.

— Много раз ломали?
— Да.

— Никогда не откачивали?
— Откачивал, но оно все равно опухало, и я продолжал тренироваться, поэтому они у меня такие остались.

— Испытываете какие-то неудобства из-за этого?
— Сейчас появились приятные наушники. А наушники, которые были раньше, не заходили. Было больно вытаскивать их. Сейчас нормально.

— В некоторых кругах сломанные уши — показатель крутости. Слышали о местах, где за деньги ломают уши?
— Да, слышал такое. Все пацаны, занимающиеся борьбой, радуются поломанным ушам. Я тоже в детстве хотел такие уши, получил и привык к ним.

— В зале All Stars тренируется много сильных бойцов, тот же Александр Густафссон, но в то же время в Швеции распространена культура жевательного табака, который рекламирует тот же Густафссон. Вы с этим сталкивались?
— Да, сталкивался. Они хотели меня спонсировать, но я отказался даже просто фотки публиковать. Я не могу советовать другим то, чем не пользуюсь сам. Думаю, в Швеции все продукты проверяются на вредные вещества, но табак все равно вредный. А в России, как мы знаем, человек может самостоятельно делать что-то нелегальное и продавать.

— В 2020-м вы стали одним из самых заметных бойцов в мире. Следите за тем, что происходит в российских ММА?
— Слежу за несколькими ребятами из ACA. Бывает, смотрю российские бои. Мага Исмаилов недавно подрался со Штырковым, был интересный бой.

— Исмаилов сейчас очень популярен в России. Вам нравится его манера раскрутки?
— Конечно, нравится. Он позитивный, у Маги нет негатива. Все смеются, всем нравится. Например, как они со Штырковым друг к другу относились, шутили. Приятно было. Хочется, чтобы все бойцы так дружно вели себя. Пошутили, подрались, а потом общаются, как друзья. Но так не всегда получается.

— Совсем недавно боец UFC Даррен Стюарт рассказывал о жестких спаррингах с вами, отметив многочисленные увечья, включая травму зуба, разорванное ухо и нокаут после удара в корпус. Вы сдерживаете себя на спаррингах?
— Я тогда не был в UFC, а к нам пришел боец из UFC. Когда кто-то приходит в наш зал, я его всегда проверяю. Первую неделю я жестко работаю с человеком, проверяю его. Он тоже жестко работал, было видно, что он хочет отправить меня спать. Получилось чуть жестко.

— Он рассказывал, что весил на тот момент порядка 100 кг, и, несмотря на это, у вас получалось его бороть.
— И в стойке, и в борьбе хорошо получалось. Он тоже жестко бьет, но ему нужно тренироваться. Не знаю, как и где он там тренируется, но когда он у нас начал тренироваться, я ему сразу сказал: «Оставайся у нас, я помогу тебе с борьбой, ты мне тоже чем-то поможешь». Для меня он хороший спарринг-партнер.

— Можете вспомнить ваш самый жесткий спарринг, когда вас переигрывали и в стойке, и в борьбе. Было ли такое вообще?
— Не было. Просто бывает тяжело, когда пацаны меняются на спаррингах. А так все нормально.

— Помимо вас в 2020 году очень круто в UFC себя проявил Кевин Холланд, выигравший пять боев, четыре из которых досрочно. Впечатлил ли он вас?
— Чем он может меня впечатлить? В последний раз он подрался с Жакаре Соузой, который уже постарел и телом, и головой. Видно, что он устал от спорта. Думаю, у Холланда были соперники не его уровня и не моего уровня. Даррен Стюарт наравне с ним дрался. Все понимают, кто меня знает, что я с этим парнем могу сделать. Он просто болтает и зарабатывает себе деньги. Правильно делает, молодец. Мне не нравится этот чувак, хочу разбить ему лицо.

— Вы не раз говорили, что можете выступать как в 77 кг, так и в 84 кг. Но ваша родная категория — 77 кг. В каком весе вы хотите добиться успеха?
— Сейчас мы сфокусированы на 77 кг. Мне без разницы. В UFC хотят, чтобы я сейчас забрал пояс в категории до 77 кг, а там посмотрим.

— Вы говорили, что не видите, за счет чего Исраэль Адесанья может остановить вашу борьбу. В 77 кг чемпионом является Камару Усман — физически и технически мощный борец. За счет чего вы его лучше?
— В стойке я лучше, бью сильнее и функционалка у меня хорошая. Я никогда не уставал на спаррингах. В физическом плане я крепкий. Считаю, что я лучше его.

— Недавно в интернете разлетелась ваша цитата: «Если увижу Конора на «Бойцовском острове», точно что-то будет. UFC нужно его прятать». Что вы имели ввиду?
— Я сказал это на позитиве. Я по-дружески пригласил к себе на эфир журналиста Игоря, мы пообщались. Он сказал, что одновременно на острове будет Хабиб, Конор и я. И я в шутку сказал: «Бедный Конор, его нужно спрятать».

— Наверняка вы понимаете, как устроен бизнес в UFC и отдаете должное Конору Макгрегору за его вклад в развитие ММА. Личные моменты мешают вам проявлять к нему уважение?
— То, что он трогает твою семью, оскорбляя твоих родителей и твою честь, это неправильно. Сейчас уже его самого оскорбляет какой-то ютуб-блогер, его друга тоже оскорбляют. Все плохое, что ты делаешь, потом тебе возвращается. Нужно отвечать.

— Абдулманап Нурмагомедов говорил, что примерно в 32-33 года у спортсмена, и у бойца в частности, проходит пик, и его форма начинает идти на спад. Ставите себе какую-то планку, когда нужно будет завершить карьеру?
— Хочется побыстрее стать лучшим бойцом мира, выиграть все свои бои и побыстрее закончить карьеру, чтобы мама не волновалась.

— Мама волнуется?
— Конечно, все мамы волнуются, когда ты даже просто на борьбу ходишь. Если у тебя есть мама, ты поймешь.

— Планируете уйти из спорта в таком же стиле, как это сделал Хабиб?
— Думаю, уход Хабиба — это самый хороший вариант. Нужно стараться так уйти, на победе.

— В нашей википедии написано, что на борцовском ковре вы оказались в возрасте одного года. Как это было?
— Это неправда. Многое, что пишут в ютубе, не соответствует действительности. Один писал, что жене Хамзата не понравилось в Швеции. Но жены у меня нет. Такие тупые вещи пишут. Когда вокруг тебя хайп, все хотят от этого что-то взять, и поэтому всякую чушь пишут. Иногда смотрю, как многие видео начинаются с заголовками «Хамзат», «Хамзат Чимаев», там даже смотреть нечего про меня. Другой человек ради интереса ко мне зашел и посмотрел видео, а его автор заработал на моем имени. Бывают такие ролики. Нельзя верить тому, что пишут в интернете.

— В каком возрасте вы оказались на борцовском ковре?
— Думаю, в четыре-пять. Зал был рядом. У нас тогда не было детского сада в селе, и мама нас с братом отправляла в зал, чтобы с нами не возиться — у нее дела были по дому. Когда брат тренировался, я наблюдал за ним, игрался.

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android