logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Не хватает Сталина. При нем ЛГБТ бы не было». Боец ММА Хамитов дружит с Конором и Хабибом и не верит в коронавирус

Много удивительных историй.

Бокс и ММА
26 сентября 2020, Суббота, 13:40
instagram.com/kuat__khamitov / РИА Новости / shutterstock.com

Куат Хамитов — один из самых популярных казахстанских бойцов ММА в инстаграме (317 тысяч подписчиков). Начиная с 2017-го он дерется очень редко (раз в полтора года), но периодически напоминает о себе где-то еще.

Например, в марте он называл коронавирус придуманным, в мае сравнивал ЛГБТ-сообщество с собаками, а две недели назад попал в тюрьму за призывы избивать дезинфекторов.

Несмотря на задержание, 23 сентября он сумел добраться из Казахстана в Россию, а 25-го числа — подраться на турнире Fight Nights и выиграть.

Теперь он хочет драться с Вячеславом Дациком, говорит о реванше с Зубайрой Тухуговым, называет Конора Макгрегора «Мохамедом Али 21-го века» и объясняет, почему не пойдет выступать в лигу ACA даже за 100 тысяч долларов.

— Недавно в Москве прошло два турнира по ММА, на которых выступали бойцы из Казахстана. Как правило, у них разные истории о пересечении границы. Как это происходило в вашем случае?
— Это длинная история: несколько раз рейсы отменяли, границу то открывали, то закрывали. В какой-то момент мое участие в турнире вообще было под сомнением. Психологически это очень тяжело: до последнего не знать, когда ты вылетаешь. В итоге пришлось ехать через четыре города на машине. 35 часов ехали. Прямым рейсом, конечно, лучше, чем вот так.

— 14 сентября появились новости о вашем задержании за пост в инстаграме, в котором вы призываете бить дезинфекторов на улице. Что это за ситуация?
— Многие считают меня сумасшедшим, когда я затрагиваю эту тему, но это правильные вещи! Придет время, люди узнают об этом и поймут, что я был прав. Народ травят, люди ни с того ни с сего болеют. Хотел остановить эту травлю, эту болезнь. За два-три дня у меня все родственники и друзья переболели этим, потому я и сказал всем, чтобы вышли и останавливали каким-то образом, проверяли, каким раствором делают дезинфекцию. Вируса нет на предметах, он летает в воздухе, а его нельзя дезинфицировать. За это и за какие-то прошлые дела они захотели меня проучить. Просидел два дня, а потом вышел.

— Как проходило ваше задержание?
— По видео, которое они сняли, было ощущение, будто меня избивали при задержании. На самом деле, в тот момент я был на весогонке, уставший, измотанный, растрепанный, только закончил последний спарринг. В этот момент они технично меня на телефон сняли. Мне потом еще писали, будто я у кого-то просил прощения. Это неправда, я от своих слов не отказываюсь, так же верю, что нужно перестать травить народ.

— Какие в заключении есть условия для бойца, который гоняет вес?
— В тюрьме я ничего не ел, голодал. Мне приносили еду, но нельзя было есть то, что они предлагали. На диете нельзя кушать все подряд. А какой-то особенной еды я не просил, сидел, как все простые люди.

— Сколько скинули на такой диете?
— Не знаю, но чувствовал себя очень уставшим. Я очень люблю сладкое, можно сказать, я сладкоежка. И когда убираю из рациона сахар, у меня начинается ломка, становлюсь как вампир. Потому и выглядел так плохо на том видео в интернете.

— Только что вы выиграли первый бой за полтора года. Есть понимание, что дальше?
— Камил Гаджиев мне намекнул, что 17 или 24 октября состоится турнир Fight Nights в Сочи. Как вы видели, я быстро победил, никаких травм нету. Не только Чимаев может драться каждые две недели, но и я. Потому, если Гаджиев даст разрешение, я готов выйти на бой против Акопа Степаняна.

— По графику «раз в полтора года» вы деретесь, начиная с 2017-го. Почему так получается?
— Это не по моей вине, многие турниры отменились. Я должен был выступить на GFC, но не сложилось. Сам хочу часто выступать, потому настраиваюсь подраться 17 октября в Сочи, а в конце декабря — супербой: Дацик против меня в супертяжелом весе. Главный бой вечера в Алмате. План — провести еще два боя до конца года.

— Как вы собираетесь с ним драться, если он сейчас, вроде бы, в тюрьме?
— В Казахстане запускается новый промоушен «Атаман Файтинг Чемпионшип». Они хотят раскрутить этот проект, я предложил им совместный турнир с Fight Nights. Поговорил с Камилом Гаджиевым, у нас дружеские отношения. Вроде, все согласны, теперь ждем переговоров, думаю, проблем с организацией не будет. Если, конечно, не помешает карантин.

— Главное, чтобы Дацик вышел из тюрьмы…
— Слышал, Дацик готов, я тоже готов. У нас разница 80 килограммов. Не думаю, что он даст заднюю. Мне кажется, любой согласится, если у него преимущество в 100 кг. Блин, это 21 век, сейчас все любят шоу, так давай устроим шоу!

— Как вы относитесь к Дацику?
— Все считают Дацика сумасшедшим, хулиганом. А я его как спортсмена уважаю. Сколько лет он уже дерется. Мы в садик ходили, он уже выступал. Для нас самое главное — спорт. Зрители хотят шоу, а мы хотим дать им шоу. Дацик и я — шоумены. Вообще, я за популяризацию ММА. Сейчас новое поколение. Меня хорошо знает прошлое, которое видело мои выступления последние 10 лет. Сейчас же не все смотрят классические ММА, фанатам больше нравятся Youtube-проекты. Мне нужно завоевывать новую аудиторию, потому я это делаю.

— А если Дацика не освободят в ближайшее время, у вас есть запасной вариант с попсовым бойцом?
— Запасной вариант всегда есть. Еще один чемпион есть там, не помню его имени, но он и по боям выступает, и пощечинами всех спать отправляет…

— Папа Гигант (он же — Денис Вильданов)?
— Я не помню… Бородатый, здоровый, двухметровый. Короче, я буду драться в супертяжелом весе в декабре.

— А почему, например, не Александр Емельяненко?
— Александра Емельяненко уже отправили на тот свет, можно сказать. Мага Исмаилов сделал это за меня.

— За то время, которое вы провели без боев, были ли какие-то поединки, которые срывались не по вашей вине?
— Я должен был подраться за временный пояс в GFC с Акопом Степаняном, но бой сорвался. Были и еще варианты, но я уже не помню. Был долгий простой, потому сейчас, надеюсь, каждые три-четыре месяца буду выступать.

— Сейчас пояс в GFC у Гаджи Рабаданова, человека, с которым вы уже дрались. При этом, вы говорили, что больше не хотите драться с кем-то из команды Хабиба. Если предложат бой с Гаджи за пояс GFC — согласитесь?
— Ислам Махачев, Азамат Гашимов и другие ребята из той команды много мне помогали. Учили меня правильно разминаться, вес гонять и много чего еще. Если я буду драться с кем-то из команды Хабиба, у меня уже не получится с ними общаться так, как раньше. Я и в бою с Гаджи Рабадановым себя где-то сдерживал. Поэтому после того боя сказал, что никогда не буду драться с человеком, с которым у нас есть общие друзья.

— После того боя вы подошли к Исламу Махачеву и спросили: «Ислам, зачем ты дал нам подраться?» Что вам ответил Махачев?
— Ислам сказал: «Это же спорт, тут ничего такого нет». Но даже если мне предложат подраться за пояс GFC, я откажусь, потому что не смогу настроиться правильно, чтобы причинить сопернику боль. Есть много других соперников, с которым можно подраться.

— Зубайра Тухугов — тоже из команды Хабиба. Вы с ним дрались в 2013-м и, вроде как, не против реванша.
— Зубайра потом присоединился к их команде. После боя с ним, когда мы встретились на банкете, я ему сразу сказал, что мы должны еще подраться. Потому что я узнал о том бое за 10 дней, успел только два раза поспарринговать на футбольном поле и вышел в клетку вообще без подготовки. Мне обещали, что если я даже по очкам проиграю, мне отдадут у себя дома победу. Но я вышел и проиграл, потому что моя молодость, моя самоуверенность меня погубили. Прошло уже шесть лет с того боя, и до сих пор, когда я иду по городу, меня все спрашивают, когда будет реванш с Тухуговым. В СНГ я первым начал раскручивать бои. Вы же помните, сколько шума было: драка на взвешивании и все остальное — это я раскрутил! И Зубайру сделал в какой-то степени знаменитым. Если UFC когда-нибудь приедет в Казахстан и нам поставят бой с Тухуговым, то другие бойцы в карде, в принципе, не нужны.

— Историю с обещанием победы при любом раскладе в бою многие могут расценить, как договорняк.
— Нет, такого, конечно, нет. Просто, смотрите: если у вас с хозяином равный бой, то победу отдают хозяину. В том случае ему отдали победу, как гостю. В то время мы про Sherdog не знали и о рекордах не думали. Если бы я знал, что это скажется на моей карьере, то никто бы ему победу не отдал, думаю. Но мы народ гостеприимный, и потому отдали.

— Может, вот из-за таких разговоров некоторые бойцы и опасаются ехать драться в Казахстан?
— Несколько моментов было в Казахстане давно, но что касается меня, то судьи меня не любят. Я скандальный, поэтому, если бой равный, даже в моей стране победу отдают моему сопернику. Можете посмотреть в интернете, было четыре таких случая.

— Заметил, что вас активно поддерживает в инстаграме ваш бывший соперник Питер Куилли. Расскажите, как так получилось?
— Мы сразу же после нашего боя с Питером подружились. Это был самый сильный и трудный соперник в моей жизни, поэтому я выразил ему свое уважение. Мы с ним увиделись, поговорили и продолжаем поддерживать общение. Считаю, он — будущий чемпион Bellator. Мы с ним несколько раз планировали поехать на сборы. Он даже писал как-то: «Если приедешь в Ирландию, считай, что мой дом — твой дом». В будущем планирую приехать к нему, чтобы вместе потренироваться.

— Получается, вы единственный, кто может приехать и в зал к Хабибу, и в зал к Конору Макгрегору?
— Да, конечно, ведь Хабиб и его команда — мои друзья. Плюс они мои братья по религии. А Конора Макгрегора и Питера Куилли я просто уважаю. То, что сделал Макгрегор, никто не сделает. Конор — Мохаммед Али 21-го века. Никто не сделал того, что сделал он. Благодаря нему сегодня бойцы получают достойные деньги и их сегодня уважают.

— Лично общались с Макгрегором?
— Меня звали помогать ему готовиться к бою с Хабибом, я должен был лететь, но как-то не срослось. Не хотелось вмешиваться. Я подумал: та сторона — друзья и эта — тоже. В общем, решил не ехать. Не думаю, что меня бы не поняли, я взрослый мужчина и сам решаю, что делать. Просто в этот раз решил понаблюдать со стороны.

— Знаете, какое видео с вашим участием — одно из самых популярное в Сети, если не считать боев?
— Я в КВН участвовал…

— Да! Насколько много людей в Казахстане, не вовлеченных в ММА, вас узнают?
— Я часто выражаю свою точку зрения публично, критикую депутатов, поддерживаю народ. Я хочу, чтобы казахский народ жил, как арабы. Я — за простой народ. Постоянно лезу политику, стараюсь бороться с несправедливостью, в клипах снимаюсь, в кино. Я везде. Надоел уже, наверное, всем. Иной раз лежу дома и думаю: когда меня убьют, а то я уже сам себе надоел? Узнают и уважают везде. Приятно.

— Вы говорили, что вскоре можете попасть в Bellator или в какую-то другую заокеанскую лигу. Не боитесь, что теперь вам туда путь закрыт, ведь недавно вы стали автором жесткой цитаты про ЛГБТ-сообщество: «Эти люди хуже собак»?
— Будущее народа важнее турниров UFC и всего этого. Мы должны воспитать достойных людей, патриотов, которые будут защищать свой народ. Это ЛГБТ-сообщество — что они пропагандируют? Не знаю даже, как назвать это… Сейчас, мне кажется, странам СНГ не хватает Сталина. Потому что при нем всех этих ЛГБТ-«МЭЛГЭБЭТЭ» не было бы. У себя дома занимайтесь, чем хотите, но на улице… Я за 30 лет даже девушку на улице ни разу за руку не держал, не говоря уже о том, чтобы целоваться и так далее. А они пропагандируют так, будто это нормально. Это не так.

— Бывало ли такое, что кому-то делали замечания на улице за непристойное поведение?
— Всегда это делаю.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0