logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Ярослав
Степанов

«Никто из дагестанцев не сильнее меня». Ион Куцелаба устраивает шоу и называет себя самым опасным в UFC

Настоящая угроза из Молдавии.

MMA / БоксUFC
1 мая 2020, Пятница, 09:40
Getty Images

В 2018-м и в 2020-м молдованин Ион Куцелаба очень громко напоминал о себе болельщикам из России.

Сначала он дрался против Гаджимурада Антигулова. На взвешивании Куцелаба удивил бойца из Дагестана, не пожав тому руку и буквально наорав. Выглядело очень дерзко.

Но еще более дерзко Куцелаба повел себя в бою, потушив Антигулова за 4 минуты и 25 секунд.

Вообще, Куцелаба всегда ведет себя вызывающе до боя. Он делает шоу и выглядит очень правдоподобно.

В феврале 2020-го Ион снова дрался с бойцом из Дагестана. На первых минутах Куцелаба начал изображать состояние нокдауна, провоцируя Магомеда Анкалаева на атаки. Поверил не только Анкалаев, но и рефери, зафиксировавший поражение Куцелабы.

С решением судьи не согласились и матчмейкеры UFC, которые захотели сделать между ними незамедлительный реванш. Он должен был состояться 18 апреля в Бруклине.

Когда началась пандемия, Куцелаба поспешил покинуть родную Молдавию, чтобы успеть попасть в США до закрытия границ. Успел, но турнир в итоге отменили, Ион пробыл месяц в Америке и решил, что нужно улетать обратно к семье.

Корреспондент Sport24 Ярослав Степанов говорит с Куцелабой за два часа до окончания его обязательного карантина. Обсуждаем бойцов из Дагестана, бешеные амбиции, агрессию и образ Куцелабы, который будет с ним всю жизнь.

— Вы заблаговременно прилетели в США, тренировались там и ждали турнир. Когда появилась новость о том, что 18 апреля UFC 249 не будет, какая у вас была первая реакция?
— Конечно, реакция была не самая радостная. За семь часов до закрытия аэропортов в Молдавии я вылетел в Америку. Я знал, что аэропорты закрываются, поэтому быстро реагировал. Пришлось оставить семью дома. Понимал, что могу не вернуться домой в ближайшее время. Просто я знаю свою работу и делаю ее хорошо. Не думал о последствиях. Единственное, я боялся, что не смогу вернуться домой к семье. Это самое страшное, что могло быть. Отмена боя для меня ничего не значит.

— Вы полетели в США, потому что узнали, что границы могут перекрыть, и у вас не получится в ближайшем будущем попасть в Америку?
— Знал, что границы закроют, поэтому взял самый дорогой билет (других просто не было) и полетел. Даже с семьей не успел попрощаться.

— Вы пытались узнать у UFC, стоит ли вам лететь?
— Нет. Не было времени. У нас разница во времени, я не мог ждать ответа и не хотел рисковать. Я быстро среагировал и сам купил себе билет в США, чтобы быть на месте. Я бы не хотел попасть в ситуацию, при которой Анкалаев будет там, а меня там не будет. Работа есть работа. Мы должны делать ее очень хорошо.

— Вы знали на тот момент, что Анкалаев остался в Махачкале?
— Нет. Я знал, что в России, как и везде, проблемы с авиасообщением, но я думал, что UFC решит этот вопрос. Все-таки должен был драться Хабиб. Это Россия! Это Дагестан. Большая страна. Разве они не могли взять личный самолет? Там живут очень серьезные люди. Не знаю, что там случилось. Могу отвечать только за себя. Я рисковал, но я был на месте. Я подготовился на 101 процент.

— Когда вы для себя решили, что нужно улетать из США?
— Когда я узнал, что все отменили, сразу начал искать возможности, чтобы попасть домой. Я уже ничего не хотел. Я просто хотел увидеть свою семью и все. Если честно, не особо верю в историю с вирусом этим, но в это трудное время мы должны быть рядом с семьей. Именно этого я хотел. Просто поцеловать жену и дочь.

— Мы знаем некоторые случаи, когда боец изображал состояние грогги, чтобы спровоцировать соперника на атаку и встретить жестким ударом, используя элемент неожиданности. Это то, что вы планировали сделать в бою против Анкалаева?
— Не могу назвать это геймпланом на бой. Это было спонтанным решением. Я знал, что Анкалаев будет бросаться, так и получилось. Но я так хорошо играл, что даже рефери купился. Давайте будем честными, у меня были бои, когда я пропускал серьезные удары, но я не был в нокдауне. Анкалаев хороший боец, хороший спортсмен и человек. Я говорил с ним. Но ему реально повезло тем вечером. Рефери тоже был за Анкалаева, видимо. Ни одного серьезного удара я не пропустил, не было попаданий. Есть видео, где по кадрам все видно. Это не победа. Просто люди не хотят принимать правду. Главное, чтобы мы чувствовали себя победителем. Я знаю много ребят из Дагестана и русских, на сто процентов говорю, что для них это не победа. Они не радуются таким победам. Думаю, и сам Анкалаев не рад такой победе.

— Что больше расстраивает бойца в такой ситуации: появление лишнего поражения в рекорде или лишение значительной части гонорара в случае победы?
— Поражение для меня не имеет значения. Одним больше, одним меньше. Не устраивает то, что мне не дали показать себя. Я многим пожертвовал ради подготовки к этому бою. Готовился под Анкалаева, под этого соперника. И тут такое чувство, знаешь… Хочешь драться, а тебе не дают. Самое страшное, что может случиться с бойцом — это когда ему не дают возможности показать, что он умеет и ради чего он работал.

— Вспомнился толчок перед самым началом боя с Анкалаевым. Это тоже спонтанная история?
— Даже не представляешь, как я был рад этой стычке. Я чувствовал себя как дома. Это то, ради чего я живу и работаю. Люблю такие моменты. Болельщикам нравится такое. Не знаю, сколько еще лет буду выступать в ММА, но я буду в таком образе всю жизнь, потому что это мой образ. В нем я чувствую себя королем. Мне все равно, что думают люди. Любите мои бои — смотрите. А если не любите, то все равно будете смотреть в ожидании моего поражения. Люблю своих фанатов. Я всегда говорю: «Если я побеждаю, то вместе со мной побеждают и мои фанаты». Мы с ними в одной лодке. А в моей лодке те люди, которые в меня верят. Это меня волнует. Главное, чтобы в меня верили. Когда я стану чемпионом, люди будут говорить: «Это тот хороший парень, я верил в него».

Я знаю, ради чего я работаю. Я работаю ради своей семьи. Остальное меня не волнует. Я буду в UFC еще агрессивнее, буду делать больше шоу. Знаю, что люди это любят. Мой друг и секундант Артем видит меня за неделю до боя на всяких медиа-мероприятиях, взвешивании и так далее. Он видит, как мне это нравится. Я делаю это на сто процентов, чтобы потом не жалеть.

— В России очень часто можно услышать что-нибудь из разряда: «Это не в нашем менталитете. У нас за такое можно ответить». Молдавия — близкое к России государство. Вам когда-нибудь говорили что-то подобное?
— Конечно. Есть много подобных комментариев. Если судить по шкале от одного до десяти, то это твердая семерка. Но главное, что спортсмены уважают друг друга. Я уважаю всех своих соперников, потому что я знаю, как много и усердно мы работаем. Это знают только сами бойцы и их семьи. В других бойцах я вижу самого себя. Но перед и во время боя я должен делать свою работу. Я делаю все возможное ради победы. У меня дома семья, я должен ее кормить. Один человек мне сказал: «Ваня, ты должен делать свою работу качественно и с любовью. Тогда ты будешь уважаемым, успешным и богатым человеком». Для человека главное — семья, работа и вкусно покушать. У меня все есть.

— У вас были очень эмоциональные встречи с Гаджимурадом Антигуловым и Магомедом Анкалаевым. Много ли вы получали оскорбительных сообщений в директ на русском языке?
— Были подобные сообщения. Я знаю многих ребят из Дагестана, и знаю, что это сильный народ из России. Но такими сообщениями они позорят свою страну. Не имею ничего против. Эти сообщения для меня ничего не значат. Но такая сильная страна с серьезными спортсменами… Это непозволительно. Такие люди позорят свою страну.

— Судя по вашему инстаграму, у вас теплые отношения и с Магомедом Исмаиловым, и со многими другими бойцами из Дагестана и других городов России, которые тренируются в Таиланде.
— Ребята меня знают. Все знают, что я позитивный человек, всегда улыбаюсь. Поэтому я и говорю, что знаю многих ребят из Дагестана. Я знаю, что они хорошие и умные люди. Перед боем с Антигуловым я очень многое узнал о Дагестане. Я знаю, что в Дагестане сильный духом народ. Для меня честь драться с такими бойцами. Самое интересное, что в мою победу тогда никто не верил. Я говорил: «Ребята, вы что шутите? Они хорошие бойцы, но не лучше меня и не лучше вас». Главное, что в Дагестане живут хорошие люди. Сколько дагестанцев в UFC? Много, и они показывают отличные результаты. Но никто из дагестанцев не сильнее меня. Это не высокомерие или что-то подобное. Это вера в себя и в свои силы. Люди не понимают этого. Иногда со мной спорят и говорят: «Разве ты сильнее Хабиба?» Нет, конечно. Он же чемпион. Просто нужно верить в себя и быть позитивным человеком. Да, я показываю агрессию, но это мой путь, моя жизнь и мой кайф. Я готов порвать любого. Не важно, кто передо мной. В реванше с Анкалаевым вы увидите настоящего Халка. Вы увидите силу Иона Куцелабы. Я покажу, что умею. Да, я не самый лучший боец в своем дивизионе на данный момент. Но я самый опасный. Дайте мне два года, и я стану чемпионом UFC.

— Замечали ли вы когда-нибудь, что ваше поведение на церемонии взвешивания ломало соперника?
— Главное, что я о них думаю. Думаю, каждый боец, когда видит меня, ломается. Но это я так думаю. Важно, что я думаю, а не другие. На мнение других мне все равно. Я не делаю это для шоу или испуга соперника. Это часть моей работы. Но я вижу, что это деньги и хайп. Людям это нравится. Почему и дальше так не делать? Всем нравится.

— Если вам все-таки сделают реванш с Анкалаевым, будет ли смысл устраивать что-то такое на взвешивании еще раз, учитывая, что многие понимают, что между вами вполне себе нормальные отношения?
— Я не буду собой, если не сделаю этого. Я буду чувствовать себя говном. Все это я делаю ради своего удовольствия. Многие думали, что после моего проигрыша Тейшейре, я перестану делать это, но нет. Я буду таким, какой я есть. До конца жизни. Не хотите это принять — не принимайте. Если не любите меня, не смотрите мои взвешивания, закрывайте глаза. Но я знаю, что люди будут платить деньги, чтобы увидеть мой бой. Я хороший парень и уважаю своих фанатов. Уважаю и люблю свою семью. Кто захочет, тот поймет, что это часть моей работы. Я просто знаю, как делать свою работу. Я боюсь только одного — быть скучным бойцом. Не хочу пахать всю свою жизнь ради обычных контрактов и гонораров, которые получают 95% бойцов UFC. Не хочу быть таким. Хочу зарабатывать миллионы, и я буду их зарабатывать. Хотите вы этого или нет.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене