logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Ярослав
Степанов

UFC впервые делает бой между россиянами. Хандожко уже получает угрозы от дагестанских фанатов

Сергею обещают, что он «пожалеет».
MMA / БоксUFC
11 октября 2019, Пятница, 19:15
Getty Images

Подписание 27-летнего Сергея Хандожко в UFC стало одним из самых обсуждаемых за все время попадания российских бойцов в сильнейшую лигу мира.

Во-первых, бросалось в глаза, что Сергей — первый, кого подписывали в России официально, в присутствии президента российского офиса UFC Андрея Громковского. Такого внимания не получал никто из наших спортсменов.

Во-вторых, многие люди просто не понимали, как Хандожко это удалось. У него неплохой рекорд (26-5), но в последних девяти боях Сергей потерпел четыре поражения, уступив всем более-менее серьезным соперникам. То есть на фоне Сергея более предпочтительно, например, выглядит Николай Алексахин, также выступающий в полусреднем весе (серия из шести побед, четыре нокаута и относительно близкий в прошлом бой против Бена Аскрена), но получающий от матчмейкеров UFC лишь обещания о том, что «скоро-скоро».

Несмотря на многие негативные комментарии, 1 июня Хандожко выиграл свой дебютный бой, а уже 9 ноября он войдет в историю UFC, как участник первого в истории организации поединка между россиянами.

На турнире в Москве Сергей будет драться с одним из первых учеников Абдулманапа Нурмагомедова — Рустамом Хабиловым. Сейчас в директ Хандожко получает много сообщений, среди которых есть: «ты пожалеешь» и «тебе конец».

Почему Сергей не пожалеет ни при каких раскладах, что дагестанцы говорили про его борьбу, как Хабиб повлиял на отношение Хандожко к подготовке, и на каком канале должны показать их бой с Хабиловым, чтобы бабушка Сергея начала гордиться внуком не только за работу комментатором — по ссылке в описании профиля.

— Это приятные эмоции. Если бы мне кто-нибудь год назад, что я буду драться на UFC в Москве, да еще и против Рустама Хабилова, никогда бы не поверил. Классно быть частью истории, — говорит Хандожко.

— Вас радует тот факт, что даже через 10-15 лет, когда в UFC будет проходить очередной бой между россиянами, все равно все вспомнят, что первыми были Хабилов и Хандожко?
— Думаю, вряд ли кто-то на этом акцент будет делать. Если только я скажу, типа: «О, а первым был я!» Рекорды забываются. Но если этот бой чем-то еще запомнится, то получится круто. Надо сделать так, чтобы у нас вышел зрелищный поединок. Помимо его какой-то исторической значимости.

— Что вы делали в тот момент, когда поступило предложение подраться с Хабиловым?
— На работе сидел. И мне позвонил звонок…

— С другой работы.
— С подработки! Я оделся, поехал на тренировку, пообщался с близкими и решил, что надо соглашаться. В принципе, после подготовки к бою против Перрейры (который не состоялся из-за проблем Хандожко с визой. — Sport24) я не переставал тренироваться. Понимаю, что нахожусь в хорошей форме.

— Рустам Хабилов выложил к себе постер вашего боя, отметив, что согласился на него, в том числе, потому что вы на этом поединке «настаивали». Как выглядело это самое «настаивали»?
— Выглядело так, что я просто согласился драться. Если бы было на выбор несколько бойцов, то Рустам был бы не в приоритете. В том плане, что мне бы не хотелось драться с россиянином. Но, с другой стороны, это же хороший показатель для смешанных единоборств в нашей стране — два бойца дерутся друг против друга в сильнейшей лиге. Это спорт. Но, конечно, в будущем хотелось бы избегать таких пересечений. Но это такой шанс. Да и я не хотел потом полгода без боев сидеть. Но и не настаивал. Дали вариант — я согласился.

— Что ваша запись в инстаграме, что Хабилова, выглядят еще и как объяснения перед всеми, мол, почему согласился драться против бойца из России. Рустам пишет «конечно, я и сам не хотел», вы пишете, что «пообещал себе, что не буду отказываться от боев». Это делается ради того, чтобы у зрителей не возникало реакции, типа: «Как так, россиянин против россиянина. Там же много иностранцев»?
— Да нет. Если честно, даже если я бы себе не пообещал, что не буду отказываться от вызовов, то все равно принял бы этот бой. Потому что это крутой шанс. У Рустама 12 боев в UFC, он дрался с Беном Хендерсоном, с Хорхе Масвидалем… Это не оправдание и не объяснение. Я готов, поэтому и согласился. Да, лучше драться с иностранцами, но это спорт. А оправдывался я больше перед собой, потому что во время моей карьеры в ACB действительно были некоторые моменты, когда я выбирал бои. Редко, но все же.

— Как думаете, почему болельщики у нас всегда так рефлексируют, когда россиян сводят между собой в американской организации?
— Сам не понимаю. Наверное, потому что несколько лет назад у нас очень популярно было устраивать турниры из серии «Россия против всего мира», когда мешков привозили и их били. У нас с тех пор очень полюбили противостояния «наш — не наш». Видимо, до сих пор не отошли от этого. Но постепенно эти времена уйдут в прошлое.

— У вас в инстаграме уже начали проскакивать сообщения из разряда: «ты познакомишься с дагестанскими авиалиниями», «тебе конец» и все такое. Переживаете ли вы за свой директ в ближайший месяц?
— Да он уже взорвался. «Ты пожалеешь», «Добро пожаловать на борт авиалиний» и так далее. Но я столько в своей карьере «летал», что билет есть на все авиалинии. Пять лет назад, когда меня атаковали перед боем с Дураевым, я эти сообщения воспринимал близко к сердцу. Сейчас — с улыбкой. Забавляют эти сообщения. Ну Рустам сам может это сказать и сделать. Не понимаю, зачем писать: «ты пожалеешь, ты пожалеешь», «зачем ты его выбрал?» В смысле, зачем выбрал? Это шанс подраться с крутым бойцом и выиграть. Видимо, у этих людей слишком много времени, чтобы херней заниматься. Если будут прям совсем мерзости писать, то буду блокировать. Короче, не понимаю. Да, риск есть, но чего жалеть? Жалеть, что дерешься с ветераном UFC? Тут только радоваться надо. Видимо, за Рустама очень переживают, вот и пишут.

— Лет пять назад у вас была возможность познакомиться с дагестанской борьбой, когда вы летали на сборы к Хабибу Нурмагомедову. Как запомнили тот момент?
— Круто было, но бороться мало получалось, так как на тех сборах они делали акцент на бокс и тайский бокс. Я думал, что приехал учиться бороться, а там били в основном. Но несколько раз получилось поработать с Хабибом. Это, конечно, небо и земля. Нереальный уровень. А еще как-то зашел на секцию вольной борьбы. Там парень из общей группы так меня пулять начал. Хороший опыт, хорошие впечатления, но борьбы было маловато. Им ее хватает, и они, видимо, подтягивают ударку. Не получилось «полетать» очень много.

— Что о вашей борьбе говорили дагестанцы тогда?
— Ничего. Ее просто не было. Нет борьбы — нечего и говорить.

— Что-то с тех сборов особенно усвоили?
— Ну, конкретных советов мне не давали. Все были заняты своей подготовкой, но меня удивила дисциплина Хабиба. Он никогда не пропускал утреннюю пробежку, постоянно пахал. Тогда я понял, что надо чуть переосмыслить отношение к профессиональному спорту. А то тогда казалось, несколько побед — ты звезда. Увидел, как тренируется боец UFC и понял, что далек от того, чтобы работать на таком уровне. Иначе начал подходить к процессу.

— Верно ли будет предположить, что вашими основными спарринг-партнерами на ближайший месяц станут борцы, а главным упражнением — отброс ног?
— Конечно, акцент будем делать на защиту от борьбы, но я понимаю, что за месяц-два не подтяну борьбу до уровня Хабилова. Даже близко. Мы уделяем внимание защите, но сосредотачиваемся на своих сильных сторонах. Ты же не выиграешь бой, постоянно отбрасывая ноги. Не буду на этом зацикливаться. Тут важен тайминг, важна ударка. Надо работать с тем, что есть. А этого может хватить. В бою все решит психология. Как себя настроишь. Верю, что можно выиграть, если подойти с правильной головой.

— 14 сентября вы должны были подраться с Мишелем Перрейрой в Канаде, но не сложилось. Что там была за ситуация?
— За неделю до боя мне отказали в визе, так как в анкете сделали ошибку. Жаль, но зато сейчас бьемся с Рустамом Хабиловым. А бразилец проиграл, и все теперь говорят, что он мешок. Про Рустама так уже никто не скажет. Он всем все давно доказал.

— Вам тогда нашли замену. И, во-первых, парни заработали бонус за лучший бой вечера, а, во-вторых, Перрейра неожиданно для всех очень устал уже после первого раунда.
— Да, еще и его сопернику все 100 тысяч долларов бонусных отдали, потому что Перрейра вес не сделал. И сдох в первом раунде. Он говорит, что большая весогонка повлияла. Ну не гоняй столько, поднимайся в 84 кг. Я очень удивился, что он так устал. Раньше с ним такого никогда не происходило. У меня-то кардио хреновое… Но тут.

— Обиднее ли вам из-за этих двух моментов, что не смогли с ним подраться?
— Было очень обидно. Я смотрел бой, надеялся, что Перрейра сейчас вырубит его, и я брошу вызов, чтобы мы все-таки подрались. Но он проиграл. А потом и про бонус информация пришла. В общем, был шанс заработать денег и стать первым, кто бы сбил его хайп.

— Пару лет назад вы говорили, что ММА для вас — не основной способ заработка. Сейчас, когда вы в UFC, ситуация поменялась?
— Сейчас я работаю на хорошей работе. ММА — дело для души. У меня есть вариант спокойно работать, не тренироваться, не умирать в зале, не получать по башке, но хочется себя реализовать. В плане денег сейчас ММА по-прежнему не является основным способом заработка, но тоже приносит неплохо. Приятно, когда ты занимаешься любимым делом, а тебе потом еще и на карту прилетают бонусы. Это заряжает.

— Чем вы занимаетесь сейчас? Помимо ММА.
— В Министерстве культуры и спорта Краснодарского края возглавляю краевой центр единоборств. Мне нравится. Схоже с моим профилем. Тренируем детей. У нас их более 400 человек. Хорошее дело. Пока получается и тренироваться, и работать. Руководство одобряет. Но спорт сейчас — это второе. Это не значит, что я отношусь к подготовке второстепенно, но смотрю в будущее. Вот, например, два года назад был период, когда я оказался не нужен ни одной организации. И такое может повториться. С любым бойцом. Надо думать о том, что произойдет дальше. Это когда ты спортсмен, то кажется, что в 30 лет уже старый, а там уже пофиг, что будет. Но когда видишь другую жизнь, то понимаешь, что 30 — только начало. Не хочется остаться не у дел. Когда почувствую, что спорт окончательно отошел на второй план, то завяжу. Но сейчас я готов драться, готов оставлять здоровье.

— 7 сентября вы комментировали на «Первом канале» турнира UFC в Абу-Даби. А за день до этого приходили на программу «Доброе утро», где ведущая спрашивала у вас, что такое смешанные единоборства. Понятно, что аудитория «Первого канала» — это не хардкорные фанаты ММА, но все-таки. Забавно слышать такие вопросы в 2019-м году?
— Со стороны спортсмена — да. Но ты же понимаешь, что это только нам кажется, мол, мир крутится вокруг боев и UFC. А половина вообще не знает, что это такое. А если бы не Конор и Хабиб, все бы было еще хуже. Мир большой, у людей разные развлечения. А мы думаем, что все люди либо дерутся, либо смотрят бои. Но это не так. Как спортсмен я думаю: «Блин, вы что! Это же бои, UFC, Брюс Баффер, Дэйна Уайт». А остальные: «Даня? Какой Даня?» Поэтому тут все понятно.

— После появления на «Первом» прибавилось ли у вас подписчиков, которые в ММА знают только Хабиба, Конора и «того парня, которого Хабиб побил в Абу-Даби»?
— Нет. Аудитория «Первого» же не сидит в инстаграме. Но моя бабушка звонила маме и говорила, что гордится мной. И не из-за того, что я бьюсь, а из-за того, что прокомментировал на «Первом». То есть, у меня уже больше 30 боев — не гордятся. А вот на «Первом» появился — гордятся. Бабушки, дедушки поздравили. Смотрели все, кому за 40. Это был крутой опыт для понимания ММА. Надеюсь, когда-нибудь там покажут мой бой. Все-таки я не комментатор, а боец.

— Sports.ru писали, что есть вариант, что московский турнир UFC покажут на «Первом». Ничего об этом не слышали?
— Нет, но это было бы круто. Тогда бы бабушка точно бы мной гордилась. Не просто бы услышала, а еще и увидела.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0