Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

Дагестанский тяж Маликов вернулся в ММА. Он бил Александра Емельяненко, а сейчас идет за Федором

Когда-то его называли одним из самых перспективных тяжеловесов планеты.

Бокс и ММА
14 августа 2019, Среда, 19:15
РИА Новости

Магомед Маликов не очень типично для Дагестана начинал путь в единоборствах. Он долгое время выступал по армейскому рукопашному бою, а в 2010-м начал выступать в ММА.

За первые два года Магомед выиграл шесть боев, проиграв лишь однажды. Он нокаутировал действующего топ-15 UFC Алексея Олейника, подписанного, но не выступившего в UFC Дмитрия Побережца, и за 23 секунды справился с Александром Емельяненко.

В 2014-м Маликов подрался с американцем Бреттом Роджерсом, пробил лоукик и сломал ногу. С тех пор Магомед не выступал. Спустя пять лет Маликов заявил о том, что хочет вернуться.

Корреспондент Sport24 Ярослав Степанов спрашивает у Магомеда, почему первым бойцом, которому бросает вызов человек, долгое время находившийся за пределами спорта, стал Федор Емельяненко.

— Последний раз вы дрались пять лет назад. С тех пор вы несколько раз давали понять, что, возможно, еще вернетесь. Почему это решение было принято именно сейчас?
— Прошло много времени, но много раз было так, что начинал тренироваться на серьезном уровне, а по ходу процесса вновь останавливался, так как случались и травмы, и штифт из ноги пришлось вытаскивать (последствия последнего перелома), потом на работу устроился. В общем, по разным причинам не получалось вернуться. В этом году, после месяца Рамадан, мы поехали в горы, месяц-полтора тренировались, бегали, тестировали ногу. Хотели понять, насколько он работоспособна. Почувствовал, что все нормально. И теперь уверен, что лучше попробовать и пожалеть, чем не попробовать и пожалеть еще больше. Внутри не отпускает чувство нереализованности. Всегда хотел попробовать еще раз, а дальше уже будет видно.

— Бойцы ММА, завершившие карьеру, часто возвращаются из-за того, что появляется необходимость заработать. Это ваш случай?
— Нет. Но, конечно, даже сейчас, пройдя всего полтора месяца подготовки, я понимаю, что это важный фактор, потому что ты тратишь много сил и времени, оставляя многое ради этого. Хочется получать заслуженно за свой труд. Но, повторюсь, это не главный фактор. Просто я вижу, что есть люди даже старше меня, которые активно тренируются и выступают сейчас. А я с ними встречался шесть-семь лет назад, показывал хорошие бои. Они меня тоже в какой-то мере замотивировали. От их боев шел ко мне определенный импульс. Возраст и самочувствие мне сейчас позволяют попробовать.

— Долгое время вы занимали пост заместителя по делам молодежи Республики Дагестан, но примерно года полтора назад покинули его. Почему?
— Мне предложил эту должность еще бывший глава нашей Республики, когда заметил, что я работаю с молодежью. Поработал год-полтора, было интересно. Потом перешел на другую работу, но не переставал работать с молодежью, старался быть полезным для общества, ездил по разным регионам нашей страны, в каждом городе мы абсолютно бесплатно проводили мастер-классы с именитыми спортсменами. Думаю, это вносило какую-то маленькую лепту. Если у тебя есть какие-то навыки и знания в области спорта, ты должен быть в чем-то полезен.

— Насколько я понимаю, последний год вы нигде не работали официально. Чем зарабатывали на жизнь?
— Да, по сути, был без работы. Зарабатывал… Есть места, откуда я получаю деньги. Ну, там ничего такого неправильного или незаконного. Или плохого. В нашей стране есть очень много способов зарабатывать дозволенным путем. Официальной работы не было, но сейчас есть намерения открыть свое маленькое дело. И дальше в этом направлении работать. Хочется развиваться, идти вперед. Ну, надо чуть пошустрее быть. Пошустрить, как у нас говорят.

— Сейчас вам 36, а последний раз вы выступали пять лет назад. Смущают ли вас эти цифры? В том плане, что, скорее всего, даже для вас ваше нынешнее состояние — это секрет.
— Это меня абсолютно не смущает. Я смотрю больше на внутреннее состояние. И скажу так: те спортсмены, которые начинали тренироваться с 10-12 лет, по 15-20 лет не выходили из зала, с возрастом уже бывают чуть уставшие. Но у меня, если так посмотреть, не было долгой карьеры в профессионалах. Всего 3-4 года. Потом перерывы. Думаю, ресурсы организма и потенциал еще не полностью израсходованы. Я внутри чувствую себя молодым и энергичным, но с возрастом, конечно, не так быстро восстанавливаешься, как в подростковые годы. Работать надо много.

— Два года назад в интервью Александру Лютикову вы рассказывали, что весите 116-117 кг. Сколько сейчас?
— Где-то 109,5 кг. По крайней мере, так было, когда взвешивался 10 дней назад. А вообще я достигал и 119-120 кг. Скинул десятку, но еще до оптимального веса надо 3-4 кг скинуть. 104-106 кг — вес, в котором я чувствую себя очень хорошо. Скорость другая. Даже когда есть лишние 2-3 кг, это дает мнимое ощущение, что сил больше. Но это лишь на несколько минут. А когда бой проходит интенсивно, начинаешь чувствовать каждый лишний грамм. Это может сыграть против тебя.

— За время простоя сколько раз в неделю вы могли посещать тренировки по ММА?
— Раскрыть секрет? Бывали месяца, когда я вообще в зал не заходил. Тем не менее, форму не терял, старался чем-то себя занимать. Но, опять-таки, долгий простой, я это прочувствовал. Сейчас тоже, хоть и сделали заявление, но работы много. Еще нужно пройти несколько этапов. Потому что первый этап был посвящен больше функциональной подготовке. В то же время, хотели протестировать свою ногу после травмы. Насколько она работоспособна. И дальше, конечно, предстоит огромная работа в плане техническом. Главное — мы готовы морально. Я хочу выкладываться и отдавать себя этому делу полностью. А дальше будет видно, не люблю заранее загадывать.

— Новость о вашем возвращении вышла под заголовком: «Магомед Маликов возвращается и бросает вызов Федору Емельяненко». С первой частью мы разобрались — вы возвращаетесь. Бросали ли вы вызов Федору?
— Во-первых, я ко всем спортсменам отношусь с огромным уважением. В том числе и к Федору. Любой человек, который следит за мной, мог заметить, что в моих социальных сетях я проявляю уважение к этому легендарному спортсмену. Но когда разговор пошел с тренерским штабом, они поинтересовались, кто у нас в России самый титулованный и известный боец. Я назвал Федора. Если посмотреть по титулам, кто круче него есть? Ну и они меня спросили, готов ли бросить ему вызов. Я говорю, что готов бросить вызов кому угодно. Спортсмен в душе должен быть воином. Можно провести 20-30 боев в неизвестных промоушенах с неизвестными людьми, сделать себе красивый рекорд, а потом, когда у тебя будут спрашивать, с кем ты дрался… Ты и сам знать не будешь. Поэтому там не было такого целенаправленного вызова в сторону Федора, но он сейчас самый титулованный, поэтому я бы хотел подраться с ним. Если появится кто-то, кто будет круче него, то и ему вызов брошу. Мы вернулись для больших боев и больших побед.

— Как вы считаете, насколько технически сейчас реально организовать ваш бой с Федором?
— Конечно, это невозможно прямо сейчас. Так как он в Bellator. Но если я попаду туда, если мне представится такая возможность, я ее не упущу. И это не означает, что я плохо к Федору отношусь. Для меня честь — подраться с ним. В первую очередь, это вызов самому себе. Если ты выбрал такой путь, если ты каждый день проливаешь много пота, если ты живешь этим, то, конечно, у тебя должны быть цели, и они должны быть крупными и большими. А так, если быть спортсменом, чтобы о тебе говорили чисто в семейном кругу, тогда можно о таком и не думать. Просто ездить куда-то, где-то выступать, привозить домой медали и в узком кругу радоваться этому.

— Федору Емельяненко 42 года, и более менее всем понятно, что сейчас ему не так просто конкурировать на том уровне, который сегодня принято называть ТОПом. Нет опасений, что ваш вызов сочтут просто за попытку хайпануть на громкой фамилии?
— Почему? Люди же бросают вызовы и Мейвезеру, и Рою Джонсу, и Сен-Пьеру. Не от того же, что они ищут легкие пути. Мы знаем, что в каждом вызове есть что-то, что тебе может дать впоследствии. Для кого-то это деньги. Для кого-то — моральное удовлетворение, наследие, авторитет и известность. И, опять-таки, кто не хочет подраться с Федором? Не думаю, что он старый. Просто он сейчас опытнее, чем раньше. А так, у спортсменов бывают и поражения, и победы. Это неотъемлемая часть бойцовского пути, что иногда приходится переживать и поражения, и травмы. Не думаю, что это будут расценивать, будто бы я ждал, когда он подойдет к закату карьеры.

Скажу честно, я еще в 2012-м году говорил своему ныне покойному тренеру Мусаилу, что хочу бой с Федором. Тогда шли разговоры о реванше с Александром Емельяненко. А кто упустит такую возможность? Не понимаю. Не каждый день и не каждому спортсмену выпадает такой шанс. Тем не менее, мое отношение к нему в жизни не меняется. Я ко всем отношусь с уважением, потому что понимаю, через какие трудности все проходят. Потому что у самого такая же ситуация. Может, кто-то говорит лишнего, кто-то не так себя ведет, но это личное дело каждого. Зависит от воспитания и образа жизни. Но за то, что касается спортивной составляющей, каждый спортсмен заслуживает уважения.

— Не кажется ли вам, что бросить вызов, например, Александру Емельяненко было бы чуть более логично и интересно? Он сейчас в хорошей форме, у вас уже был один бой. Как минимум, есть история.
— Ну, посмотри на любого человека на моем месте. Да, Александр сейчас в хорошей форме, популярен, известен. Но, с другой стороны, если я его побеждал, то, наверное, в реванше у него должно быть больше заинтересованности. А у меня она есть ли? Получается, тут другие цели. Ради хайпа или ради чего-то другого. Есть же много других бойцов, с кем можно подраться. Есть и молодые, которые, думаю, тоже будут мне вызовы бросать. Посмотрим. От судьбы не убежишь. С кем суждено, с тем и будем встречаться.

— Если я попрошу вас назвать лучших российских тяжей, не выступающих в UFC, станет ли для вас это проблемой?
— Да много тяжеловесов есть. В одном Дагестане прилично наберется. Невозможно всех перечислить, если мы говорим о тех, кто за пределами UFC. Есть молодые и хорошие ребята, но по фамилии я не всех знаю. На лицо помню, но боюсь ошибиться. Даже один хороший бой тебе уже может дать определенную известность. А еще бывают люди, которые подают большие надежды, но быстро оставляют спорт и уходят, поэтому как-то об этом говорить… Есть тяжи, которые стабильно выступают в течение пяти, шести, семи и более лет. Они уже на слуху, у них есть контракты с хорошими организациями. Молодые то появляются, то исчезают, но, думаю, после того, как я наберу нужную форму и приступлю к боям, то без предложений не останусь. Соперники найдутся.

— Какой бы была ваша реакция, если бы вам кто-нибудь бросил вызов?
— Знаешь, вот есть в моей карьере бои, которые не состоялись, но не по моей вине, скажем так. Те, о которых я сожалею. Допустим, с Андреем Орловским. В 2012-м еще было такое предложение, но мой ныне покойный тренер Мусаил тогда не согласился. В 2014-м у нас уже этот бой был объявлен. Тогда Костя Ерохин дрался с Бреттом Роджерсом, а я должен был на том же турнире Fight Nights встретиться с Орловским. И буквально за месяц до боя его подписали в UFC. С Александром Волковым могли встретиться в М-1. Там от тренера многое зависело. Еще с братом Оверима планировался поединок. Как его зовут? Валентин, вроде. С ним предлагали, когда он еще хорошо выступал. На каком-то европейском турнире. То ли в Риме, то ли в Милане.

Был случай еще с Никитой Крыловым. Когда Джефф Монсон по каким-то причинам не смог продолжить выступать в гран-при М-1, мне предложили Крылова. Я посмотрел тогда его бои, он был еще, во-первых, совсем молод, во-вторых, очень сырой. Мне неудобно было. Я попросил тренера найти более серьезного соперника. По каким-то причинам такового не нашлось, и бой отменили. Через два месяца я подрался с Монсоном. Сейчас Крылов очень вырос в бойцовском плане. Когда-то и с неизвестными ребятами предлагали подраться, а потом они несколько раз еще выступали и уходили. В общем, знаешь, я нормально отношусь к вызовам. Может, кто-то захочет через мое имя сделать имя себя. И я тоже хочу получать в соперники бойцов с громкими фамилиями. Это обычный процесс в нашей индустрии.

— В России сейчас есть тяж — Анатолий Малыхин. Он один из немногих, кто не стесняется бросать вызовы. Помимо прочего, его называют одним из самых перспективных тяжеловесов страны. Мог бы вас заинтересовать бой с ним?
— А, слышал. Борец из Москвы, да?

— Да
— Он сейчас на слуху, почему бы и нет. Вот, опять-таки, мне интересны хорошие бои. И в моем возрасте, скажем так, вернуться, чтобы подраться с каким-то пенсионером и уйти обратно на покой… Не стоит столько трудиться и работать ради такого. Конечно, если будет возможность, я буду драться и с молодыми, и с такими же перспективными, как Малыхин. Думаю, они и так будут появляться. Интересные бои будут у нас, но заранее говорить тоже не хочется. Проходиться там по кому-то. Чуть времени еще пройдет, и все встанет на свои места: с кем и когда проведу бой. Эти моменты еще не раз обсудим. Надеюсь, в ринге тоже успеем это все продемонстрировать.

— Вы часто говорите о том, что вас вдохновляют бойцы, которых вы побеждали 5-6 лет назад, но которые сейчас выступают на высоком уровне. Один из таких примеров — Алексей Олейник. Может ли это правило работать в обратную сторону? То есть, вы видите, как Олейник проигрывает два подряд боя в UFC, и задумываетесь о том, что возраст берет свое.
— Я не думаю, что дело в возрасте. Мне кажется, в случае с тем же Оверимом, это было просто чуть непрофессионально что ли. Он к нему не готовился же. Чтобы с таким бойцом выступить, надо готовиться под него. Сейчас не то время, когда одной борьбой или болевыми приемами можно выйти и выиграть. 10-15 лет — да. Можно было выйти и затащить одним каким-нибудь стилем. А сейчас все умеют и бороться, и защищаться, и болевой провести. Надо профессионально готовиться. Да, Алексей тренируется, но, мне кажется, есть категории спортсменов, которые ему просто неудобны. Которых он не может перевести в партер, и в ударной технике они превосходят его. С другой стороны, достаточно тех, которых он побеждал. И Крокоп, и Хант… Да много было соперников, против которых ему не давали шансов, а он выигрывал. В его возрасте и с таким количеством боев неправильно ему что-то говорить. Это вызывает уважение.

— Можете тезисно обозначить свои цели в ММА на сегодняшний день? Вы возвращаетесь для больших и громких боев или для того, чтобы бороться за пояса, рейтинги и так далее?
— Опять-таки, мне не хочется заранее загадывать. Те полтора месяца, которые я провел, прыгая и бегая по горам, мне многое дали, потому что я почувствовал, что нахожусь в нормальном состоянии, что мое здоровье мне позволяет вернуться в профессиональный спорт. Думаю, уже ринг и октагон покажут, что надо делать дальше. Лучше просто подождать, посмотреть, чем пытаться делать какие-то громкие заявления, не успев вернуться. Думаю, проведя несколько боев, я для себя пойму, что возможно дальше. Полтора месяца тренировок после пяти лет простоя — не такой показатель, чтобы конкретно о чем-то говорить. Мне хочется и больших побед, и хороших промоушенов. Конечно, хочется. А кому нет?

— Связались ли с вами уже какие-либо промоушены?
— Лиги напрямую не связывались, но от менеджеров уже было несколько предложений. Но пока не будет какой-то определенности, озвучивать их смысла нет.

— Речь пока только о России?
— Да. Но на 2020-й года есть в планах выступить и за океаном. Но, как говорится, мы предполагаем, а Всевышний располагает. Будет видно, к чему это все приведет.

— ACA, Fight Nights и M-1. Какая из этих организаций вам больше по душе?
— У нас проблем никаких нет, хорошие отношения. Я всех знаю лично. Не хочу о ком-либо плохо отзываться, но мне намного легче будет поработать с Fight Nights или M-1. Хотя, наверное, и с ACA проблем не возникнет, но те лиги я уже хорошо знаю. Я там выступал. Если у нас будет контакт, то в дальнейшем все пройдет на позитивной волне. Я тоже чуть повзрослел, больше стал понимать. У нас такие с ними отношения, которые позволяют выстроить договоренности так, чтобы обе стороны были довольны.

— Хотели бы вы выступить до конца 2019-го?
— До конца 2019-го выступить хотел бы, но пока еще не определился. Есть же еще организации. Желание есть, намерение есть, работать будем, а там уже станет понятно. Я не разговаривал ни с кем, но уверен, что трудностей не возникнет ни в M-1, ни в Fight Nights. Если произойдет конкретный диалог, полагаю, они раньше меня об этом скажут. Почему-то я уверен, что с ними мы сможем сработаться и договориться на тех условиях, которыми будут довольны обе стороны.

— Вы выделили M-1, но со стороны кажется, что они испытывают определенные проблемы. То есть, даже при наличии желания подписать с вами контракт, могут возникнуть трудности, потому что финансово они не смогут предложить условия, которые вас бы устроили.
— Думаю, у нас взаимопонимание на хорошем уровне. Мы же не в мультфильме «Золотая антилопа». Мол, «давай мне еще и еще». Мы же понимаем ситуацию и обстоятельства и можем войти в положение, с пониманием отнестись. Как мне кажется, у М-1 и нет никаких проблем. Они самые опытные в этой сфере среди всех российских лиг. Лучше других понимают все подводные течения, все обстоятельства и могут с ними уверенно справляться. Просто иногда происходят ситуации в жизни, когда ты в свободном плавании оказываешься, а потом хороший темп даешь. Главное, до цели доплыть. Думаю, у М-1 хороший корабль, который дойдет до своей цели.

— «Летучий голландец» (так называется ресторан, принадлежащий президенту М-1 Вадиму Финкельштейну. — Sport24).
— Точно! Они еще и взлететь могут.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене