Ярослав
Степанов

«Сказал президенту UFC: «Дэйна, России нужен еще чемпион». Петр Ян — самый успешный русский в ММА

Говорим про пояс UFC, дерзость, сломанное ребро и хэйтеров.

Бокс и ММА
10 июня 2019, Понедельник, 16:10
Getty Images

Ровно год назад Петр Ян готовился к дебюту в UFC, до которого оставалось всего пару недель.

С тех пор он успел пять раз подраться в сильнейшей лиге мира, оформить два нокаута, забрать один бонус за лучший бой вечера, добраться до позиции в топ-10 легчайшего дивизиона и стать самым активным россиянином в UFC. Так часто, как Ян, не дерется никто из представителей нашей страны.

После победы над Джимми Риверой Петра рассматривают в качестве одного из главных претендентов на пояс, который принадлежит сейчас Генри Сехудо.

В интервью корреспонденту Sport24 Ярославу Степанову Ян рассказывает, в какие моменты с Риверой было сложно, чем опасен Сехудо, по какому поводу он переговорил с президентом UFC и почему его не надо называть дерзким.

— Сразу после боя вы взяли микрофон и на английском языке дали понять всем, что хотите драться за пояс. Через полтора часа после этого вы приходите на пресс-конференцию и говорите, что, в принципе, будете рады и обычному бою. Что изменилось?
— Знаешь, я просто еще до боя представлял победу, прокручивал в голове все, что хочу сказать после. Наверное, не очень свойственно до боя думать о том, что ты скажешь, если победишь. Но я и не думал, что буду говорить, если проиграю. Конечно, меня захватила эйфория, чуть понесло. Но потом, появившись на пресс-конференции, я уже остыл, поговорил с менеджером, и мы решили, если не дадут сразу бой за пояс, то без проблем подеремся с кем-то, у кого есть большое имя. Доминик Круз, Коди Гарбрандт, Юрайя Фэйбер. Без разницы. Я с удовольствием подерусь за пояс, если будет возможность. И буду готовиться как никогда. Но если не пояс, а обычный бой, то расстраиваться не собираюсь. Продолжу тренироваться, зарабатывать деньги и статус в UFC. Придет тот день, когда я заслужу титульник.

— Показалось, что у вас была заранее прописанная речь и вы поторопились ее произнести, не ответив на вопрос Джо Рогана. Не хотели сбиваться?
Нет, я понимал, что он говорит, что спрашивает. В суть вникал. Мол, что дальше и так далее. Я на это и ответил, но бывает так, вот ты английский вроде бы плохо знаешь, а тебе снится, что ты разговариваешь на нем. Вот на эйфории и получилось у меня выдать что-то такое. Как в Лос-Анджелесе я кричал: «Хеллоу, гайс, ай вэри хэппи стэй ин Лос-Анджелес», — так и сейчас получилось с Чикаго. И потом я понимаю, что мой словарный запас истекает. И я говорю Саяту [Абдрахманову]: «Саят, переводи, братан».

— Какие впечатления оставил Джимми Ривера?
— Знаешь, что было самое удивительное? С его стороны я не услышал ни одного оскорбительного слова в свой адрес. С моей стороны тоже ничего оскорбительного не было. И даже на взвешивании, когда я ему сказал на английском: «Это будет легкая работа для меня», — он такой, типа: «Ага, окей». Сдерживался, настраивался.

— Показалось, что на взвешивании вы довольно агрессивно на него пошли.
— Это же, получается, пятый бой за год. Я захожу на эту сцену как к себе домой. И у меня сразу жесткий всплеск адреналина. Представь, ты гоняешь вес, подводишься, проходишь акклиматизацию, чуть поникаешь, а в этот день ты поел, взвесился, а вокруг столько людей, такая атмосфера! От этого нужно брать энергию. Такая обстановка любого спортсмена будоражит. Я в тот день такой тротил в своих руках чувствовал, отвечаю.

— Было видно, что Ривера попадал по вам. Но попадал ли он так, что это казалось ощутимо не только зрителям, но и вам?
— Да, несколько раз зацепил. Не вспомню точно, какими ударами, но цеплял. Я не потерялся, но пропустил так ощутимо. Думаю, еще бы он на два-три удара пошел, то был бы плачевный момент. У меня вот есть плохая черта. Я люблю многое на себя принимать. Вроде вижу все, но стою. Где-то блок ставлю. Помню, как в первом раунде прилетел боковой слева. А ручка-то у головы была. Но он как-то за руку пробил. Надо будет этот момент отсмотреть.

— Я помню, что ваше подписание в UFC откладывалось, потому что были серьезные проблемы с коленом, вы его лечили. Джимми Ривера стал первым человеком в UFC, который очень активно бил вам лоу-кики. И в некоторые моменты казалось, что вам больно наступать на ногу.
— Дело было не в колене. Я хотел в первом раунде его жестко высекать под нижнюю часть голени. Такие удары хорошо пробивает Даглас Лима. Я их пару дней по подушке попинал чисто. Ну, в общем, то ли я дистанцию не нашел, то ли еще что, но сразу же попал частью голени. Она надулась. Встаю на ногу, чувствую, что это либо ушиб, либо выбил. И перестал пинать. А он мне нормально так попадал по внешней стороне ноги. Сразу же подсушил. У них по ходу заготовка такая была: сушить ноги, когда я меняю стойки. Но несколько ударов я видел, проваливал их. Поэтому он иногда расходовал силы на этом.

— На церемонии взвешивания вы что-то сказали президенту UFC Дэйне Уайту. Что?
— Я ему сказал: «Дэйна, России нужен еще один чемпион». Он ответил что-то. Не помню точно. Типа: «Окей».

— Кстати, еще очень многие начали выкидывать в сеть ваше фото со взвешивания, отмечая образовавшийся шарик на боку. Люди пишут, что похоже на стафилококк.
— Это ребро сломанное. Хрящ выпирает. Сломал еще за три недели до дебюта в ACB. И оно теперь так всегда выпирает. Кто ломал, тот знает, что такое бывает. У кого-то больше, у кого-то меньше.

— Была ли у вас возможность посмотреть бой двух других претендентов на пояс в 61 кг? Речь про Алджамейна Стерлинга и Педро Муньоза.
— Да, они же передо мной дрались. Меня не впечатлило. Может, вживую смотрелось лучше, но мне они показались очень медленными. Стерлинг как обычно пинался, к себе не подпускал. А во втором раунде они оба замедлились. Это мое мнение. Когда Стерлинг дрался с Риверой, выглядело как-то интереснее.

— Если предположить, что UFC организует претендентский бой между вами и Стерлингом…
— Вряд ли нас сведут. Есть разговор, что ему хотят дать титульник. Он же дрался в 2017-м Мораесом. Проиграл. Если бы Мораес забрал пояс, то, возможно, Стерлинг бы подождал. А так… Но это только разговоры. Если мне предложат подраться с ним, а не за пояс, то с удовольствием это сделаю.

— Так вот. Если это случится, будет ли сложно драться с, наверное, самым габаритным парнем в легчайшем весе?
— Он крупный и крепкий, но я ни разу не видел, чтобы он кого-то болтал или нокаутировал. Базовый борец, грэпплер. У него нет ни взрыва, ни силы удара. Он все подряд выбрасывает, неудобный очень. Его никто не может поддавить именно боксерской давкой. Ограничить пространство для нанесения ударов ногами, дать ему среднюю дистанцию, где ему будет некомфортно. Уверен, я смогу к нему подобраться.

— Кому следующему достанется от вас в инстаграме?
— В инстаграме?

— Да. Один раз же это принесло вам бой с человеком, который располагался выше в рейтингах.
— Не знаю. Сначала пару месяцев отдохнуть надо.

— Кажется, вы так говорили после каждого из пяти боев за последний год.
— На этот раз точно. Если только не предложат бой за пояс. Отвечаю, два месяца буду отдыхать, потому что за год все быстро-быстро делали, но в двух крайних подготовках чувствовал усталость и отсутствие голода, ощущения, что соскучился по тренировкам.

— Пару минут назад вы рассказали, что нужно делать, чтобы победить Стерлинга. Есть ли у вас аналогичные мысли по поводу Генри Сехудо?
— Думаю, Сехудо гораздо более опасен, чем кто-либо. Даже по бою с Мораесом мы видели все. Мораес сушил ему ноги, много сил потратил, но с рук очень слабо работал. Сехудо его на руках перехватывал и больше попадал, а в третьем раунде Мораес уже устал. Сехудо начал его давить чисто борцовским прессингом. Мне было бы очень интересно с ним подраться. По-любому я к этой подготовке отнесусь наиболее ответственно. Пригласим борцов, поработаем над ударами ногами, над защитой от тейкдаунов, отточим бокс и за поясом нафиг.

— Как вам образы, которые выбирает Сехудо для появления на официальных мероприятиях?
— Это спортсмен высокого уровня, просто он выбрал себе роль шоумена. Он же сейчас единственный олимпийский чемпион, который выступает в UFC. Еще и забрал два пояса. Его сейчас вообще понесет еще жестче. На карете с лошадьми будет выкатывать. Конечно, он чуть исполняет, но кто ему мешает это делать? Это же тоже непросто. Выйти и сказать, типа: «Завтра я вас всех перееду». И представь, ты так говоришь, но не делаешь. И кем ты окажешься послезавтра? Тебя просто разорвут. Даже в мире интернета. Но он идет в своеобразный ва-банк и газует. Внутренняя давочка присутствует. Это его образ. Сколько у него будет хэйтеров, столько и тех, кто его полюбит. А так… Посмотри на другие промоушены. Bellator, Rizin и другие. Там постоянно ходят в костюмах и коронах. Ничего. Просто Сехудо не очень подходят такие образы. Даже не знаю, в чем он выйдет в следующий раз.

— Вы знаете, как чаще всего в интернете называют вас?
— Как?

— «Самый дерзкий русский в UFC».
— А, я читал пару раз, да. Но опять же, это люди придумали.

— Это же ваш образ.
— Да я такого дерзкого и не делал ничего, если честно. Просто отстаиваю свои позиции как могу. Я себя с таким не ассоциирую. Похрен, что там говорят. Там и гадостей столько пишут. Когда начинаю отвечать, понимаю, что этому надо посвятить большую часть времени. Лучше уже отдать его на что-то полезное.

— Сразу после боя вы созвонились с женой и сыном. Что вам сказали?
— Я 45 дней их уже не видел. Очень скучаю. У ребенка еще такой возраст, 2,5 — 3 года, он каждый день меняется. Вроде уезжаешь, неделя проходит, и начинаешь скучать. Понимаешь, что взять с собой не можешь, приходится все это на расстоянии переживать. Сейчас постараюсь максимально уделить им время.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

Поделиться
0
0