Ярослав
Степанов

«Готов умереть на ринге». Шлеменко закатывает крутые бои в России, но не торопится в UFC. Почему?

Александр объясняет.

Бокс и ММА
5 мая 2019, Воскресенье, 02:55
instagram.com/rcc_mma

Александр Шлеменко во второй раз за последние полгода дерется в главном бою турнира RCC. 15 декабря он задушил немца Йонаса Бильштайна, а 4 мая забил бразильца Вискарди Андраде.

Ярослав Степанов говорит со Шлеменко сразу после поединка, чтобы понять, почему один из самых популярных российских бойцов снова хочет стать хедлайнером турнира на Урале, а не отправиться в UFC.

— Можете назвать самый тяжелый момент боя против Андраде?
— Тяжелыми были подготовка и настрой. Год назад я выступил не очень хорошо тут же, в Челябинске. Не хотелось, чтобы это повторилось. А в самом бою ничего такого не произошло. Выглядело страшнее, чем было на самом деле.

— Уверен, у зрителей в какой-то момент первого раунда случился флешбек к вашему бою против Бруно Сильвы.
— Ну, они же довольны. Это самое главное. Люди приходят на мои, потому что знают, что я умру, но буду идти до конца и не сдамся, не проиграю самому себе. Мне не стыдно перед людьми. Я делаю свою работу чисто. Он мне попал — я ему ответил. Мы квиты. Он получил больше, чем я. Согласись.

— Вы выражали свое несогласие с решением рефери Вячеслава Киселева остановить бой с Сильвой. Не было сейчас опасений, что может произойти то же самое?
— Да, тогда рано остановили. Во-первых, я бы не согласился драться в рейдже. Нафига мне это надо? Застрять в канатах. К тому же, я бы провел беседу с рефери, если бы эту роль снова исполнял Слава. Но, понимаешь, они считают, что сами все знают. Я — профессиональный боец, который всегда идет до конца. Зачем останавливать? Я готов умереть на ринге.

— Бой с Андраде судил Марк Годдард. Он говорит, что вы его поблагодарили.
— Да. Отметил его профессионализм. Приятно, что такие люди работают. Просто, понимаешь, бойцы же все разные. Не спорю, если дерется новичок, то можно пожалеть его здоровье. Но у меня уже больше 70 боев. Куда меня жалеть? Я знаю, что делаю. Мой стиль предполагает, что я могу пропустить.

— Старались ли вы как-то дать понять Годдарду, что все в порядке?
— Перекрывался, активничал. Тут было проще, чем в рейдже, повторюсь. Там я провалился в канаты и застрял. Не мог встать нормально. Здесь я чуть подсел, уперся спиной в сетку и встал. Нормально. Рейдж для моего стиля не очень удобен, в общем.

— Есть ли у вас примерное понимание, что дальше?
— Надеюсь, RCC 7, который планируется на июль. Большое желание имею. Я готов. Мы проговаривали этот момент. Как у них будет, посмотрим.

— Вам жаль, что у человека, который был бы вам потенциально интересен (Бруно Сильва), уже назначен бой на июнь?
— Да я не буду больше за ним бегать. Он заламывает цену. Пусть идет в UFC, я с ним встречусь там.

— Почему вы сейчас говорите с уверенностью о выступлении на RCC, но не говорите о UFC?
— Ну, я знаю, что RCC нужен боец на главное событие вечера. Давай честно, не так много в России медийных фигур, которые могли выступить. С Александром Емельяненко они расторгли контракт. А кто еще остается?

— Харитонов?
— Тут сложно. Он же будет с Митрионом драться. Нет уверенности, что все пройдет без травм. Мало ли, не успеет восстановиться.

— Минаков?
— Вряд ли. там есть сложности с Bellator. Поэтому, мне кажется, я подхожу идеально на роль хедлайнера.

— Вы сейчас рассуждаете так, как было бы лучше RCC.
— Так и мне тоже. А чем UFC лучше? Я туда стремлюсь, но не ставлю целью попадание любой ценой. Мне нравится турнир RCC, у нас хорошие отношения с руководством, мы все за здоровый образ жизни. Кстати, у них сегодня день рождения. Пользуясь случаем, поздравляю.

— Давайте представим, что вам предлагают на выбор: главный бой на RCC в Екатеринбурге или главной бой на UFC в Сочи?
— Да зачем об этом думать сейчас? Будет выбор такой — посмотрим. Они же подписали краснодарского бойца недавно (Сергей Хандожко. — Sport24). Он, наверное, и будет возглавлять турнир.

— Вы правда считаете, что Сергей Хандожко сейчас находится в таком статусе, что может быть выбран в качестве хедлайнера на турнир UFC?
— Ну, слушай, они же делают непонятные подписания. Не беру сейчас российских бойцов. Просто не считаю, что они безошибочно всех подписывают. Там топов же не так много. Человек 15-20 в каждом весе.

— Верно ли я понимаю, что ваше желание остаться еще на какое-то время внутри российских промоушенов связано с тем, что в UFC вам пока не готовы предлагать схожие финансовые условия?
— Вот и подпишемся, когда будут готовы. Конечно, это влияет. Я дрался в Bellator и прекрасно понимаю, что это требует совершенно других вложений. Сейчас я просто рад, что выиграл бой. Желание попасть в UFC есть, а там посмотрим. Попаду — здорово, не попаду — не судьба.

— Какие у вас планы на ближайшие две недели?
— С сыном встретиться. У меня подарок для него. И для себя. Взял машину. ГАЗ-24, 1988-го года. Классика.

— Необычный выбор автомобиля.
— Это для души. Буду заниматься машиной, кататься по городу. Она в идеальном состоянии. Я вообще поддерживаю отечественный автопром. У меня же еще есть мотоцикл «Ява». Он 1989-го года. Тоже катаюсь с детьми иногда. Это моя молодость, это СССР. Это то, когда мы жили хорошо. Когда все было нормально.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене