Ярослав
Степанов

Российский боец, который вот-вот окажется в UFC. Говорят, к концу 2019-го он станет топом

Даже американцы будут топить за него.

Бокс и ММА
11 февраля 2019, понедельник, 20:20
instagram.com/timurvaliev_df/

Тимур Валиев проделал не самый типичный спортивный путь для российского бойца ММА. Он родился и жил в Махачкале, в единоборства пришел в возрасте 16 лет, а через четыре года дебютировал в профессионалах.

Отличает Валиева от большинства соотечественников то, что он очень мало дрался в России, хотя не имел ни второго гражданства, ни заграничных родственников, ни влиятельных друзей.

С 2010-го по 2013-й он провел семь боев, пять из которых — в России. После Тимур решил, что пора отправляться в США. Рустам Хабилов, в то время уже выступавший в UFC, помог Валиеву подписать контракт с американским промоушеном WSOF. То есть, уже в 24 года Тимур сделал так, что никто из российских любителей ММА не сможет сказать, мол, ему привозили каких-то иностранцев на убой, чтобы куда-то там вытянуть.

С тех пор он одержал пять побед в шести боях, стал претендентом на чемпионский пояс, но из-за травмы был вынужден отказаться от титульного боя.

В 2017-м на месте организации WSOF выросла организация PFL, которая начала проводить турниры в формате гран-при, а победителям в каждой из шести весовых категорий давать миллион долларов. Валиев остался в обойме нового-старого промоушена, выиграл три боя, но продолжить путь к большим деньгам опять помешала травма.

Сейчас Валиев, который с 2014-го тренируется преимущественно в Америке, планирует подписать контракт с UFC, и, кажется, у него есть для этого все: крутые менеджеры (Али Абдель-Азиз и Ризван Магомедов), умение говорить на английском языке, отсутствие проблем с рабочей визой, хороший рекорд (14-2) и четкий план по развитию карьеры.

— Сейчас чувствую себя гораздо лучше. Травма, которая была на тот момент, почти не беспокоит. Тогда, после перелома руки пошло осложнение на локоть, не мог бить своей сильнейшей рукой (правой). Она у меня стала слабее левой. Решил, не буду рисковать. Сейчас провел курс лечения, все хорошо. Мелкие травмы, конечно, есть, но в целом все нормально. Готов вернуться в любой момент. Хотелось бы, чтобы это произошло в лучшей лиге мира. Пока держу себя в форме, потому что может появиться вариант с выходом на замену. Хочу драться в UFC в 61 кг, — начинает Валиев в беседе с корреспондентом Sport24 Ярославом Степановым.

— Вы недавно приняли участие в гран-при PFL. Как вам формат?
— Это интересно. Но, с другой стороны, честно говоря, это пагубно для здоровья, потому что приходится драться каждый месяц. И не имеет значения, получил ли травму, побывал ли в нокдауне и так далее. Ну, деньги того стоили.

— То есть, за два боя, которые вы провели в PFL, получилось заработать больше, чем если бы вы выступили, например, в UFC?
— Там действительно хорошо платят. Наверное, разница где-то в три-четыре раза по сравнению с UFC. Имею в виду, конечно, начальный этап. Но сейчас уже хочется в UFC. Мне 29 лет, есть желание посмотреть, на что я способен. Если не попробую, то будет сложно считать себя состоявшимся бойцом. Я дрался много, часто, в разных странах, городах и лигах. Считаю, созрел для UFC.

— В PFL вы выступали в категории до 66 кг, хотя обычно деретесь в 61 кг. Правильно понимаю, что это вынужденный переход?
— Да. Когда подписывал соглашение с PFL, были финансовые сложности, но не было подходящей для меня весовой. Лига дала хороший контракт, не мог не согласиться. Хороший опыт. Да и вес мне гонять не нужно было. Интересно. Хотя, вот в первом бою против Макса Кога было тяжело. Он постоянно напирал, я его валил, но чувствовал, что моей энергии не хватает. Слава богу, все сложилось удачно.

— PFL — это сменившая формат лига WSOF, в которой вы выступали с 2014 года. По сути, для вас ничего не поменялось?
— Организаторы те же, матчмейкеры, президент Рэй Сефо. У меня с ними долгие и хорошие отношения. Могу сказать, там люди держат свое слово и крайне профессионально относятся к спортсменам. Лично я там себя чувствую, как дома.

— И в свои первые залы в США вы тоже попали примерно в 2014-м?
— Даже в 2013-м. Тогда прилетел сюда при поддержке своего старшего товарища Рустама Хабилова. Собирался к нему в Альбукерке, в зал Грега Джексона. Но когда прилетел, у Рустама был бой в Нью-Джерси, поэтому и я задержался тут. Пошел в зал Хензо Грэйси, увидел Фрэнки Эдгара, Марка Генри. Марк предложил побоксировать с Фрэнки, мы поработали, мне понравился их стиль тренировок и подход. В общем, в Нью-Джерси я пробыл месяц, улетел в Россию, а после вновь вернулся в США, но уже в Альбукерке, к Рустаму. Два года там провел, потом, в виду некоторых обстоятельств, уже окончательно перебрался в зал в Нью-Джерси. То есть, я в Нью-Джерси тренировался и тогда, когда работал у Грега Джексона. Меня часто приглашали на свои подготовки Марлон Мораес и Фрэнки Эдгар. А сейчас, последние два года, уже не меняю город подготовки во время пребывания в США.

— В Нью-Джерси вы посещаете несколько разных залов?
— Ну, это как бы группа залов от старшего Хензо Грэйси. Ник Каттоне и Рикардо Алмейда — его черные пояса. Они открыли свои залы, мы к ним ездим. Также ходим тут в один колледж, тренируемся по борьбе. В другом месте Фрэнки Эдгар преподает кроссфит, там тоже бываем. Ездить приходится, но это нормально.

— Много времени дорога отнимает?
— Если говорить про Рикардо, то до него ехать минут 40. К Нику, например, минут 15. Еще мы работаем на лапах дома у Марка Генри. Туда около получаса ехать. В принципе, мне не особо проблематично. Я езжу, наслаждаюсь природой. Первое время только напрягало, когда из Махачкалы прилетел. Там все в пятиминутной доступности. Но сейчас уже освоился.

— Чувствуется, вы и в плане английского неплохо освоились.
— Я понял, что набрал в этом плане, когда сюда начали приезжать наши ребята. Магомед Магомедов, Саид Нурмагомедов, Забит. Так, я знал исключительно «бойцовский» стиль языка. А когда они прилетели, мне пришлось везде разговаривать, где-то переводить. Так и начал набирать. Уже сейчас могу как-то мысль выразить на английском, пообщаться. А раньше вообще жестко было. Помню, когда Мака Бибулатов выиграл пояс WSOF, его интервьюировал в клетке Чейл Соннен. Он у него что-то спрашивал, а я переводил вообще свое. И в обратную сторону тоже самое. Сейчас смотрю и понимаю, что я совсем не то говорил. Да, сейчас гораздо лучше, но этот язык все равно для меня чужой, ошибки буду допускать. Но я стараюсь. Фильмы смотрим разные. Вот недавно смотрели «Стекло». Я переживал, потому что это сложная картина. Думал, не все слова смогу понять. Но получилось наоборот. Это меня очень обрадовало.

— Даете советы товарищам, как подтянуть уровень знаний языка?
— Немного. На ютубе есть курсы «Полиглот». Там 3-4 урока посмотришь, уже легче будет. А так, дома учить, фильмы с субтитрами смотреть. Сейчас это стало еще проще все, доступнее. Ну, у парней есть возможность смотреть UFC, подтягивать уровень английского. К тому же Забиту сейчас много внимания, и он сталкивается с определенным барьером. Но он неплохо прогрессирует. Может, пока не очень хорошо выражает мысли, но понимает все, что ему говорят.

— Если говорить относительно дальнейшей карьеры, то вы пока в режиме ожидания?
— Да, просто тренируюсь, жду новостей от менеджеров. На самом деле, мне предлагали 19 января заменить травмированного Джона Линекера и подраться с Кори Сэндхагеном. Я согласился, начал гонять вес, и потом мне позвонили, сказали, что не успеют в визе поменять работодателя с PFL на Zuffa. Пришлось отложить. Но сам факт, что мной заинтересовались, придало мотивации. А так, хочется на турнире в России выступить. Последний раз там дрался в 2013-м. Соскучился, дома выступить хочется. Да и напомнить о себе российской публике. Надеюсь, такой вариант появится. Знаю, в России есть аудитория, которая меня поддерживает. В Петербурге людям будет интересно, там же большая дагестанская диаспора. И просто много любителей ММА. Рассчитываю на хорошие новости.

— Предложения от PFL на участие во втором сезоне ждать не будете?
— Я попал в топ-8, вышел в плей-офф, поэтому автоматически попадаю в следующий сезон. К тому же, мой гонорар увеличился бы на 30 процентов. Но я не хочу драться в 66 кг. Мой собственный вес — 68 кг. Это неправильно. Я никогда не бил в нокаут, меня никогда сильно не били. Не хочу идти на риск и калечить себя, при этом имея какие-то перспективы. Я бы подрался в гран-при, если бы сделали категорию до 61 кг. Но там есть проблемы с телевидением. Физически не могут сделать больше категорий и больше бойцов. Поэтому приходится ограничивать формат. А так, мне даже гонять не надо было. И, в то же время, я понимаю, что ради этого миллиона люди идут на различные хитрости, связанные с допингом. Не хочу никого обвинять, но это же понятно. Если ты ветеран, у тебя последний шанс заработать, ты пойдешь на все. Кто-то просто этим не брезгует, идет и химичится. Мне хочется попасть в UFC, где точно чистый спорт.

— Но в PFL же проводили допинг-контроль.
— Да, но это не USADA. А обычный допинг-контроль можно легко обходить. Да, если у тебя обнаружат превышенную в 50 раз норму тестостерона, то поймают. Но некоторые вещи можно обходить без проблем.

— В рамках гран-при вам пришлось подраться с соотечественником и земляком, Бекбулатом Магомедовым. Это тоже проблема?
— Для меня — нет. Понимаю, если это друг близкий или одноклубник. А так, у нас же спорт, бизнес. Мы с Бекбулатом после боя обнялись и продолжаем хорошо общаться. Даже с друзьями мне драться приходилось. Я дрался с Забитом в детстве. По любителям. Магомед с Саидом встречались и на чемпионате Дагестана, и на чемпионате России. Мы все дрались между собой по несколько раз, но сейчас мы друзья. Это спорт, не более.

— Если мы посмотрим на категорию до 61 кг в UFC, то увидим там Саида Нурмагомедова и Петра Яна. Также, возможно, если лига упразднит категорию до 57 кг, к ним присоединится еще и Магомед Бибулатов. Тоже достаточно россиян.
— Ну, бои с Саидом и Магомедом невозможны. Мы в одном клубе тренируемся. С Саидом живем в одном доме. Это уму непостижимо. А так, не думаю, что именно в UFC есть проблема с соперниками. Но, кстати, с Петром Яном, если бы сделали поединок в Петербурге, мы бы показали хороший бой. И аудитории это стало бы интересно. Такое противостояние мне даже интересно.

— Ян на ходу сейчас. 23 февраля он подерется с Додсоном, и это будет его четвертый бой в UFC за 9 месяцев. Неслабый темп.
— Петр не гоняет много веса, травм не получает. Думаю, как раз после Додсона он отдохнет. А так, правильно все делает. Он заявляет о себе, газует, а UFC это нравится. Это очень профессионально.

— Как думаете, за почти пять лет выступлений в США, вы стали пользоваться большей популярностью у публики здесь?
— Да, конечно. Когда я дрался в WSOF и PFL, меня показывали по NBC CN. Это национальное телевидение. Мне много пишут американцы. В Альбукерке и в Нью-Джерси люди узнают. Но, если честно, пока не подерешься в UFC, это все равно не то. Попаду в UFC, а дальше уже посмотрим, что делать с этим спортом.

— В смысле?
— Получится — здорово. Нет — значит свое отбоксировал. Но ментально я готов. Остальное уже по воле всевышнего.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

0
0