Редакция
Sport24

«У меня есть один вопрос Трампу». Хабиб — о следующем бое, Макгрегоре, Ди Каприо и биатлоне

Sport24 собрал главное из беседы Нурмагомедова с Губерниевым.

Бокс и ММА
2 февраля 2019, Суббота, 16:05
РИА Новости

6 октября в Лас-Вегасе Хабиб Нурмагомедов в четвертом раунде задушил Конора Макгрегора, после чего перепрыгнул через клетку и начал драться с командой ирландца.

В результате началась серьезная потасовка, участие в которой приняли как менеджеры, так и друзья Нурмагомедова. Трое человек были задержаны полицией, но позже отпущены.

Два дня назад Атлетическая комиссия штата Невада решила, как наказать главных участников конфликта.

Хабиб получил девять месяцев дисквалификации и штраф в размере 500 тысяч долларов, его друзья Зубайра Тухугов и Абубакар Нурмагомедов (тоже дрались с Конором в этот вечер) отстранены на год и оштрафованы на 25 тысяч долларов, а Макгрегор наказан шестимесячной дисквалификацией и должен заплатить 50 тысяч.

Сегодня Нурмагомедов пришел в студию «Матч ТВ» к Дмитрию Губерниеву, чтобы полноценно поговорить о наказании, своем будущем и много другом.

Об отношении к решению суда

«До того, как они вынесли это решение, я знал, что так примерно и будет. Мне это не понравилось, потому что комиссия не учла, что не я был инициатором. Это была лишь точка. Потому что начали они, а не наша команда. Они же учли только концовку».

«Если так посмотреть, меня наказали в 10 раз жестче, чем его. Считаю, это показывает отношение не только ко мне, но и к нашей стране. Спорт, как говорится, должен быть без политики, но в нашем случае политика чувствовалась. Чувствовалось отношение к нашим спортсменам. Раньше со мной такого не было, но теперь случилось, и я понял».

О том, когда выйдет драться

«Они сказали, могут сократить дисквалификацию, если снимусь в социальных роликах. Но пусть сам штат Невада сделать хоть один процент того, что я делаю. Они легализовали наркотики, проституцию, азартные игры. Пусть работают над собой. Не буду сниматься ни в каких их роликах. Штраф отбудем, вернемся. Повторюсь еще раз, что я не отказываюсь от занятой ранее позиции. Пока не вернутся мои друзья, я не выйду драться. Они прыгнули за мной, их наказали из-за меня. Когда они выйдут, я тоже выйду».

«За девять месяцев я провел три боя. Хочу оставаться активным, конкурировать. Голод не ушел. Есть те, с кем хотелось бы подраться. Фергюсон, Порье, Сен-Пьер. Много достойных соперников».

Жалеет ли о прыжке из октагона?

«У меня в жизни было много ситуаций, о которых я жалею. Если можно было бы вернуть время, я бы поступил иначе. Но не в этом случае. Если бы ситуация повторилась 100 раз — я бы 100 раз сделал то же самое. Я ни грамма не сожалею об этом. Кому-то понравилось, кому-то нет. Но это то, кем я являюсь. Я самбист, то есть самооборона без оружия. Я первым не нападал — на меня напали, были провокации. От организации была поддержка в его сторону, было много моментов. Я на многое закрывал глаза».

Возможен ли мир с Макгрегором?

«Кто мы такие, чтобы не прощать людей, если Всевышний нас прощает? У многих бывают проблемы между собой, но они приходят к миру. Сейчас это тяжело представить, но в будущем все возможно. Я все показал как в клетке, так и за ее пределами. Меня радует, что и суд признал его потерпевшим. Злость немного ушла, остаются принципиальные моменты, но, повторюсь, в будущем все может быть».

Есть ли рамки у трэштока?

«Ты не можешь говорить ничего плохого о семье, традициях, религии. А что можно позволять? Если человек говорит, как может выиграть и так далее. Психологические моменты. Они могут сыграть. Это же тоже часть боя. Но трогать семью, традиции и страну не стоит».

С кем бы хотел подраться?

«Жорж Сен-Пьер. Величайший боец, который когда-либо выходил в октагон. Он дрался за пояс 13 раз, бывший чемпион UFC в двух весах. Думаю, он спустится в легкий дивизион, чтобы сделать историю и стать чемпионом в трех весах. И мне это было бы интересно. Мое возвращение запланировано примерно на ноябрь. Это Нью-Йорк, он живет там рядом, в Монреале. Я бы хотел там подраться. Там живут многие наши соотечественники и люди из стран СНГ. Чувствую большую поддержку».

О Мейвезере

«Было бы интересно с Флойдом. Но, если смотреть реально, это сложно. Он не перейдет в ММА. В боксе же у него 50-0 не просто так. И это стало бы для меня отличным испытанием. Многие же мне шансов не дают. Но почему я стал чемпионом? Не просто так. У меня есть чувство конкуренции, есть голод. Не знаю, насколько это реально, насколько бой продастся, но это интересно. Всегда интересно посмотреть поединок двух непобежденных бойцов, чтобы увидеть, кто из них проиграет».

Об отношении к людям, которые ждут поражения Хабиба

«Бывает такое. Я к этому отношусь нормально. Я же не конфетка, чтобы нравиться всем. Но мои бои все равно смотрят».

Сколько еще Нурмагомедов планирует выступать?

«Я бы не хотел конкурировать в 42 года. На высоком уровне это невозможно. Особенно в легком весе. У меня впереди 2-3 года соревновательного режима, и это максимум. Не хочу, чтобы в старости меня били молодые и голодные львы. А это неизбежно».

О воспитании сына

«Он будет тренироваться. Однозначно. Нашей стране нужны сильные мужчины. И ты должен быть сильным, что постоять за свою семью и за себя. Но станет ли он профессионалом, зависит только от его желания. Я бы не хотел навязывать ему такой путь, потому что знаю, как это тяжело. На первом месте будет стоять учеба. Одно дело — набрать гору мышц. Но они же должны быть контролируемыми. Иначе ты станешь социально опасным человеком».

О звонке Путина после победы над Макгрегором

«Меня удивило, когда он позвонил. Приятно было. Знаете, когда глава государства звонит и хвалит за твой труд, это приятно. Особенно, что это произошло в тот момент, когда я сидел в раздевалке, пришла вооруженная охрана, потому что там было 20 тысяч недовольных болельщиков. Тут звонит Владимир Владимирович, хвалит, говорит, что страна гордится».

Вопрос Дональду Трампу

«У меня к нему есть вопрос. Хотел бы поговорить про визу отца. Но это можно и по телефону решить».

«Ди Каприо — нормальный пацан»

«Он пригласил нас на ужин в ресторан, который находился в центре города. Было интересно, как он будет там себя чувствовать вообще в окружении людей, которые постоянно подходят, фоткаются. А он сказал, что вообще не фотографируется с людьми. Невозможно сделать довольными всех. Говорит, что фоткается только с детьми. Это меня удивило. Но, в общем, он нормальный пацан».

О биатлоне и хоккее

«Смотрю биатлон, чтобы вас послушать. Интересно бывает. Люблю концовку, когда последние круги, нужно не промахнуться. Есть интересные моменты. И это трудный спорт, потому что необходимы выносливость и концентрация. Я на лыжи не вставал никогда. Сейчас пытаюсь на коньки встать. Поиграть в хоккей с Путиным? Почему нет. Вообще, мы сейчас работаем над открытием хоккейной арены в Дагестане».

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене