logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Дмитрий
Ерыкалов

«Ездил в „Даллас“, но НХЛ не показалась другой планетой». Интервью тренера «Трактора» Гатиятулина

Говорит наставник одного из фаворитов КХЛ.
ХоккейКХЛ
3 сентября 2021, Пятница, 08:00
Павел Табарчук, photo.khl.ru

Предстоящий сезон станет для Анвара Гатиятулина вторым после возвращения в «Трактор». В 2018 году челябинцы под его руководством добрались до финала Восточной конференции, после чего специалист отправился в Санкт-Петербург. Гатиятулин работал в СКА и сборной России, тренировал звезд на чемпионате мира, а еще, как выяснилось, ездил на стажировку НХЛ. Теперь он получил в свое распоряжение, пожалуй, самый сильный состав «Трактора» в истории. В день первого матча черно-белы мы поговорили с их наставником.

— Когда вы последний раз повышали голос?

— Наверное, на каждой тренировке такое бывает. Но это не значит, что ребята недорабатывают. Повышаю голос исключительно для того, чтобы меня было слышно в любой точке площадки.

— То есть голосом вы не срываетесь?

— Нет-нет. У каждого тренера, преподавателя и педагога свой стиль общения. Я, исходя из своего опыта, предпочитаю общаться спокойно. Где-то в сезоне возникают моменты, когда нужно дать эмоций. Приходится немного повышать голос. Но поводов переходить на крик не припомню.

— Есть ли сфера жизни или занятие, где вы другой?

— Бывают в жизни моменты, которые касаются моей семьи. Например, когда сталкиваешься с несправедливостью по отношению к родным. Тогда начинаю нервничать. Но все равно думаю перед тем, как что-либо сделать.

— Альберт Яруллин после работы с Дмитрием Квартальновым понимает спокойный тон?

— Наверняка ребята еще до прихода в клуб слышали, какая у нас в раздевалке атмосфера. Знали заранее, как ведет себя тренерский штаб. Так что у нас полное взаимопонимание.

— Слышал, что Игорь Ларионов своим помощникам запрещает кричать на игроков. А вы позволяете?

— У каждого помощника в «Тракторе» есть свой функционал, за который он ответственен. Мне доводилось слышать мнение, что в игре они недостаточно активно себя ведут. Но нет. У них есть зона ответственности, в рамках которой они корректируют игру. Алексей Чикалин работает с защитниками, Алексей Тертышный — с нападающими. У нас идет общение внутри штаба, но я придерживаюсь мнения, что помощники не должны перекрикивать главного тренера. Игроки, находясь на льду, должны четко понимать кого слушать. С лавки не должно исходить паники. Если мы все втроем будем кричать, то получится балаган.

— У кого вы переняли такую манеру? А может кого-то увидели и сказали: «я так никогда делать не буду»?

— Следишь за хоккеем, обращаешь внимание как работает тренерский штаб разных команд. Насчет «я так никогда делать не буду» — даже в голову такое не приходило.

— Мне кажется, вы в плане поведения на лавке чем-то похожи на Билялетдинова.

— С Зинэтулой Хайдяровичем знакомы, общаемся. Хотел бы его поблагодарить за то, что никогда не отказывается в совете. Он замечательный человек и высококлассный тренер. Увы, не доводилось играть под его руководством, но знаю его как справедливого наставника. Все игроки, с которыми я общался, отзываются о нем только с теплом.

— Как у вас сложилось это общение?

— Мы довольно давно знакомы. Но больше стали общаться после серии 2018 года, когда «Трактор» с «Ак Барсом» встретились в финале Восточной конференции.

— По парням, игравшим у него в «Ак Барсе», не консультировались? Этим летом «Трактор» пополнила целая группа игроков, с которыми Билялетдинов завоевал Кубок Гагарина в 2018 году.

— По ним — нет. А по ребятам, которые приходили в команду в прошлом году, общались.

— Для российского тренерского сообщества такая открытость Билялетдинова — редкость?

— Я не сказал бы. Есть общение и с другими тренерами. Никто не закрывается, обсуждаем хоккейные вопросы, обмениваемся опытом.

Павел Табарчук, photo.khl.ru

— Если посмотреть на штаб СКА, то там больше 10 человек. Два ассистента главного тренера в «Тракторе» — не это мало по современным меркам?

— Нас не трое в тренерском штабе. Есть тренеры вратарей, тренер по ОФП, видеотренер, аналитики. В марта была создана скаутская служба во главе с Евгением Цыбуком. Нами совместно была определена концепция построения команды. Был проведен анализ рынка игроков, подготовлены списки подходящих нам кандидатов по каждой позиции. По предложенному списку Иван Савин вел переговоры. Процесс селекции продолжается и сейчас. Хотели на определенном этапе пригласить еще одного помощника, но не получилось.

— Говоря о приглашении еще одного ассистента, вы тем самым хотели закрыть какой-то определенный фронт работы?

— Мы планировали найти замену Равилю Гусманову. По стечению разных обстоятельств контракт с ним не продлили. Но кого хотели пригласить — у всех были предложения из других клубов или действующие контракты.

— Я правильно понимаю, что одним из кандидатов был Константин Шафранов, в итоге выбравший совмещение в СКА и сборной России?

— Да, он был одним из кандидатов.

— Тертышный и Чикалин давно работают в системе клуба, это же касается и покинувшего штаб Гусманова. Не считаете, что «Трактору» нужен свежий взгляд человека со стороны?

— У нас есть клубная вертикаль. Все, кто работают в «Челмете» и «Белых Медведях» — часть нашего штаба. Нет догмы, что работать в «Тракторе» должны исключительно челябинцы. Но они профессионалы и имеют опыт работы в КХЛ.

— Ваш коллега из «Сибири» Андрей Мартемьянов недавно сказал, что ему без разницы, праворукий игрок или леворукий. А вам важны такие нюансы?

— Я думаю, что для более сбалансированной игры привязка к хватам имеет место быть. Как в атаке, так и в обороне. На вбрасываниях и в неравных составах. Необходимость в наличии игроков разных хватов имеет место быть.

— Какие детали вышли на первый план в хоккее по сравнению с временами, когда вы играли?

— Хоккей стал быстрее и прямолинейнее. Уменьшились площадки, сократилось пространство для комбинаций. Необходимо как можно быстрее доставлять шайбу в зону атаки. Больше стало игроков обороны, нацеленных на атаку.

— В какой-то момент в КХЛ случился бум продвинутой статистики. Появилось несколько компаний, которые ее предоставляют. В какой мере вы в «Тракторе» используете эти цифры?

— Статистики и правда стало много. Мы ее используем, но не все показатели. Уже поняли, что некоторые цифры разнятся с тем, что мы считаем самостоятельно. Так что что-то берем, а где-то делаем собственные выводы. Хорошо, что каждый игрок может зайти в программу и посмотреть на видео свои смены. Мы обращаем внимание на блокированные броски, смены, потери, показатель CORSI. При этом статистика далеко не всегда влияет определение состава на следующую игру. Смотрим за динамикой изменения статистики. На мой взгляд, прогресс в этой сфере заметно ускорил подготовку к играм. Это особенно важно в том графике, который нам предстоит в предстоящем сезоне.

— Бывший глава научно-образовательного центра КХЛ Виктор Горский как-то высказал предложение, чтобы суммы контрактов игроков складывались исключительно по их статистике. А всегда ли она, на ваш взгляд, отражает реальную полезность игрока?

— Игрока приглашают на определенную роль и перед ним ставят конкретные задачи. У каждого они разные. Часто статистика может не отражать влияние игрока на результат команды. Нападающий может не так много набирать очков, что вызывает вопросы. Но он может сдерживать лучших игроков соперника, внося свой вклад в результат команды.

Павел Табарчук, photo.khl.ru

— Если говорить об игроках такого плана, то в «Тракторе» это Андрей Стась и Алексей Потапов. Наверное, многим понятна их роль на льду. А что насчет влияния на коллектив? Ведь то, что они где-то были лидерами, не может их автоматически сделать вожаками на новом месте.

— Убежден, ребята помогут нам создать правильную атмосферу в раздевалке. Они выигрывали Кубок Гагарина, знают, что нужно для победы. Оба — профессионалы.

— Какими методами тот же Потапов должен передавать свой опыт?

— И не только Алексей, а каждый игрок — своим личным примером.

— Этим летом в «Тракторе» собралась «казанская» диаспора: Альберт Яруллин, Владимир Ткачев, Эмиль Гарипов, отчасти Алексей Потапов. Не опасаетесь, что они как легионеры будут держаться отдельной группой, что негативно скажется на коллективе?

— Понятно, что кто-то с кем-то в жизни больше общается, но если поначалу они и правда держались вместе, то теперь грани стерлись. Все понимают, для чего мы здесь собрались. Никаких опасений у меня на этот счет нет.

— Мне показалось, что Владимир Ткачев немного замкнут и еще не до конца чувствует себя в «Тракторе» комфортно. Что вы об этом думаете?

— Нет, я такого не заметил. Возможно, смена обстановки требует время на адаптацию. Зная Володю еще по сборной России, каких-то признаков того, что он находится не в своей тарелке, я не увидел.

— Как воспринимаете шумиху вокруг команды? «Трактор» прибавил в плане медиа, журналисты называют вас одними из фаворитов сезона.

— Я стараюсь не заострять на этом внимание. Медиа — это не моя сфера деятельности, хотя прекрасно понимаю, что для болельщиков чем больше информации о команде, тем лучше. Наше дело — работать, готовить команду к сезону. В каждом матче ребята должны отдаваться. В предстоящем сезоне нас ждет интересный чемпионат.

— Это самый сильный «Трактор», который вы держали в руках?

— О нашей силе могу сказать только по итогам сезона. Хочется отдельно поблагодарить за постоянное участие в жизни клуба губернатора Челябинской области, президента «Трактора» Алексея Леонидовича Текслера и вице-губернатора Виктора Викторовича Мамина. Команда этого сезона сложилась во многом благодаря их работе.

— В межсезонье было много разговоров о возможном закрытии «Челмета». Вам, как тренеру команды КХЛ, нужен чистый фарм-клуб?

— Мое мнение, что фарм-клуб необходим. Важно, что команда ВХЛ находится в Челябинске. Игроки развиваются под нашим наблюдением, мы общаемся с тренерами. Всегда есть возможность не просто вызывать хоккеистов из резерва на игры, но и привлекать к тренировкам «Трактора».

— Но ведь и Виталий Кравцов, и Валерий Ничушкин перескочили эту ступень, ворвавшись в основной состав «Трактора» напрямую из МХЛ. Да и если посмотреть на пример Матвея Мичкова: он в 16 лет забивает за основу СКА, ни дня не проведя в Высшей лиге.

— Валеру Ничушкина из «Белых Медведей» стали привлекать в «Челмет», где он выделялся своей игрой, и тем самым Валерий Константинович Белоусов стал привлекать его в главную команду. Уверенность и игровая наглость к нему пришли через игры в ВХЛ. Тоже самое с Виталей Кравцовым. Он получал несколько смен в «Тракторе», а потом отправлялся добирать игровую практику в «Челмет». Помогла игра в Высшей лиге ему и в сезоне-2017/2018. Что-то не шло, но за несколько игр в фарм-клубе он снова обрел уверенность. Я считаю, что в системе необходима команда ВХЛ. Это хорошая ступень для молодого игрока, своего рода тест. Далеко не все, кто был на первых ролях в МХЛ, могут закрепиться в команде КХЛ.

— В связи с наличием мастеров, которые пришли, «Трактор» будет корректировать стиль игры или акцент на оборону был, есть и будет?

— Я уже говорил раньше, что любой тренер, с кем я общался, хочет играть в более активный комбинационный хоккей. Но когда начинается сезон, перед тренером ставят задачу. Мы смотрим на функциональное состояние команды. Если можем сыграть активнее — обязательно воспользуемся возможностью. Если нет — лучше не рисковать. Я общаюсь с разными тренерами, не только из России. И все говорят, что оборона — важнейшая часть построения игры. Просто есть разные схемы. В предстоящем сезоне будем исходить из календаря.

— Илья Воробьев признавался, что правильно вести себя со звездами его научил Майк Кинэн. Как вы выстраиваете отношения с особенными игроками?

— Для меня каждый игрок важен. Коллектив единомышленников можно построить только через общение.

— Максим Шалунов говорил, что ему перед переходом в «Локомотив» Андрей Скабелка ему звонил чуть ли не через день. Сколько вы времени провели на телефоне этим летом?

— При первом же разговоре с каждым из новичков я обрисовывал роль в команде. Игрок получал от меня информацию, которой было достаточно для принятия решения. Так что звонков через день не было. С кем-то два, с кем-то три раза говорил.

— Вы использовали «фактор Гарипова» при переговорах с Яруллиным?

— Лично я — нет.

— Тему Пулккинена Владимир Крикунов называл некомандным игроком. Примерно тоже самое говорили про него сотрудники «Динамо». Каким вы увидели финна на сборах?

— Он профессионал. Задача тренерского штаба — найти подходящие сочетания, чтобы игроки приносили максимальную пользу.

— С новичком «Трактора» Виталием Абрамовым вы работали еще в «Белых Медведях». Как он изменился за эти годы?

— За пределами льда он особо не изменился. Такой же жизнерадостный и целеустремленный человек. При этом, конечно, приобрел жизненный опыт. Как хоккеист — бесстрашный. Идет на ворота, отдается каждому эпизоду.

— Неужели время в Канаде никак на него не повлияло?

— В МХЛ мы работали всего один сезон. Виталя был намного моложе большинства ребят. Задачи и требования были совершенно другие, чем в КХЛ. Старались не ставить его в рамки, чтобы парень развивался. Считалось, что игра в обороне — не самая сильная сторона Абрамова. Но здесь мне сложно сравнивать. Сейчас он отрабатывает, все нормально.

— Он мог раньше вернуться в «Трактор»?

— Я звал его и в 2016 году, и в 2017-м. Тогда в силу разных обстоятельств не получилось. Хорошо, что сейчас наше руководство и агент Виталия договорились. Я со своей стороны выразил в нем заинтересованность.

— Абрамов, когда играл по детям, был центральным нападающим. Вы его рассматриваете только на краю атаки?

— Он говорил, что в случае необходимости может сыграть в центре. За время игры в Северной Америке его иногда использовали в этой роли.

— Абрамов и Тертышный блестяще друг друга понимают. На это влияет то, что они оба — выпускники челябинской школы?

— Возможно. Но больше влияет то, что они давно знакомы. Им проще найти общий язык. Видно, что ребята постоянно общаются, что-то обсуждают. Когда игроки незнакомы, им нужно время, чтобы найти точки соприкосновения.

— Вы, наверное, нечто подобное видели в сборной у Гусева с Кучеровым?

— Пожалуй, да. Что-то похожее.

— Когда вы поняли, что Тертышного, находившегося на просмотре, надо оставлять?

— На сто процентов говорить трудно. Но я еще год назад был против того, чтобы отпускать Никиту в ВХЛ без возможности проявить себя в «Тракторе». Из-за пандемии и недостатка контрольных матчей мы фактически не смогли его проверить. Хотя думаю, что он и тогда мы мог пробиться в основной состав. Так или иначе, он провел хороший сезон в «Югре». И он сам выступил уверенно, и команда стала чемпионом.

— Присутствие его отца в штабе повлияло на игру Никиты и решение его оставить?

— Мы обсуждали этот момент и с Алексеем, и с Никитой. Пришли к тому, что личные отношения остаются за пределами арены.

— Раньше в Челябинске было много разговоров о блатных хоккеистах. Не опасайтесь, что из-за родства игрока и одного из ваших помощников поднимется новая волна?

— У каждого есть свое мнение и каждый вправе его выражать. Мне важнее сосредоточиться на работе и создать для игрока условия, чтобы он показывал тот хоккей, который поможет команде побеждать. Тогда таких разговоров будет меньше.

— В Челябинске очень трепетно относятся к традициям и своему прошлому. Насколько уместно ориентироваться на тот же «Трактор» Валерия Белоусова или эти воспоминания пора положить на полку истории?

— Что-то, возможное, уже находится на полке истории. Что-то можно применять и сейчас. Многие команды стараются играть в комбинационный хоккей. Просто есть такие моменты как исключение рисков и быстрое прохождение средней зоны. Эти тренды влияют на восприятие игры.

— Есть ли в вашем «Тракторе» что-то от того самого «Трактора»?

— Мы тоже стремимся прививать ребятам комбинационный хоккей. Хотим, чтобы было движение друг под друга, открывания, короткие передачи. Нет такого, что мы просим вбрасывать шайбу и бежать за ней. Хотим ее контролировать.

— Слышал, что вы пару лет назад ездили за рубеж на тренерскую стажировку. Расскажите подробнее.

— В 2018 году в олимпийскую паузу мне удалось съездить в Даллас на восемь дней. В системе клуба работает мой друг Станислав Туголуков. По его просьбе и при содействии Александра Радулова меня познакомили с Хичкоком, который на тот момент был главным тренером «Старз». Пообщался с Кеном и его помощниками. Получил некоторую информацию. Удалось поприсутствовать на тренировках. Хорошая была поездка. Если будет время и возможность, с удовольствием съезжу еще. Со Станиславом, который работает в тренерском штабе «Далласа», мы постоянно на связи.

— А вам хватает знания английского, чтобы комфортно себя чувствовать в клубе НХЛ? Пусть даже на стажировке.

— Не хватает, скажу честно. Хотелось бы большего. На простом уровне могу пообщаться, но чтобы вникнуть в разговор — нужно больше знаний.

— Что-то новое привезли с собой в Челябинск из Далласа?

— Да, получил определенную информацию. Также, благодаря этому общению убеждаешься, где идешь в правильном правлении, а что можно подкорректировать.

— В клубах НХЛ, если не считать тренеров по развитию, за последние годы работал только Сергей Гончар. Российские тренеры на мировом уровне конкурентоспособны?

— Убежден, российские тренеры конкурентоспособны.

— С точки зрения тренера, клуб НХЛ вам не показалась другой планетой?

— Нет, не показалась. Во многих российских клубах организация на высшем уровне.

Подписывайтесь на хоккейный телеграм-канал Sport24

Еще больше хоккея в нашем телеграм-канале, присоединяйся!