Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
ФутболРПЛ
25 января 2023, Среда, 07:00

«Боялся, что ограбят или похитят». Аргентинец зажигает в России: интервью о жутком детстве, водке и 0:8 от «Зенита»

fcorenburg.ru / Getty Images / shutterstock.com
Александр Муйжнек
Георгий Илющенко
Поделиться
Комментарии
Большое интервью Лукаса Веры.

Лукас Вера — важная часть яркого «Оренбурга» и одно из главных открытий РПЛ-22/23. Вера не просто один из латиноамериканцев команды Лички — Лукас рулит ее игрой из глубины, поражает техникой и, как говорят, привлек внимание «Зенита». У Веры четыре голевых передачи, а по ожидаемым ассистам в среднем на 90 минут Лукас в топ-10.

Корреспонденты Sport24 Георгий Илющенко и Александр Муйжнек пообщались с Верой о переезде из Буэнос-Айреса в Оренбург, трудностях с русским, смене гражданства, 0:8 от «Зенита», голах Сычевого, водке и мате.

«Мне стыдно говорить на русском»

— Из чемпионата Аргентины ты перебрался в далеко не самую известную российскую команду со скромной фан-базой, даже не в Москву или Петербург. Почему вообще решился на такой необычный шаг?

— Мне он не кажется необычным. Здесь все устроено как надо, город приятный, команда — тоже. А со сложностями можно справиться.

— Кто-то отговаривал ехать в Россию?

— Такого не было. Все хотели, чтобы моя карьера развивалась, и понимали: Россия — «дверь» в Европу. У меня были варианты с южноамериканскими командами, но я предпочел Оренбург. Попробовать себя здесь — личный вызов для меня.

РИА Новости

— Что поразило больше всего после переезда в Оренбург?

— Перемены очень глобальные, практически экстремальные. Первой проблемой стал язык: он, давайте честно, очень сложный. Уверен я был только в своих напарниках, тоже аргентинцах — с ними и обсуждал всю ситуацию.

Дни шли быстро: много времени уходило на адаптацию, а думать я старался о футболе и том, чтобы оставаться спокойным. Только и занимался, что тренировками. Сейчас все уже лучше, и я больше наслаждаюсь жизнью. Хорошо, что нас тут тепло приняли.

— Один из вызовов — закрытый аэропорт. Как тебе в этих условиях?

— О… Сначала было сложно. Хотя в итоге длинные путешествия улучшили взаимоотношения внутри команды, ведь мы проводим очень много времени в дороге. Мне, конечно, не нравятся поездки на десять часов, а то и больше. Но мы используем это время, чтобы получше узнать друг друга.

— Учишь русский?

— Нет, знаю только некоторые слова. Из-за этого было непросто сразу получить доверие тренера Лички, а ведь это самое главное.

Обычно мы используем английский, обходимся даже без гугл-переводчика. Но в ресторанах всегда доходит до смешного: объясниться нам, латиноамериканцам, в Оренбурге все-таки очень трудно. Местным приходится серьезно постараться, чтобы нас понять. Но я счастлив, когда это удается хотя бы чуть-чуть.

РИА Новости

— Натыкался на кого-то, кто знает испанский?

— Да, в магазине. Как-то кассирша меня не поняла, и девушка позади в очереди все объяснила.

— Так планируешь брать уроки русского?

— Обсуждали это с Флорентином, моим соседом. Для нас обоих русских реально сложный, так что пока изучаем его только на тренировках.

Но понимать партнеров и правда необходимо.У меня все неплохо и с английским, но и на нем некоторые из партнеров не говорят. Да и изучать культуру тоже важно: допустим, смотреть российское ТВ и понимать, о чем там говорят.

— Вам выделили переводчика?

— Конечно, но он работает только в самом клубе: когда мы на тренировках и сборах. А иногда и самому надо что-то заказать.

— Ты ведь нормально переписывался на русском, когда мы договаривались об интервью.

— Писать еще сложнее, чем говорить! А говорить слова на русском мне и вовсе стыдно из-за произношения. Обычно пишу слово и прогоняю через переводчик — слушаю, как оно произносится.

— За последний год множество легионеров покинули России. Тебя ничего не смутило?

— Я уцепился за возможность играть в Европе. Каждый парень из Южной Америки мечтает об этом. «Оренбург» дает такую возможность. Пока шли переговоры, я не сомневался.

А еще я могу показать здесь себя и заиграть в большом клубе.

— Хотел бы повторить путь Паредеса, который из «Зенита» попал в «ПСЖ»?

— Конечно, как и для любого профи, моя цель — топ-команды. Неважно, где — в России или Европе. Но для этого мне надо стать лучше и сделать «Оренбург» сильнее.

«Каждый день боялся, что меня ограбят или похитят»

— В «Зените» играл Алехандро Домингес, который посоветовал тебя «Оренбургу». Вы знакомы лично?

— Да, знакомы еще с Аргентины: жили в одном районе. Много обсуждали Россию, Домингес советовал ехать сюда.

РИА Новости

Дружу и с Гайчем, с ним я тоже общался о России, как и еще с парой аргентинцев. Все говорили мне ехать в РПЛ, потому что у вас отличная лига.

— Кто лучший аргентинец из выступавших в России?

— Такого не назову: РПЛ я не смотрел, пока не оказался здесь. Знаю Дриусси и Краневиттера, тоже выступавших в «Зените».

— Вместе с ними двумя собралось много аргентинцев. Почему заиграл только Себа, а остальные быстро разъехались?

— Дело в правильной адаптации. Ты переезжаешь в другую страну, язык для тебя новый. Тебе, иностранцу, нужно больше времени. Все тут в новинку. Многие из них играли за сборную, а там всегда нужна еще бо́льшая концентрация.

— Вы с братьями Милито земляки. Кто-то из них был для тебя кумиром?

— В Аргентине каждый год появляется игрок, которым восхищаешься. Мне, как и каждому в нашей стране, очень нравится Месси, но могу назвать много кого еще. Например, мне по душе стиль Диего Валери из «Лануса».

— Колумбиец Барриос из «Зенита» жил в не слишком благополучном районе. Как было у тебя?

— В не самом хорошем, но, по крайней мере, там можно было потренироваться. Когда я рос, бедность и преступность были вокруг меня практически повсюду — сейчас, когда любое происшествие можно снять и опубликовать, такого, конечно, меньше.

— Кем работали твои родители?

— Отец постоянно работал, но стабильного места у него не было: то одно, то другое. А мама занималась домашними делами. Финансово нам было сложно. Но меня заботил только мяч и то, как с ним обращаться. Все, что я хотел — играть, и как можно лучше.

Сейчас моя семья живет в том же районе, вообще, мало что поменялось с тех пор — несмотря на то, что я стал футболистом. Привыкли к тому образу жизни.

— Какие неприятности тебя закалили?

— Для меня частым было чувство опасности. Каждый день я в 6-7 утра отправлялся в школу, а оттуда — на тренировку, и всегда боялся, что по пути меня ограбят или похитят.

У многих ребят были вещи, которые я хотел и себе, но не мог этого позволить. Хорошо, что был футбол, и он мне тогда помогал. Вообще, в Аргентине непростые времена, и у нас по-прежнему много парней, которые не учатся и не занимаются тем, чем хотели бы.

— У тебя большая семья?

— Кроме родителей — два моих брата. Один из них старше меня на полтора года и тоже играет на профессиональном уровне (Матиас Вера, опорник «Хьюстон Динамо» из МЛС. — прим. Sport24). Другой пока молод — ему десять лет. И он, конечно, тоже занимается футболом.

— Вы с Флорентином, по словам Лички, умеете играть, потому что «выросли на аргентинской улице». Как это на тебя повлияло?

— Да, помню то время: тебе 13-14 лет, ты очень-очень много тренируешься и играешь на плохих полях. Футбол тогда был грубым, с постоянными столкновениями, и ты не можешь ничего сказать: некому, судей-то нет. Но это научило меня справляться с сопротивлением и показывать свой футбол даже в жесткой обстановке.

Не видел, чтобы где-то в России столько играли на улицах, как в Аргентине.

«0:8 — самое крупное мое поражение. Но «Зенит» может обыграть кто угодно»

— Иностранцы часто отмечают, как много в РПЛ борьбы. Согласен?

— Да, были очень жесткие матчи. В том числе те, что я видел — например, «Зенит» — «Спартак» в Кубке.

В Аргентине похожая ситуация: всегда можно получить травму. Главным образом из-за состояния полей, хотя игра в Аргентине даже более жесткая, чем в России. Много борьбы в центре поля.

— А как тебе газоны в России?

— Хорошие, можно даже сказать, прекрасные. В том числе в Оренбурге. От этого в игре, на самом деле, зависит многое. В Аргентине большие стадионы, но инфраструктура и качество полей так себе. Поэтому команды даже с техничными футболистами в составе играют в оборонительный футбол.

— В чем еще чемпионат России отличается от аргентинского?

— В энергии на стадионах. Для нас футбол — страсть, мы всегда хотим играть и выигрывать. Впрочем, и в Оренбурге стадион хотя бы наполовину почти всегда заполнен. Что уж говорить о выездах к «Спартаку», «Зениту», «Ростову».

Все зависит от твоих результатов. Но, возможно, дело в уровне жизни: в России он выше, и многие у вас не увлекаются футболом, в отличие от Южной Америки.

— 0:8 от «Зенита» — самое крупное поражение в твоей карьере?

— Да, самое. «Зенит» — команда больших профи, к тому же все они очень быстрые и классно использует пространство.

fcorenburg.ru

— «Оренбург» идет в середине таблицы. Тот счет отражает разницу между «Зенитом» и другими в чемпионате?

— Такая команда — которая находится в более выгодном положении, с множеством громких имен — есть во многих чемпионатах. Но у «Зенита» есть конкуренты: те же «Ростов» и «Спартак», который побеждал дома 3:0 в Кубке. Финансовое преимущество не всегда решает: кто угодно может обыграть «Зенит».

— И вы могли бы, если бы сыграли тогда от обороны, нет?

— Мы выбрали этот стиль. До того он казался подходящим и приносил результат. Дело было в психологии, том, что у нас в головах: мы можем проиграть 0:8 и победить 2:0. То есть у нас пока не выработалась установка на победу.

А тогда мы играли на выезде, в Петербурге — это тоже добавляло сложности.

— Тебе интересно играть в лиге, где чемпион, кажется, известен заранее? Есть «Зенит», и есть остальные.

— Это всегда отличный раздражитель для провинциальных команд. Когда я ехал в Россию, мне говорили: здесь есть «Зенит», может, еще «Спартак», да и все. А сейчас я вижу: есть «Ростов», «Сочи», и они тоже могут играть классно, в том числе с «Зенитом».

«Все ожидали, что Сычевой уйдет. Он наиграл на переход в другой клуб»

— Вообще, «Оренбург» — одно из открытий РПЛ этого сезона: столько ярких побед, голевых моментов. Как объяснишь ваш успех?

— Те 0:8 от «Зенита» стали важным моментом для всей команды. Дальше мы выиграли в Нижнем Новгороде, и с этого матча началась полоса везения. Играли те же футболисты, что и с «Зенитом», но с более победным настроем.

— В чем секрет Владимира Сычевого? (С 2023-го выступает под фамилией Писарский. — Sport24).

— Сыч был ключевым игроком «Оренбурга». Он сохранял порядок на поле, а еще — помогал удерживать победный настрой, о котором я говорил. Повезло, что в каждом матче Сыч забивал или делал ассисты. Надеюсь, он вольется в новую команду, а мы — найдем того, кто бы соответствовал его уровню.

vk.com/fcorenburg

— Кого из аргентинских звезд тебе напоминает Сычевой?

— Могу сравнить его с девятым номером «Боки Хуниорс» Мартином Палермо (закончил карьеру в 2011-м, сейчас тренирует «Платенсе». — Sport24). Стоит ему дотронуться до мяча — тут же гол. Сычевому тоже не требуется много времени на голы, он забивает и забивает. И много для этого работает.

Поэтому Сыч был таким же незаменимым в «Оренбурге», как Мартин в «Боке».

— С пенальти у Владимира получается лучше, чем у Мартина?

— У Сыча все хорошо. Таких проблем, как у Палермо в матче с Колумбией, не было.

— Как ты отреагировал на его уход в «Крылья»?

— Думаю, все ожидали такого поворота. В этом полугодии он был очень хорош и наиграл на то, чтобы перейти в другой клуб. Уверен, у него получится удерживать уровень.

— Сычевой заиграл бы в Европе?

— Это потребует времени: Сыч сам не так давно играет в Премьер-лиге, у него сейчас новый поворот в карьере, и сначала нужно справиться с ним. Но, мне кажется, Сыч будет много работать, чтобы достичь этой цели — играть в другой стране.

«Черышев — русский Месси. Прекрасный игрок европейского уровня»

— Как ты смотрел ЧМ-2022? Какие это эмоции?

Очень сильные, этого давно ждала вся Аргентина. И верила в победу, несмотря на то, что началось все нехорошо. Матч с Саудовской Аравией, как и с Мексикой, я смотрел в России, а начиная с Польши — уже с семьей.

Getty Images

А финал… ох! Вся страна уже была готова к триумфу, когда Аргентина вела. Дальше — безумное напряжение. Когда начались пенальти, мне было страшно: все могло обернуться катастрофой.

— Не пытался поехать в Катар?

— Пытался, как раз на финал, опять же, всей семьей. Понимал, какой это очень важный матч — и получилось бы туда попасть, если бы чемпионат проводился в июне–июле.

— Как бы на ЧМ-2022 выступила Россия?

— Россия всегда была сложным соперником, когда попадала в финальную стадию. Убедился в этом на прошлом чемпионате — не пропускал тогда матчей Аргентины, но и за Россией посматривал.

— Кто Месси в России?

— Думаю, Черышев. Он ведь играл в Испании, да? Прекрасный игрок. На мой взгляд, это европейский уровень.

— Самый сильный русский в РПЛ?

— Девятый номер ЦСКА [Чалов].

РИА Новости

— А самый техничный в лиге?

— Таких куча. Очень нравится седьмой номер «Краснодара» [Ахметов]. Десятый номер «Динамо» [Смолов] — тоже. Также Карраскаль, это невероятный игрок. Малком вообще где-то в небе летает.

— Малком и Клаудиньо собирались сделать себе российские паспорта. Хотел бы последовать их примеру?

— Сложный вопрос, я бы посоветовался с семьей. Все еще хочу выступать за Аргентину, а это очень проблематично, если у тебя есть еще одно гражданство. Успешных примеров таких переходов немного.

«Выбрал «Оренбург», чтобы попасть в сборную Аргентины»

— Уже пробовал водку?

— Нет. Хотя, вообще, алкоголь могу себе позволить, но только во время отпуска. То ли дело мате: под беседу с друзьями у меня уходит целый литр.

— Тебе хоть раз было страшно в России?

— Честно, нет. Ни разу. Обсуждаем текущую ситуацию в мире, но, вообще, все в порядке.

— Твой самый холодный день здесь?

— Наш последний домашний матч с «Ростовом» в Кубке. Ужасно холодно, несравнимо с Аргентиной! Особенно сложно было во втором тайме — хорошо, что в первом мы забили три.

fcorenburg.ru

— Самый счастливый день в 2022-м?

— Когда закончилась первая часть чемпионата и я уехал в Аргентину. Вместе мы отпраздновали день рождения ребенка.

— Каково тебе без семьи рядом?

— Тяжело, конечно. Они моя поддержка и опора, даже когда далеко — и все же имеет значение, что они далеко. Так или иначе, мне остается только играть.

— Родные так и не побывали в Оренбурге?

— Нет. Но должны приехать в апреле и остаться до конца чемпионата.

— Чего ты хочешь добиться в России?

— Выиграть как можно больше матчей, обойтись без травм. И сделать команду лучше. Из 17 наших матчей в чемпионате 10–12 могу назвать хорошими — в таком же духе надо и закончить чемпионат.

— Из России реально попасть в сборную Аргентины? Уже через год Копа Америка, а там и следующий ЧМ.

— Да, конечно. Поэтому и выбрал «Оренбург» — заиграв здесь, я хотел бы попасть в сборную.

Реклама 18+
Кто победит?
Ставь на матч 1/4 финала Кубка Италии с фрибетом 1000 рублей!
Ювентус
Лацио
Понравился материал?
0
0
0
0
0
0