Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
ФутболРПЛ
12 сентября 2022, Понедельник, 11:00

«Ты перестаешь нормально спать. Понимаешь, что тебя ждет». Интервью Глеба: главный ад карьеры и жизнь в доме Анри

Getty Images
Александр Петров
Поделиться
Комментарии
Легенда Белоруссии и Поволжья на связи.

Спецкор Sport24 Александр Петров поймал легендарного белорусского полузащитника Александра Глеба на полях ежегодного турнира «Кубок легенд» — вернее, сразу за поле. Из этого интервью вы узнаете много интересного о Глебе:

  • как его троллили фанаты «Тоттенхэма»;
  • к чему так долго привыкал к Самаре;
  • на что похожи тренировки у Феликса Магата (почти мифологические);
  • какое главное человеческое качество Венгера;
  • как Глеба троллили фанаты «Тоттенхэма».

И главное: в чем Самара лучше Лондона? Все ответы — ниже.

«База «Крыльев» — отличная, но добираться до нее было отдельным приключением»

— Вы дважды приезжали в Россию, оба раза — в «Крылья Советов». А были предложения от топ-клубов РПЛ?

— Звали. Несколько раз.

— Когда были максимально близки к переходу?

— Дважды. В ЦСКА — еще когда играл за «Штутгарт», вернее, только начинал в Германии. И «Локомотив». Это уже в тот момент, когда вернулся на родину в БАТЭ.

— В Самаре вы оказались после долгой карьеры в Европе. К чему пришлось привыкать в Самаре?

— В футбольном плане — ни к чему, тем более в команде было много белорусов. Хотя мы и не делились: русские, белорусы — почти семейная атмосфера. Задача тем более была крайне простая — не вылететь. Так что работали ради этой четкой цели, и получилось.

РИА Новости

— А в нефутбольном? Вы рассказывали: «Летом в Самару приехал швед. Договорился по деньгам и вечером попросил по городу прокатить — так он, наверное, грыжу на этих ямах заработал. На следующее утро его в команде не было».

— Дороги были плохие, это правда. База отличная, но добираться до нее — отдельное приключение. К домашнему ЧМ сделали поприличнее, но в первый приезд найти ровные дороги в Самаре было почти нереально. Другое дело, что мы с ребятами не особо с базы и стремились выбираться. Я, по большому счету, город так и не посмотрел.

— Но есть что-то, в чем Самара круче Лондона?

— В Лондоне не выпускают космические ракеты, а в Самаре — выпускают. Круто? Круто!

«В «Арсенале» все складывалось идеально — не понимаю, почему возникли мысли о смене клуба»

— Анри в «Барселоне» — ключевой фактор в пользу Каталонии? Вам же предлагали «Баварию».

— Нет, изначально я очень хотел именно в «Баварию». Хотя вот сейчас думаю: в «Арсенале» я был абсолютно счастлив, все складывалось идеально. Не понимаю, почему у меня возникли мысли о смене клуба.

 — Жалеете?

— Сейчас-то что жалеть, решение ведь сам принял.

Getty Images

— Так почему все же «Барса»?

— «Бавария» была готова забрать меня из Англии, но в последний момент затянула — им нужно было несколько дней на то, чтобы решить какие-то организационные вопросы. В этот момент на меня вышла «Барселона». И была очень настойчива. Гвардиола лично звонил, уговаривал перейти. В итоге эта настойчивость сыграла решающую роль.

— В деньгах больше предлагали?

— Нет, это были примерно одинаковые предложения.

— Первое время в Барселоне жили у Анри, ведь так?

— Изначально в отеле. Но потом позвонил Тьерри: «У меня большой дом, чего ты в гостинице живешь? Приезжай и живи тут, пока не найдешь нормальный вариант с жильем».

— Что помните?

— Сцены из совместной жизни? Мы что, молодожены, что ли? (Смеется.) Вообще удобно: вместе добирались на тренировку, в рестораны с компанией тоже частенько выбирались.

Getty Images

— В Лондоне вам было покомфортнее, чем в Барсе?

— Возможно, это просто вопрос привычки к Лондону. Но да, на уровне ощущений было лучше.

— Хотя англичане кажутся снобами.

— Так я не про людей. У меня везде был свой круг общения — если есть друзья, то какая разница, где играешь. Барса — классная: погода, болельщики, топовая команда. Но душа лежала больше к Лондону.

«Каждый день предсезонки у Магата — будто норматив на краповый берет сдаешь»

— В «Штутгарте» вы поработали с Феликсом Магатом. Опишите его тренировки одним словом?

— Жестко. Очень жестко. Выжимал из нас все до последней капли. Уходишь в отпуск и мысленно считаешь дни до начала предсезонки. Время приближается, и ты перестаешь нормально спать. Потому что понимаешь, что тебя ждет.

— И что же?

— Каждый день предсезонки — впечатление, что ты норматив на краповый берет сдаешь, а не готовишься к сезону. Только одна мысль: «Черт возьми, я уже не могу». Повезло, что тогда молодой был — выдержал. Но результат был. Значит, цель оправдывает средства.

Getty Images

Феликс Магат

— Но все-таки главный тренер в вашей карьере — Венгер?

— Конечно.

— Помните, где была первая встреча с ним?

— Во Франкфурте, когда я еще был игроком «Штутгарта». Арсен специально прилетел поговорить. Приятно, что скрывать: такой клуб, столько звезд в составе, и вот он тобою заинтересовался.

— Главное человеческое качество Венгера?

— Он еще с первой встречи произвел сильнейшее впечатление. Человек, который во время разговора прямо-таки читал тебя. Идеально чувствовал собеседника. И вообще не боялся разговаривать. Всегда давал шанс: если ты хорошо работал на тренировке, то знал: момент показать себя на поле будет.

— Ну а вне поля часто общался с футболистами?

— А зачем?

— Скажем, тимбилдинг.

— Ой, нет. Какой тимбилдинг? Это большой клуб. Все и так знали, зачем они здесь. Посиделки коллективом, конечно, устраивали, но это все было на капитане.

— Во время вашего первого матча за «Арсенал» на поле выбежал голый мужик…

— Эпизод помню. Не понимаю, о чем думают эти люди. Ладно одетым выбежать к своему кумиру, но голым… У всех свои заморочки, но когда такой человек не просто бежит по полю, но и к тебе обниматься — тогда сам думаешь, куда убегать. (Смеется.)

— Адебайор недавно рассказывал историю, как Аршавина застукали за просмотром порно в перерыве матча…

— Меня ж уже в команде не было.

— Понимаю, хотел скорее спросить про самого Адебайора. Впечатление, что это тот парень, про которого можно сказать: без тормозов.

— Действительно любил сказать или сделать что-то яркое. Но ничего криминального точно не вытворял. По крайней мере, при мне. Когда я играл в «Арсенале» — хорошо общались, иногда вместе с Фламини и Фабрегасом куда-то выбирались. Никакого безумия.

Getty Images

Эммануэль Адебайор

— А английские фанаты — это безумие?

— Болели знатно. Жили в районе, где много болельщиков «Тоттенхэма» — в матчах заруба, но и вне поля тоже.

— Прямо что-то жесткое?

— Нет, скорее троллинг. Помню, сгорели на Кубок со счетом 1:5 — неприлично плохо играли. Иду по улице после матча — слышу, какой-то звук из проезжающего автобуса. Оказывается, в нем ехали фанаты «шпор» — стучат изо всех сил по стеклу и показывают пальцами 5 и 1. Страстные ребята. Что тут скажешь — религия.

— Но сейчас, наверное, все они в трауре.

— Меня накануне спросили про смерть королевы: не ощущаете, что эпоха ушла? Я спокойно к этому отношусь — это жизненный цикл, кто-то уходит раньше, кто-то позже. Она прожила замечательную жизнь. Долгую — 96 лет. Дай бог каждому.