logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
ФутболРПЛ
28 марта 2022, Понедельник, 07:05

«В «Спартаке» запредельный уровень. Я хотел роста». Первое интервью экс-игрока ЦСКА Чернова после шумного трансфера

Александр Мысякин, Sport24
Александр Муйжнек
Поделиться
Комментарии
В разговор включилась даже жена.

Месяц назад в «Спартак» перешел из «Крыльев Советов» Никита Чернов, воспитанник ЦСКА — к неожиданности всех, включая, кажется, самого защитника. Всего лишь в январе Чернов говорил о планах провести в «Крыльях» хотя бы пару сотен матчей и подняться с ними в лидеры, к тому же регулярно получал респекты от болельщиков ЦСКА. С Черновым в составе команда брала последний на сегодня трофей и в последний раз играла в Лиге чемпионов.

После трансфера к историческим соперникам Никите припомнили все, вплоть до старых постов про дерби, а в Самаре сокрушались, что Никита не принял предложение «Крыльев» — «максимальное, которое можно было позволить». Чернов даже не доиграл сезон в Самаре, как планировалось, и отправился в Москву уже зимой. Дебютировал за «Спартак» в Кубке России, но в РПЛ пока не провел ни минуты.

Александр Муйжнек пообщался с Черновым еще до всех перемен, в компании жены Никиты Алины (она присоединится к разговору и расскажет кое-что свежее!) Но сперва — десяток актуальных вопросов о новом клубе.

Sport24

Дорожит прошлым о ЦСКА и раньше иначе смотрел бы на переход в «Спартак», но сейчас думает о развитии. Хочет высоких мест, работать с лучшими (Промес и Ларссон уже впечатляют), а еще играть

— Ты в «Спартаке». Как состоялся переход?

— За ходом переговоров не следил, чтобы не отвлекаться от работы с «Крыльями». К середине первых сборов (около 16–17 января — Sport24) появилась конкретика. После этого мы с семьей задумались над предложением. Взвешивал все за и против. Прекрасно понимал, на что иду: эмоции некоторых фанатов «Спартака» и ЦСКА были ожидаемы.

— Ты ассоциировался с ЦСКА, а тут «Спартак». Были угрызения совести?

— Прямо угрызений нет. Осадок в душе — да. Почти все осознанное детство находишься в структуре команды, повзрослев, доходишь с ней до Лиги чемпионов, знаешь весь персонал и базу. Более того — когда я играл в «Крыльях», фанаты ЦСКА постоянно писали слова поддержки, выкладывали фотографии со мной в составе, тепло встречали.

Да, я перешел в «Спартак» и представляю, как это выглядит. Но теперь смотрю на это не так, как смотрел бы раньше. Хочу расти как игрок, а от прочих вещей абстрагируюсь. Понятно, что есть голос фанатов, его надо потерпеть, послушать про себя. Я сам с трепетом вспоминаю прошлое, дорожу им, отношусь с уважением. Но футбольная карьера подразумевает новые вызовы, и мне надо было двигаться дальше, не стоять на месте.

Getty Images

— Что тобой двигало, когда выбирал «Спартак»?

— Это определенно движение вверх. Думал о еврокубках, о возможности тренироваться с игроками высокого класса. Многие из «Спартака» вызываются в свои сборные. Мне бы хотелось того же.

— Уровень мастерства в «Спартаке» и правда выше, чем был в «Крыльях»?

— Уровень запредельный. Матч с «Динамо» говорит сам за себя. Кто-то подумает, что Квинси тогда просто попал в девятку издалека — нет, на тренировках он регулярно демонстрирует такое мастерство, забивает с самой разной дистанции. Еще выделю поставленный удар Джордана Ларссона — с «Кубанью» он красиво положил уже через десять минут после выхода на поле.

— Как общаешься с партнерами по позиции?

— С Джикией и Жиго быстро наладился контакт: подстраиваемся друг под друга, будто давно играем вместе. У обоих есть что почерпнуть — все-таки одни из лучших защитников РПЛ.

— Какие ставишь себе задачи в «Спартаке»?

— У меня всегда было желание бороться за самые высокие места. Мои родители тоже спортсмены, всегда говорили: «Есть только первое место». Поэтому я и решился на переход. В «Спартаке» хочется бороться за высокие позиции, достигать высоких целей.

Александр Мысякин, Sport24

— В Самару вместо тебя отправился Илья Гапонов, который до того сидел в «Спартаке» в запасе. Готов на такую же роль?

— Никто тебе не скажет, что хочет сидеть в запасе. Все хотят играть в каждом туре, и я не исключение. Да, я не проходил зимние сборы со «Спартаком». Потребовалось время, чтобы узнать требования, понять, во что играет команда. Но я уже выходил в Кубке, получал поздравления. Теперь безумно жду дебюта в РПЛ.

— Первое впечатление от Паоло Ваноли?

— Подача — импульсивная, как у всех итальянцев. Не кричит, но общается с игроками крайне эмоционально, так что игроки слушают его очень внимательно. Я бы даже сказал, завороженно. И когда это настроение переносится на победные игры, ты понимаешь: «Вся эта экспрессия не зря».

— С кем из «Спартака» общался перед трансфером?

— Один из первых, с кем я связался — Ребров. Артем сразу меня поддержал, сказал обращаться по любому поводу: «Если что, помогу. Пиши и звони в любое время, все уладим». И до сих пор предлагает помощь, на тренировках и перед матчами подбадривает. Артема также всегда слышно и в раздевалке, и на скамейке. Там во время игр они с Ещенко ведут себя так, будто все еще игроки. Андрей и в занятиях полноценно участвует.

— Ребров рассказывал, что Промес договорился с легионерами «Спартака», что никто не разъедется.

— Мы с русскими ребятами тоже собрались. Решили: с пониманием отнесемся ко всем, но команде важно сплотиться, выйти из ситуации сообща. Чтобы без секретов и недомолвок. Если кто-то куда-то и соберется, все будет открыто и честно.

— С какими чувствами будешь вспоминать время в «Крыльях Советов»?

— Не вел подсчет, но тут увидел в новостях, что провел за «Крылья» 75 игр. Больше у меня не было нигде. Так что частичка меня точно останется в Самаре, куда теперь планирую заезжать на выходных.

Александр Мысякин, Sport24

Когда Ванька Сергеев уходил в «Зенит», я ему говорил: «Самара — не один игрок». Город действительно славен всей командой и болельщиками. Это невероятно футбольное место, с которым меня связывают прекрасные воспоминания: в какой привлекательный футбол мы играли под руководством Игоря Витальевича Осинькина, как дошли до финала Кубка, как я выводил команду с капитанской повязкой.

Не считает, что был слабее Дивеева, был счастлив обыграть «Краснодар» Гончаренко, в ЦСКА внезапно срезали предложение по новому контракту

— Я спрашивал главу селекции ЦСКА Андрея Мовсесьяна, чем ты хуже Дивеева, которого взяли на твое место. «Защитник может отступать, но до 20-23 метров от ворот. Это расстояние удара. Дальше должен вступать в отбор. К сожалению, Никита мог плассироваться до бесконечности. В созидании он был обучен, все хорошо в игре головой, на перехвате, но в чисто отборе один в один — не все».

— Не считаю, что плох в игре один в один. Больше на придирки похоже. Если дать нам с Дивеем десять раз сыграть против Эджуке, думаю, плюс-минус одинаково будет.

Александр Мысякин, Sport24

— Онопко считал, что при Бекао с Дивеевым ты задергался: «Может, на тот момент ему просто недоставало тренерской поддержки. Или элементарно не хватило характера и терпения, которые необходимы в споре за место в составе. К тому же Чернов очень болезненно реагировал на замечания».

— К Савельичу испытываю максимальное уважение: мы хорошо общались и продолжаем это делать. Но в этом пункте с ним не согласен.

Когда Бекао пришел, по нему было видно: качественный футболист. Гончаренко ему очень доверял, ставил Родриго мне в пример. Видимо, в глазах Гончаренко Бекао был сильнее — вот выбор и был в его пользу. А когда в 2019-м с первого же контрольного матча в основу стал попадать Дивеев, я понял: тренер на меня не рассчитывает, надо искать другую команду.

— Переживал, что так вышло?

— Мысли, конечно, были разные, но я перестроил своей видение и по поводу этой ситуации не загонялся. Не получилось? Работаем дальше. И по итогу я вышел с «Крыльями» в РПЛ, хорошо начал этот сезон, а сейчас начинаю новый этап карьеры в «Спартаке».

— В октябре ты с «Крыльями» обыграл «Краснодар» Гончаренко на его поле.

— После игры подошел к Виктору Михайловичу, пожал руку. А внутри меня была сильная радость. Помню, как сидел в раздевалке и ощущал удовлетворение. Это был уже не тот Чернов, что у Гончаренко в ЦСКА.

Евгений Семенов, Sport24

— Денис Романцов писал, что дело не только в переходе Дивеева: тебе предложили смешной контракт, 300 тысяч рублей в месяц. А когда получили отказ, решили продать. Тебя так не устраивали условия?

— Суммы называть не буду, но деньги, которые мне предлагали изначально, были достойными. Никогда не ходил и не выбивал себе зарплату. Просто хотел играть дальше и быстро договорился по контракту, без каких-то вопросов. Через неделю условия почему-то поменялись: меня это не устроило. И летом я ушел в «Крылья».

— Видел мнения, что в «Спартак» ты пошел из-за денег.

— Не видел таких и не слышал. Но если у кого-то есть такой вопрос, отвечу: конечно, не из-за денег. В «Спартак» я пошел за профессиональным ростом. И буду отдаваться в игре на полную, биться на сто процентов и делать все, чтобы радовать болельщиков.

В ЦСКА учился привыкать к критике. Рубился с Вернблумом, которому Слуцкий прощал подножки (а молодым нет)

— В чем ты стал сильнее за время в Самаре?

— Прежде всего в уверенности в себе. Почти три года провел без замен. А когда выходишь в каждом туре РПЛ, это очень окрыляет.

У Осинькина был сильный акцент на передвижении мяча. Каждую тренировку твердил: «Быстрее, быстрее!» Даже когда тебе казалось, что и так быстро. В итоге Осинькин добился того, что мы отработали этот аспект до автоматизма, соперники за нами не успевали. Плюс он очень сильный тактик, под каждую команду выстраивал четкий план, который исправно работал.

Анна Шаймарданова, ПФК «Крылья Советов»

— Получается, раньше уверенности не было?

— Была! Но когда в ЦСКА рядом находились опытные Игнашевич и Березуцкие, мне было особенно важно то, как они ко мне относятся, что скажут про мою игру, похвалят или не похвалят. Даже ловил себя на мысли: «У меня может быть только один шанс, и мне обязательно надо его использовать, иначе окажусь в запасе».

Сейчас к таким мыслям не предрасположен: знаю свои сильные качества и играю на них.

— Такое отношение партнеров демотивировало? Вроде как у Березуцких и Игнашевича многому учились, брали пример.

— И я брал. А отношение партнеров скорее закаляло, а не демотивировало. Изначально непросто было попасть в команду победителей, каким тогда был ЦСКА. Тебе 17-18 лет, а люди вокруг давно играют на высоком уровне, выиграли в России все, что возможно. И мне сначала приходилось привыкать, что после матча лидеры могут устроить разбор полетов, в том числе эмоциональный Понтус. Но эта армейская школа научила меня не замыкаться, анализировать свои действия и становиться лучше.

Благодаря проведенному времени рядом с такими игроками я вырос и как игрок, и как человек.

Александр Мысякин, Sport24

— Хетаг Хосонов рассказывал мне, что Вернблума просто не переносил.

— Мы с Понтусом зарубались на тренировках, как ни странно. У Слуцкого и Гончаренко была система «плюс-минус»: кто выигрывает, получает плюсик, кто проигрывает — минус. Тройка лучших получает денежное вознаграждение. И вот идет двусторонка, Слуцкий подкидывает мяч. Начинаю бороться, и мне Понтус с локтя дает по голове, потом подножку делает. Я упал, скрутился — а Вернблум гол забивает. И Слуцкий дает ему очко.

Я очень взбесился — и как начал лететь в Понтуса. Чтобы это прекратить, на второй серии нас поставили за одну команду. Потом Слуцкий подошел ко мне: «Так неправильно». Опытным игрокам прощали фолы и подножки, а вот молодежи такого не позволяли.

У меня осели слова Слуцкого: «Можно получить желтую карточку по-разному. Например, просто схватить за майку. Или как Понтус: срубить человека, наорать на судью, еще что-нибудь выкинуть. Одна вообще не имеет никакого смысла, а другая все равно несет какую-то информацию команде, заводит ее».

Я Вернблума не обсуждаю — такие должны быть в команде. Самому нравится на тренировках задевать кого-то. В «Крыльях» мог вывести из себя Зиньковского — не агрессивно, просто подбешивал. Когда Зина злится, ему намного лучше играется. Я в принципе на поле не молчу, и тот же Антон это ценил: «Постоянно сообщаешь всю информацию, расклад даешь».

Анна Шаймарданова, ПФК «Крылья Советов»

— Давай договорим про ЦСКА. Какие отношения у тебя были с Акинфеевым?

— У Игоря были особые правила — не любил, когда защитник пропускает между ног. В этом случае вратарю трудно среагировать. Такие тонкости мы разбирали постоянно.

— А Березуцкие?

— Тут расскажу историю. Игра на сборах, команда молодежи против опытных, мы ведем 5:0. Хосонов принимает мяч, Алексей Березуцкий от своих ворот на него несется — и с двух ног влетает. Хосон заорал, а Алексей Владимирович говорит: «Ничего не было». А у Хетага на части ноги, незащищенной щитком, остался здоровый след шиповок — прямо проехались по нему. Хосон возмутился, а Березуцкий — как ни в чем не бывало.

Потом еще Сергей Иванович Овчинников подошел: «Хосон, ты что так кричишь? Мы уже все запереживали, мало ли что с ногой. А у тебя там царапина». Хетаг очень злой ходил!

Здесь в разговор включается Алина! Про диету Никиты, любовь к сыркам и творожкам — жена все выкинула

— Ты сказал, что хочешь вернуться в сборную. Тебя туда впервые вызвал Капелло в 2015-м. Это было странно?

— Почему? В товарищеских матчах ЦСКА Слуцкий тогда меня постоянно хвалил, ребята тоже подбадривали. Вызову мы с Саней Головиным особо и не удивились. И в сборной я уверенно себя чувствовал.

РИА Новости

— Цель вернуться в сборную у тебя жива?

— Сто процентов. Хочется сыграть на высоком уровне. Не хочу казаться самоуверенным, но мне кажется, я готов. И привлекался уже к сборной, и международный опыт есть, и в ЛЧ я поиграл. Сейчас, конечно, для этого нужно играть.

А пока радуюсь, что в сборную из «Крыльев» вызваны Зиньковский и Сарвели. Антон бы давно там был, если бы подтянул действия в обороне. И Осинькин, и я регулярно указывали ему на это. А потом увидели, как Зина катится на тренировках — год назад такое даже в самых бредовых снах бы не приснилось.

— Ты бы справился с диетой Карпина в сборной?

Никита, кивая на Алину: Да вот у меня Валерий Георгиевич сидит. Ни сахара, ни хлеба с колбасой. Да и на базе я вечером раньше мог себе взять десерт, а сейчас просто творог.

Алина: Раньше очень любил глазированные сырки.

Никита: По три-четыре штуки ел, ага.

— В день?

Алина: В час!

Помню, приехала к Никите в Красноярск — мы только стали вместе жить. Открываю холодильник, а у него там эти йогурты с кучей всяких сладких наполнителей, «Даниссимо», «Киндеры». Постоянно это ел. Я сгребаю все творожки и выкидываю. Больше Никита их не покупал. Сейчас сладкое ест только в рамках ПП (правильного питания — Sport24).

Личный архив Алины Черновой

Никита: Раньше три ложки сахара в чай таких хороших клал. Сейчас одну ложку накидываю, потом часа три думаю: «Не, много насыпал».

Дедушка жены (бывший футболист) дает Никите советы — например, прыгать с открытыми глазами — и разбирает матчи. А ее бабушка плотно занималась бодибилдингом

— В чем тебе нужно стать сильнее?

— В скорости бы прибавил. С Алиной — кстати, тренером по художественной гимнастике — начал заниматься растяжкой. Благодаря такой новой нагрузке меньше предрасположен к травмам — и уверенности, о которой мы уже говорили, добавило. Сидеть на шпагате по часу, как Алина, конечно, не мое, а вот простые упражнения перед тренировкой регулярно делаю: раскатываюсь на роле, делаю упражнения на стабилизацию, просто тянусь. Мне бы лучше в тренажерку сходить, железо потягать, но стараюсь в тренировках искать баланс.

— Не занимался йогой, как вратарь «Крыльев» Евгений Фролов?

— Нет, никогда. А Жека как-то даже личного тренера привозил в Турцию. У нас тренировка в девять или в десять, а он уже в восьмом часу в зале, и после тренировки задерживается там час-полтора. Перед и после вечерней тренировки — то же самое. Даже в бане тянулся!

Фролов и хоккей любит, вратарская форма в «Крыльях» на этаже лежала постоянно.

— У тебя получается читать так много, как у Евгения?

Никита: Раньше — да. Сейчас больше читаю о спорте в интернете.

Алина: Мой дедушка, футболист, все время Никите какие-то книжки дает. Интересные, старые. Матчи все время разбирает с ним по телефону. Допустим, когда Никита бровь разобьет. «А ты знаешь, почему разбил?» — «Ну, прыгнул, ударился об голову». «Нет, — отвечает, — это потому что ты глаза закрываешь, а надо смотреть, куда бьешь».

— А где играл дедушка?

Алина: В «Энергии», была такая крутая команда в Волгоградской области. Знал Сергея Чикова — когда-то он тренировал Никиту, волжская легенда.

Однажды приехала на сборы к Никите в Турцию. А там растут апельсины, лимоны, низко свисают. Дедушка говорит: «Передай Никите: вот идешь, видишь дерево — разбежался, допрыгнул, головой мандаринчик сбил. Раз — следующий. Пусть отрабатывает прыжки». Отдыхать не дает.

— Расскажи, как вы с Никитой познакомились?

Алина: В шестом классе я пришла к нему школу. Тогда долго не общались — когда он попал в ЦСКА и приезжал в школу, даже не здоровались. Сблизились в одиннадцатом классе, встречаться стали на первом курсе.

Личный архив Алины Черновой

Никита: У нас спортивный класс был, Алина — одна на 30 пацанов. Гимнастикой занималась.

Алина: В секцию меня отдали в два с половиной года. Никто не спрашивал, хочу ли, а в какие-то моменты пинками выгоняли на занятия. Если бы не семья спортсменов, я бы в 16 лет не выполнила норматив мастера спорта — да и вообще не было бы никакой закалки.

Никита: Кстати, в детстве алинина бабушка бодибилдингом занималась.

— Вау! Когда он еще назывался культуризмом?

Алина: Да-да. На первенствах выступала, потом ребят готовила к чемпионатам по бодибилдингу и фитнес-бикини. Сейчас ей 65 лет, до 45 активно крутилась в этой сфере.

Про деда я говорила. Вторая бабушка — легкая атлетика, мама — художественная гимнастика.

— Если бы не спорт, вы бы с Никитой не сошлись?

Алина: Все учителя мне в школе пророчили: «Найдешь себе мужика какого-нибудь, футболиста красивого, богатого. Чего ты вообще учишься?» Так и случилось: нашла. Когда приезжала в школу, и мы уже встречалась с Никитой, все смеялись: «Говорили же тебе».

Личный архив Алины Черновой

Наши дети сто процентов пойдут на спорт. Даже спрашивать не буду. Вид выберут сами, не попрет в одном — перейдем в другой. Но все-таки спорт дает уверенность, дисциплину, понятие времени. Многие мои друзья не из спорта такие потеряшки, необязательные. Для меня чемодан в отпуск за десять минут собрать — ни о чем, а они неделю тянут.

***

— Никита, ты фанат Counter-Strike. Сколько на нее уходит в день?

Никита: Три часа — максимум.

— Только CS, никакой «Доты»?

Никита: «Доту» вообще не понимаю — беготня по лесу. Когда-то играл в VALORANT, в детстве «Марио» и «Танчики» на «Денди» и «Сеге». Специально проводил себе в комнату в интернате ЦСКА интернет, чтобы поиграть.

профиль Никиты Чернова

Алина: Эмоции у него только в матчах и CS — спокойный, не ругается. Убираюсь дома, а Никита играет, и я такая: «Боже, какой ужас!» Другой человек.

Никита: Меня до сих пор задевают поражения даже в CS. Постоянно хочется выигрывать.

Подписывайтесь на телеграм и ютуб-канал автора