logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Футбол
9 марта 2022, Среда, 17:45

«С ними обращались как с преступниками». Как югославский футбол жил под санкциями — пример для России?

Getty Images
Александр Петров, Марк Бессонов
Поделиться
Комментарии
К чему готовиться.

Российский футбол оказался в изоляции после санкций, введенных ФИФА и УЕФА из-за сложившейся политической ситуации. Мы уже чувствуем последствия — тренеры и футболисты из-за рубежа покидают РПЛ, а сборную России отстранили от участия в стыковых матчах за попадание на ЧМ-2022.

Это не первый прецедент в истории футбола. В 1992 году от международного футбола была отрезана Югославия — также исключительно по политическим причинам. Мы изучили балканский опыт — выяснили, как жил местный футбол под санкциями и чем все закончилось.

Причина отстранения

Для начала разберемся в политической ситуации. В марте 1992 года Босния и Герцеговина после голосования получила независимость от Югославии, которую вскоре признало мировое сообщество.

Но решить вопрос мирно не получилось — на границе Сербии с Боснией осталось множество конгломераций, подавляющее число населения которого составляли православные сербы. Так появилась территория с неоднозначным статусом — Республика сербская, номинально включенная в состав Боснии, стремилась к получению автономии и присоединению к Сербии. Обстановка накалялась с каждым месяцем, так как Югославия распадалась на глазах (до Боснии независимость получили Хорватия и Словения), из-за чего возникали новые границы, а с ними — и этнические конфликты.

Сложившаяся ситуация послужила причиной вооруженного конфликта между войсками Боснии и местными сепаратистами. Формально это и стало поводом для отстранения сборной Югославии от участия в Евро-1992 за полторы недели до начала турнира. И это была только верхушка айсберга.

«Здесь важен контекст: в 87-м году югославы выиграли молодежный чемпионат мира, а в 90-м на взрослом ЧМ они проиграли в четвертьфинале великой Аргентине по пенальти при равной игре, хоть играли с середины первого тайма в меньшинстве, — рассказывает Сергей Микулик, легендарный спортивный журналист и автор знаковых расследований. — До сих пор можно спорить, кто тогда смотрелся лучше — Марадона или Драган Стойкович. Кто ж знал, что это будет последний матч, сыгранный сборной Югославии на больших турнирах…

Уже по ходу отбора к Евро-92, где югославы уверенно заняли первое место, опередив Данию, пошли разборки внутри команды — отказались играть хорваты, потому заявка уже была ослаблена, хотя сборная все еще оставалась более чем боеспособной. Но потом начались обстрелы Сараево, и Ивица Осим подал в отставку с поста главного тренера, сказав, что просто не может оставаться на посту, когда его родные и близкие в опасности.

Поэтому, в каком состоянии югославы в любом случае подошли бы к Евро-92, большой вопрос. Хотя поколение было блестящим. Кстати, отстранение югославов косвенно повлияло на наше попадание на ЧМ-94 — югославы были посеяны в жеребьевке отбора к ЧМ в группу с нашими. В итоге мы заняли тогда второе место после Греции, чего хватило для попадания, но участвующие югославы вполне могли не пустить нас в Америку».

Как повлияло на футбол

Совет безопасности ООН наложил на страну масштабнейшие санкции по всем направлениям, в том числе и по спортивному. Югославские клубы исключили из еврокубков, в Белград закрыли международные полеты, а сборная оказалась в бане не только на Евро-1992, но и на всех спортивных ивентах. Притом, как и в случае с Россией, спортивный принцип отошел на второй план, и футбольные чиновники руководствовались в первую очередь политическими постулатами.

«Неожиданно, что к югославам так жестко отнеслись всегда довольно нейтральные шведы — хозяева того Евро, — вспоминает Сергей Микулик. — Эта скоропалительная ненависть, видимо, передалась и тогдашнему президенту УЕФА Леннарту Юханссону. Если правильно помню, изначально югославам должны были дать сыграть Евро, а дальше уже смотреть по развитию событий. Но Юханссон решил все иначе, практически самостоятельно все переиграл. Чрезвычайный комитет, который снял с дистанции югославов, состоялся из трех человек — самого Юханссона и двух его заместителей, так что понятно, чье именно это было решение.

Футболисты сборной Югославии, которые уже находились в Швеции и готовились к турниру, мгновенно превратились в изгоев. Шведы просто издевались: сначала выключили свет на базе, потом выселили из гостиницы — игроки кантовались прямо в аэропорту. Спортивные санкции наложились на экономические — полеты над Швецией для югославских самолетов были запрещены, никто не мог футболистов вывезти домой. Через несколько дней нашелся югославский пилот по фамилии Попов, который согласовал с ООН вариант вывоза сборной.

Футболистов в тогдашних СМИ жалели, особенно когда с ними так по-скотски поступили. Даже в западной прессе, насколько я ее помню, преобладали сочувствие и жалость к югославским игрокам. Это была несоразмерная жесть — с ними обращались как с преступниками просто за их национальность».

Но отстранение от Евро-92 было лишь первой волной, накрывшей югославский футбол. Из-за угрозы собственной безопасности десятки тысяч людей покидали страну и переезжали в Европу. В том числе и футболисты, которые цеплялись за любые варианты за рубежом. Показательна тут история Дадо Пршо — в 1993-м он уехал во Францию, где какое-то время работал в автомастерской. В 2000-м он стал чемпионом Франции, а в 2004-м — сыграл в финале Лиги чемпионов.

Взамен уезжающих клубы распадающейся Югославии могли рассчитывать только на местных футболистов. Новообразованные Хорватия и Словения запрещали своим игрокам ехать на территорию Югославии, а футболисты из других стран попросту боялись приезжать в страну, на территории которой ведутся военные действия. Сборная же не играла в международных матчах 2 года и 9 месяцев. Хотя до 1996-го были яркие игры с Уругваем и Бразилией. Само собой, товарищеские.

Изменился и высший дивизион чемпионата страны. Лигу расширили до 20 клубов и разделили на 2 группы: А с 10 лучшими командами и В с 10 худшими. Первая часть сезона была особенно интенсивная — к зиме все клубы успевали сыграть между собой по два раза. 4 лучшие команды из группы В поднимались в группу А, и наоборот, 4 худшие из топ-10 вылетали. В низшую лигу вылетали три худшие команды.

«Югославский чемпионат вряд ли можно было назвать сильным по европейским меркам — талантливые футболисты, едва сверкнув, почти сразу стремились уехать в западные лиги, — рассказывает Микулик. — Звезд, которые бы засиживались внутри страны, вспомнить сложно — команды выезжали в основном за счет талантливой молодежи, благо академии игровых видов спорта на Балканах всегда работали хорошо.

Плюс менталитет — югославы довольно легко учили языки и перебирались в другие страны без особых проблем с адаптацией. Поэтому успех «Црвены Звезды» в 1991-м (победа в Кубке европейских чемпионов) был во многом разовым — удержать тех звезд и так было особо нечем, а во время войны и гиперинфляции и подавно. Так что даже без отстранения «Црвена Звезда» уже через сезон, скорее всего, ничего из себя не представляла бы.

Уровень чемпионата, естественно, просел страшно — была чудовищная инфляция, и людям было особо не до футбола. Плюс тогда никто не ограничивал, как сейчас, права футболистов. Если российский футболист соберется за границу, будут ему там рады или нет и какая атмосфера его там ждет, неизвестно. А югославы были настолько привычны к отъезду и в таком раннем возрасте выбирались из дома, что санкции только ускорили процесс их расставания с родной лигой».

Чем все закончилось

Югославский футбол оказался под санкциями на четыре года, и это было решением УЕФА, а не Совбеза ООН, который лишь давал рекомендации. Спортивные санкции оказались очень выборочными. Например, на Олимпиаду 1992 года поехало аж 52 югославских спортсмена. Правда, без флага и гимна.

С футболом все было куда жестче — ФИФА и УЕФА продлили дисквалификацию сборной Югославии аж до 1996 года, когда начался отборочный этап к ЧМ-98, а война в Боснии была прекращена. Местные футбольные клубы не играли в еврокубках все это время.

«Югославские клубы тоже отстранили от соревнований. Вернее, правильно будет сказать сербские — Хорватия и Словения очень быстро вышли из состава страны, — уточняет Микулик. — Вообще много зависело от федераций. Те же хорваты, например, уже через несколько месяцев спокойно поехали на Олимпиаду, где в баскетбольном турнире дошли до финала и проиграли только «дрим-тим» с Майклом Джорданом.

Когда сборная лишается права играть на международных стартах — это, конечно, сильно бьет по уровню всего футбола в стране. Другой вопрос, что страна-то в любом случае распалась. Тут можно вспомнить знаменитое побоище на «Максимире» в 90-м году на матче «Црвены Звезды» и загребского «Динамо» — тогда в драке сошлись несколько тысяч фанатов. Страшное месиво — фанаты били друг друга, а всех их била полиция. Так вот именно там случился знаменитый «удар Бобана», когда капитан Загреба ударил в прыжке ногой полицейского. Побитый полицейский, к счастью, стрелять не стал, а остальные его товарищи просто не успели — фанаты взяли Бобана в плотное кольцо и увели с поля. В таких условиях единый чемпионат просто не был возможен даже без санкций ООН — градус ненависти зашкаливал».

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0