logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Григорий Каленов
21 февраля 2022, Понедельник, 19:00

Рос с Широковым в ЦСКА, играл с Аршавиным, а теперь может возглавить футбол в Казахстане. Интервью Давида Лории

О необычной карьере и менеджерских планах.
Поделиться
Комментарии
instagram.com/david_loriya

Давид Лория — знаковая фигура для сборной Казахстана и местного футбола в целом. Уже в 14 лет он отправился в другую страну и прошел просмотр в школе московского ЦСКА. После нескольких месяцев, проведенных в России, Лория оказался в Австралии — и через пару лет мощно ворвался в большой футбол.

Лория был основным вратарем своей молодежной сборной на ЧМ-99 — единственном мировом первенстве, на который сумела пробиться молодежь Казахстана. Уже в 2000-м Давид впервые стал чемпионом страны: всего в его карьере три национальных титула Казахстана, плюс место в топ-11 по количеству матчей за главную сборную.

Еще поиграв и в РПЛ, и в Европе, Лория завершил карьеру в 2019 году, получил образование, а теперь планирует сделать спорт Казахстана сильнее — Давид выдвинул свою кандидатуру на пост президента федерации футбола страны. Sport24 связался с Лорией и узнал:

  • как именно он планирует прокачивать футбол на новой для себя должности;
  • с кем из русских он пересекался в чемпионате Казахстана;
  • чем его удивил заканчивающий карьеру Андрей Аршавин;
  • почему Андрей Тихонов сорвался в Казахстане и получил бан на 2 года;
  • из-за чего у него не получилось закрепиться в РПЛ;
  • и как ему жилось в Нальчике, когда Давид играл за местный «Спартак».

«В детстве играли за ЦСКА вместе с Широковым. Встретились, когда нам было за 30, — и он меня не узнал»

— Вы родились в Казахстане, но уже в 14 лет оказались в школе московского ЦСКА. Как так вышло?

— Я из футбольной семьи — мой дедушка и папа тоже играли в футбол. В те годы известный советский специалист Сергей Шапошников, тренировавший в свое время моего деда, отвечал за все возраста школы ЦСКА.

Он сказал моему отцу: «Привози сына, посмотрим его». Вы же понимаете, что это значило для нас — проверить себя, пройти просмотр в школе ЦСКА. Я справился и отыграл за команду второй круг в чемпионате Москвы.

— Почему не получилось остаться?

— Родители не хотели оставлять меня в интернате. Это влияло на учебу и поэтому я вернулся в Казахстан.

— С кем-нибудь из известных воспитанников ЦСКА успели пересечься?

— Играли в одной команде с Романом Широковым. Правда, спустя много лет, когда нам было уже за 30, я встретился с ним, а он меня не узнал.

— И каким был 14-летний Широков?

— Талантливый пацан, который здорово играл в футбол. Шебутного характера в нем я тогда не разглядел, ха!

— После ЦСКА вы ненадолго вернулись в Казахстан, а оттуда отправились заниматься футболом в Австралию. Не самое стандартное направление.

— По папиной стороне у меня много родственников, которые давно живут в Австралии. Так я оказался там. По уровню футбольной подготовки в те годы в Австралии было даже лучше, чем в школе ЦСКА! В плане инфраструктуры, количества соревнований, тренировочного процесса. Вообще в плане отношения к футболу! Тренер вратарей, который меня воспитывал, теперь работает в молодежной команде лондонского «Арсенала». А до этого воспитывал футболистов в академии «Ньюкасла».

— Но в Россию вы еще возвращались. Могли оказаться в московском «Локо» после первого чемпионства в Казахстане, когда вам было 18.

— Прошел с ними два сбора. Помню, еще получил небольшую травму во время просмотра. В «Локо» тогда блистал Руслан Нигматуллин и все зависело от того, уедет ли он в Европу. Его должны были купить, тогда бы я стал третьим вратарем в обойме. Но он не уехал, поэтому я вернулся обратно в Казахстан.

Впечатления от этого этапа все равно остались великолепные. «Локомотив» показался мне семьей — в плане отношения друг к другу. Я первый раз в жизни увидел, что так можно работать с футболистами, создавать коллектив, атмосферу в команде.

— Позже у вас еще были варианты в России: «Динамо» и «Рубин». Почему не получилось с ними?

— В «Динамо», будем откровенны, я не смог впечатлить Валерия Георгиевича Газзаева. А в «Рубине» Виталий Витальевич Кафанов очень хотел, чтобы я остался, но я выбрал базовый клуб сборной Казахстана. Это был 2006 год, помочь своей национальной команде было для меня в тот момент важнее.

«Русские футболисты оставляли хороший след в Казахстане. Когда приезжали Тихонов и Титов, смотреть на них приходили целые стадионы»

— В РПЛ в итоге вы поиграли за «Спартак» из Нальчика, уже под конец нулевых…

— Каждый раз, когда у меня была возможность попробовать силы за границей, я стремился реализовать ее. Юрий Красножан — самобытный тренер, с которым работалось великолепно — он создал амбициозную команду, это был хороший шанс для меня. В плане традиций Нальчик не сильно отличался от Казахстана. Уважение к старшим, определенные нормы бытового характера — все это спокойно вписывалось в наш менталитет. Мне было там комфортно.

— Есть понимание, почему у вас так и не получилось закрепиться в РПЛ?

— В те годы футболисты из Казахстана считались легионерами. Вратарь — специфическая позиция, на ней стараются использовать игроков с российским паспортом — особенно, так было в то время.

А для меня было важно регулярно играть, чтобы выступать за сборную Казахстана. Сидеть на лавке позволить себе я не мог. Сборная страны всегда была для меня выше любого клуба. Поэтому и не задержался.

— Большая часть вашей карьеры прошла в чемпионате Казахстана. С русскими футболистами случались памятные пересечения?

— Андрея Аршавина успел застать в «Кайрате». Провели несколько месяцев в одной команде.

— Успел впечатлить?

— Удивил меня. Несмотря на возраст, такое задорное отношение к футболу, тренировкам. Вообще не остыл к этому. Считаю, «Кайрат» продлил ему футбольную карьеру. В том числе и тем, как к нему относились и в клубе, и в самой Алма-Ате.

В Казахстане было очень много российских игроков, да и вообще футболистов из РПЛ. И несмотря на то, что многие из них приезжали под конец карьеры, они оставляли хороший след. Когда приезжали Тихонов и Титов в 2009-м, смотреть на них приходили целые стадионы.

«В Турции мы играли в первой лиге и вышли из нее. Прошло десять лет — фанаты и клуб до сих пор со мной в тесном контакте»

— Последний год в Казахстане провел легендарный для РПЛ Вагнер Лав — как он вам?

— В порядке! Мастер большого уровня. Подобных футболистов, тем более в другом возрасте, пока сложно привозить в Казахстан — нужны условия, развитие самих клубов, еще более интересный чемпионат. И в этом направлении предстоит много работы.

— Андрей Тихонов приезжал в «Астану» главным тренером в 2020-м, когда вы были исполнительным директором клуба. В матче против «Кайрата» он на время увел команду с поля из-за судейства и получил бан от федерации на два года. Что это была за дичь?

— На момент той игры с «Кайратом» я уже не являлся сотрудником «Астаны», поэтому оценивать ситуацию могу только как человек со стороны. Когда команда уходит с поля, это в любом случае некорректно. Если она вышла играть матч, должна играть его до конца. Но в то же время такая длительная дисквалификация, которая распространяется только на тренера — перебор.

— Есть понимание, почему Тихонов решился на такой радикальный жест?

— Думаю, повлиял накал перед важной игрой. Очень много нагнеталось, якобы что-то в плане судейства может произойти. Но в любом случае команда не должна была уходить с поля.

— В 1999-м году молодежная сборная Казахстана единственный раз в истории пробилась на чемпионат мира. Вы были в той команде — самый яркий турнир в вашей карьере?

— У нас было хорошее поколение, мы сумели пройти отбор через очень серьезный чемпионат Азии. Уровень отборочного турнира был очень высокий — Япония из нашей ассоциации в итоге взяла второе место в финальной части.

Забыть тот ЧМ трудно, хотя и прошло очень много времени. Пора уже этот успех повторять!

— А для этого есть предпосылки?

— Чтобы добиться такого же результата, мы должны больше внимания обращать на нашу сборную U-17. Талантливые ребята в Казахстане есть, их очень много. Но мы должны помогать им.

— Вы играли не только в России и Казахстане — еще в Швеции и Турции. Что вам запомнилось сильнее всего?

— В Швеции была совсем другая ментальность, это Западная Европа. Чемпионат там специфический — вряд ли его можно сравнить с российским, но игроки оттуда регулярно уезжают в более сильные лиги. Моим тренером, кстати, был Янне Андерссон — теперь он тренирует сборную Швеции.

А в Турции запомнились, в первую очередь, болельщики, атмосфера вокруг футбола. Это все реально завораживало. Причем турецкие фанаты если полюбили, то полюбили навсегда. Мы с «Ризеспором» играли в первой лиге, вышли из нее. Прошло десять лет — а я до сих пор в тесном контакте с клубом и болельщиками.

Лория баллотируется в президенты федерации футбола Казахстана: зачем ему это и что он намерен изменить

— Вы закончили не так давно — не было проблем с тем, чтобы сразу найти себя после окончания карьеры?

— Я готовил себя к этому. Заранее понимал, что хочу после окончания карьеры работать в сфере менеджмента.

— Получали образование?

— Сразу же поступил учиться на программу УЕФА MIP. Сейчас заканчиваю обучение — со мной, кстати, учатся Алексей Смертин и Андрей Аршавин. Я прекрасно понимал, насколько важно для такой работы получить европейское образование.

Футболистам после окончания карьеры вообще важно получать образование. В этом плане УЕФА много работает, создает курсы даже для тех, кто не может себе позволить учиться, приезжая на сессии. Федерации футбольных ассоциаций тоже должны брать этот момент себе на заметку — бывшим футболистам нужно помогать.

— В вашем случае получается продуктивно?

— Настолько, что я даже не ожидал! Не догадывался, что мы получим такой объем знаний.

— Еще ездили на стажировку в швейцарский «Грассхопер».

— Там работает мой товарищ, с которым мы играли в Турции, поэтому появилась такая возможность в условиях пандемии. Я стараюсь использовать каждую возможность научиться новому, было интересно посмотреть, как работают европейские клубы.

— Что есть у них, чего не хватает Казахстану и России?

— Если коротко, системность принятия решений. Понимание глобального пути клуба, по которому он идет. Но те инструменты, которые мы можем перенимать у европейских клубов, еще нужно и адаптировать в условиях наших возможностей и менталитета.

— А это реально в обозримом будущем?

— Все реально. В клубах должны работать профессионалы, которые понимают, что они делают, и стараться что-то изменить. Но я смотрю на происходящее в Казахстане с оптимизмом. В период пандемии болельщики ни одного вида спорта не требовали возвращения соревнований так, как это делали фанаты футбола.

— Не так давно из Казахстана приходили тревожные новости. Как дела обстоят сейчас?

— Сейчас в стране происходит много изменений, она сильно обновляется. Нужны активные действия в том числе и в футболе. Они просто назрели: мы все понимаем, какие проблемы сейчас есть в футболе Казахстана — начиная с инфраструктуры футбола в стране, уровня менеджмента.

— Вы выдвинули свою кандидатуру на пост президента Федерации футбола Казахстана. Как появились такие планы?

— У меня всегда было желание приносить пользу своей стране, а футбол в Казахстане — в том числе и социальная миссия. После окончания карьеры футболиста я учился этому, делал все, чтобы стать лучше в профессиональном плане, работал исполнительным директором в клубе КПЛ, руковожу федерацией футбола в Нур-Султане. У меня есть хорошая команда — бывшие футболисты, которые многого добились в футболе нашей страны и хотят сделать его лучше.

Тренеры в Казахстане должны становиться сильнее, получать более качественное образование и иметь возможность работать в своей стране. Надо развивать и детско-юношеской футбол: как руководитель региональной федерации могу сказать: того количества соревнований, которые проводятся сейчас, явно недостаточно. Качество детских тренеров на данный момент тоже не соответствует европейскому уровню.

Есть и задача от главы государства — стремиться отходить от бюджетного финансирования. Лига должна быть открытой, более интересной для инвесторов — в ней, как и в федерации, не должно быть никаких скандалов.

— Вы стали членом политсовета правящей партии Казахстана «Нур-Отан». Вам интересна политика?

— Членом партии «Нур-Отан» я стал еще в 2015-м, будучи игроком. Многие другие футболисты тоже в нее входят. После окончания карьеры были внутренние партийные выборы, я в них участвовал. Теперь вошел в политсовет.

Зачем? Чтобы правильно доносить мысли о том, как развивается наш футбол и что ему необходимо. В сложившейся ситуации вижу в этом только плюсы.

— В будущем плотно планируете заниматься политикой? Это для вас значимый момент?

— Всегда важно, если у тебя есть возможность, сделать что-то лучше.

— Какие шаги вы планируете предпринять в первую очередь на посту президента футбольной федерации Казахстана?

— Я уже перечислил основные проблемы нашего футбола на данный момент. Разбираться с этими вещами необходимо комплексно и в первую очередь. Если мы будем решать перечисленные проблемы по отдельности, многого мы не добьемся.

22 марта 2022 года решением суда компания Meta, социальные сети Instagram и Facebook признаны экстремистской организацией, их деятельность на территории РФ запрещена.