logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Александр Муйжнек
27 сентября 2021, Понедельник, 14:30

«Люблю Басту и борщ!» Забивает в ЛЧ и идет на «Реал», хотя еще весной пылил в ФНЛ: монолог Момо Янсане из «Шерифа»

Хочет в АПЛ и скучает по России.
Поделиться
Комментарии
shutterstock.com / instagram.com/yans.yansane / РИА Новости

«Шериф» едет в Мадрид к «Реалу» Лиги чемпионов в статусе лидера группы D. В первом туре молдаване сенсационно грохнули дома «Шахтер» (2:0) — вообще без опыта игры в ЛЧ и без единого молдаванина на поле.

Победу «Шерифу» принесли малиец Адама Траоре (лучший гол недели в Лиге чемпионов) и гвинеец Момо Янсане. Как и люксембуржец Себастьен Тилль, Янсане начинал 2021-й в России: помогал «Нижнему Новгороду» прорваться в РПЛ. Да, еще весной Момо забивал «Велесу», «Чертаново» и «Спартаку-2» (всего — шесть голов), а теперь блистает в главном турнире Европы.

Александр Муйжнек встретился с Янсане и записал его историю — о пути из Конакри к мечте через «Нижний Новгород» и «Ислочь». Да, Момо из Африки занесло сперва в Белоруссию.

Все еще любит «Нижний» — помнит тренера Евдокимова, Сапету и других игроков. Выбрал ФНЛ вместо БАТЭ и «Шахтера»

— Я словно попал в рай. Словно на мой счет упал миллион евро, сорок пять миллионов! Ждал это очень долго, всю жизнь. Однажды сказал родителям: «Когда-нибудь поеду в Европу и сыграю в ЛЧ».

Ты слышишь гимн Лиги чемпионов, забиваешь там, все смотрят на тебя и говорят: «А этот парень большой футболист». После гола «Шахтеру» я чуть не заплакал, так много эмоций было внутри. Трудно описать все, что я чувствовал — просто поверьте, было очень-очень-очень хорошо.

После игры я позвонил друзьям по академии «Хафии» из Конакри, где я рос. У нас большая группа в фэйсбуке. И с сестрой тоже поговорил, конечно. Директ в инстаграме взорвался: «Момо, ты лучший на свете!», «Момо, как с тобой встретиться!», «Момо, хочу твой автограф!» Еще мы созвонились с Виталием Жуковским, который тренировал меня в «Ислочи» (сейчас возглавляет БАТЭ — Sport24), постоянно поддерживал и постил видео со мной в инстаграм. Меня вспомнили и те, кто видел меня в Белоруссии или Нижнем.

Время в «Нижнем Новгороде» для меня особенное — там я обрел силу и получил большой толчок в карьере. Прекрасный город, стадион, целая команда лучших друзей — все безумно меня любили, а особенно я сблизился с Сапетой, Анисимовым, Калинским, Горбуновым. Скучаю по ним и всем своим знакомым из России. Они всегда были готовы помочь: «Момо, если что — звони, хоть ночью».

И, конечно, отличный тренерский штаб. Сейчас там другой тренер, и я знаю, что «Нижний» неплохо идет в РПЛ — но хочу сказать, как многим обязан их прошлому тренеру, Роберту Евдокимову. Постоянно его вспоминаю и хочу позвонить, но не получается — кажется, он сменил номер. Роберт, я многим вам обязан, спасибо огромное за опыт, который вы мне передали. Люблю вас! Надеюсь еще поиграть под вашим руководством.

Кстати, когда я уходил из «Ислочи», получил предложения из БАТЭ и «Шахтера». Мне и моему агенту звонили и предлагали хорошие деньги. Я сомневался, но хотел поиграть где-то кроме Белоруссии, а не провести там всю карьеру. В итоге оказался в «Нижнем» и не пожалел.

Рассказал о пандемии в «Ислочи» (там скрывали заболевших) и застал протесты после выборов. Набил тату в честь матери — родители Янсане умерли в 2020-м

инстаграм Момо Янсане

Из Африки в Белоруссию, а потом в Россию — нетипичный путь. Кто-то сказал бы: «Зачем ты едешь в какую-то „Ислочь“? Что тебе делать в России? Молдавия — ужасная лига, что ты там забыл?» Но всю жизнь мы берем на себя риски. И если оглядываться назад, бояться, никогда не исполнишь мечту, даже работать нормально не сможешь. И сейчас забиваю в Лиге чемпионов.

А сложностей было много не только в России. В Марокко, куда я попал из Гвинеи, распространен расизм — гораздо больше, чем в России или здесь. Я встречался с ним много раз. В Белоруссии — всего однажды, и то со стороны какого-то болельщика с немецким происхождением. А остальные меня любили. А тренеру «ФЮС» я не нравился, никогда не ставил меня в состав. Хотелось поскорее уехать.

В Белоруссии я застал пандемию, и она ввергла меня в страх. Там совершенно не заботились о безопасности и здоровье игроков, я не чувствовал себя защищенным. Клуб подвергал нам опасности и ничего не предпринимал для футболистов. Мне даже не хотелось приезжать на тренировки, я оставался дома и пропустил несколько занятий. Потому что не был уверен, что не заболею.

От коронавируса умирают люди, мы видим это каждый день — а в Белоруссии всем было все равно. Только когда три-четыре игрока «Ислочи» заразились, о нас стали заботиться, хотя бы регулярно проводить тесты.

Зато в Белоруссии я полюбил русскую музыку. Постоянно слушал «Басту», Miyagi, очень нравились! В столовой и ресторанах постоянно брал себе борщ — это то, чего мне не хватает сейчас.

Благодаря игре в «Нижнем» и «Ислочи» я полюбил холод. Жара для меня некомфортна, а вот ваша погода нравится. Если сердцу нравится играть в этой лиге, климат не так важен. Странно для африканца, но так меня приучил отец. Большинству гвинейцев тяжело адаптироваться где бы то ни было, но, думаю, у меня особенный характер.

Мне непросто говорить о семье: родители умерли, когда я играл в «Ислочи». Дату смерти моей мамы — 27 июля 2020-го — я набил себе на руке. Вспоминаю ее на каждом матче — в том числе и после гола «Шахтеру». Они многое сделали на пути к моей цели. Сейчас у меня время новых вызовов, я вижу много новых людей — но не вижу маму с папой, это трудно. Но я стараюсь сохранять позитив и больше общаться с сестрой — она по-прежнему в Гвинее.

Стараюсь бывать в Гвинее хотя бы раз в год, в межсезонье. Меня напугал недавний военный переворот, но мои близкие, к счастью, в порядке. Надеюсь на то, что при новом президенте такого не повторится, и страна будет жить в мире. Насилие и агрессия должны прекратиться.

Протесты я видел и в Белоруссии год назад, когда президентом выбирали Александра Григорьевича Лукашенко. На улицах кричали: «Уходи, уходи!» Я не белорус, приезжал в эту страну работать, получать зарплату, так что говорить что-то еще не буду. Жизнь в Белоруссии мне нравилась, было много веселого.

Россия, Белоруссия и Молдавия для меня похожи — по национальному характеру, языку, отношению. В Белоруссии из городов мне понравился Минск. Россия как страна, пожалуй, лучшая из трех.

В Тирасполе я почти весь день я сижу дома, в телефоне, выезжаю в основном на тренировки. Помимо них сосредоточен на восстановлении, это важно. Общаюсь с моим лучшим другом Августеном из Гвинеи и другими приятелями.

Копировал Роналдиньо, «Барселона» — команда мечты, но больше всего хочет в АПЛ. Не против вернуться в Россию

Футбол всегда был моей мечтой, всей жизнью. Изначально вокруг немного людей, кто поддерживает, заряжает силой. Мне никто не помогал, не проявил участия. Но стоит только начать и научиться кайфовать от своего дела, люди за тобой последуют и будут поддерживать.

Первый игрок, которого вспоминаю — Габриэль Милито в «Барселоне», а любимым всегда был Роналдиньо. Лучший игрок всех времен, я хотел добиться того же, чего он. Копировал его во всем: пытался финтить, как Роналдиньо, разговаривать, даже сидеть как он! Никто никогда не вдохновлял меня сильнее.

Да, я играл в ФНЛ всего четыре месяца назад, а теперь — в ЛЧ. Могу ли поверить в то, что со мной происходит? Вы удивитесь, но да. Верю в себя, свой талант, знаю, как много работаю. Мы каждые выходные видим Роналду, Месси, Неймара, Мбаппе — и думаем, в чем их секрет. Он только в работе.

Это касается всего «Шерифа». Мы семья, не мог представить такого единства — и нам неважно, у кого сколько опыта и какое прошлое. Верим друг в друга и в тренерский штаб, счастлив быть здесь и играть в Лиге чемпионов.

Не хочу оставаться там, где я есть — нужно ставить новые цели, двигаться дальше, на уровень еще выше. Это касается всего «Шерифа». Победили «Шахтер», а впереди «Реал». Если забью в Мадриде, наверное, просто сойду с ума! Выложимся все.

«Барселона» — любимая команда всей жизни, она навсегда в голове. Но сейчас мечтаю я попасть в АПЛ. Хочу поиграть там — неважно, в любой команде.

Я бы хотел еще поиграть в России — в Премьер-лиге, чтобы снова попадать в Лигу чемпионов. Хотя лучше бы поехать в действительно топовый чемпионат — Германию, Испанию или Англию.

В «Ислочи» мне постоянно говорили: «Ты как Садио Мане! Похож на него, качества похожие». Но я другой — он из Сенегала, я из Гвинеи, у каждого своя жизнь и карьера. Мне нравится Мане, хотел бы перенять у него кое-что — но предпочел бы, чтобы обо мне говорили как о Момо Янсане.

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0