logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Сдал украинский паспорт, когда получал российский». История родившегося в Крыму защитника «Урала»

Чуть не профукал карьеру в РПЛ и намерен пойти по пути Смолова в Екатеринбурге.

Футбол
11 августа 2020, Вторник, 13:00
vk.com/fc_ue

Игорь Калинин приехал в Россию в 21 год. За 3 сезона он так и не сделал себе имя, хотя ради карьеры в РПЛ отказался от украинского паспорта и взял российский. Калинин родился в Крыму, поиграл в «Рубине», «Краснодаре» и «Динамо», где забил на футбол и больше интересовался девушками и машинами. Зимой Игорь отправился в аренду в «Урал», где провел неплохой отрезок. Этот сезон он также отыграет в Екатеринбурге и намерен показать, чего стоит.

— Давай вспомним полуфинал Кубка. «Урал» пропустил 3 мяча от «Химок» — что произошло с командой?
— Мы обыграли их еще в раздевалке — это одна из причин. Во-вторых, мы неправильно сыграли тактически. Нам нужно было поспокойней начать, а мы побежали забивать, и у них получились контратаки. Все в этот день было против нас.

— Это была последняя игра Дмитрия Парфенова. Что он сказал на прощание?
— Все стандартно: поблагодарил всех за работу, пожелал всем удачи в дальнейшей карьере и без травм. Мы пожали руки, на этом разошлись. Возразила ли команда? То, что было в раздевалке — остается в раздевалке. Такие решения не обсуждаются.

— У тебя есть объяснение, почему «Урал» так много пропускает?
— Дело в том, как команда в целом защищается. При этом нам залетало со стандартов все, что можно. Где-то были наши ошибки. Я не знаю, с чем это связано. Просто не было организации игры в обороне.

— Вернемся в март месяц, где команда пропустила от «Зенита» 7 мячей. Что это было?
— Мы просто начали с «Зенитом» в футбол играть. Мне было очень стыдно за эту игру, но еще больше за игру с «Химками» — с ними было мое самое обидное поражение в карьере.

— Тебе сделали еще одну аренду в «Урал»?
— Да, еще одна аренда на сезон.

— — Есть ли право выкупа у «Урала»?
— По-моему, да.

«Не сравниваю Россию и Украину, люблю и тех, и других»'

— Ты родился в Крыму, в городе Керчь — что это такое, детство на полуострове?
— Два моря в моем городе! Но для меня это было привычно. Просто другие люди приезжают, видят море, и так радуются этому… Я говорил: «Ну, море, и море». В 15 лет уехал из Крыма, и потом уже жил на Украине. Но в Крыму, конечно, природа красивая, воздух хороший.

— Ты рос в еще украинском Крыму. После присоединения Крыма к России — ты считаешь, что жизнь там улучшилась или ничего не изменилось?
— Если судить по тому, что видел, то вроде облагородили, дороги сделали, трассу хорошую делают, мост построили. В целом лучше стало. Главное, чтобы войны не было.

— В Крыму часть населения придерживается мнения: «Если бы не украинцы, все бы у нас было хорошо». Как к такому относишься?
— В политику не лезу, мне это неинтересно. Никогда не сравниваю Украину и Россию — люблю и тех, и других. Я даже телек не смотрю и, вообще, не разделяю украинцев и русских — это для меня один народ.

— Следишь за тем, что происходит на Украине в целом? С кем-то на связи?
— Я провел большую часть жизни там, поэтому, конечно, слежу. В основном за футболом, так как у меня там много друзей живет, в «Шахтере» много друзей играет. Точно также слежу за «Динамо», за «Зарей». Но за политической ситуацией не слежу, потому что мне это неинтересно.

— У тебя до сих пор есть украинский паспорт?
— Нет, я его сдал, когда российский получал. Нельзя было тогда оставлять его.

«Правильно, что Россию и Украину разводят, не все считают, что мы братья»

— Можешь сравнить, где уровень футбола выше — в России или на Украине?
— На данный момент в России, это не обсуждается даже. На Украине сейчас не такой сильный чемпионат, но раньше они были приблизительно одинаковые.

— Мы делали интервью с Александром Алиевым, где он сказал: «У нас очень много талантливых спортсменов, но спорта нет совсем». У тебя такое же мнение?
— Насчет спортсменов согласен. Там очень хорошая молодежь и сборная сейчас сильная. В плане инфраструктуры тоже согласен, она не развивается. Вроде есть «Рух», где президент строит сумасшедшую академию. Больше я и не знаю. Не скажу, что там вообще разруха, есть хорошие школы, но… Хотелось бы лучше.

— Тот же Алиев говорил, что встреча между Россией и Украиной — это будет матч века и пора заканчивать войну. Согласен с ним?
— Согласен, что пора заканчивать войну — это 100%. А по поводу матча-века… Ну, матч, и матч. Вообще, футбол должен быть вне политики. Не считаю правильным приплетать футбол и политику — спорт есть спорт.

— Украинцы и русские — братья?
— Считаю, что да.

— Это правильно, что Россию и Украину разводят на международных турнирах?
— В данной ситуации правильно. Не все думают, что Россия и Украина — братья и то, что нам не надо воевать. Некоторые считают по-другому. В плане мер безопасности — это правильно.

— У тебя есть знакомые, которых эта война затронула?
— Конечно. Ребята в донецком «Шахтере» играли: у них квартиры, бизнес, все осталось в Донецке и Луганске. Куча таких знакомых, которые уехали оттуда. Они лишились квартир, взяли все, что влезло в машину, и уехали. Футболисты «Шахтера» переехали в Киев, а тот, кто не был футболистом, уехал в Одессу или тоже в Киев (кто мог себе позволить).

— Как раз «Заря» переехала в Запорожье, «Шахтер» в Харьков, но свои болельщики остались в ЛНР и ДНР. Нормальная ли это ситуация, когда команда остается без родных фанатов?
— «Шахтер» — это большой украинский клуб, который представляет Украину в Европе. У них болельщики есть по всей стране. Конечно, когда они играли на «Донбасс-Арене», то была совсем другая поддержка. Но люди не могут себе позволить переехать в Киев, чтобы поддерживать команду, поэтому это невозможно исправить. Но это ужасно, всегда команда должна играть в своем городе и для своих людей.

Играл в «Заре», когда команда уже базировалась в Запорожье. Конечно, есть сложность, это же неудобно, когда ты не в своем городе. Но у «Зари» были хорошие условия там, команду приняли хорошо.

— У тебя есть личная боль по поводу того, что происходит между Россией и Украиной?
— Неприятно за людей, которые остались в Донецке без работы, без близких. Мы же все люди. Это все неприятно, мягко говоря.

— Ты успел поиграть за юношеские сборные Украины, но потом сменил футбольное гражданство. Было ли осуждение со стороны бывших партнеров по сборной?
— Из партнеров вроде никто не осуждал. Если только за спиной, но вряд ли. У меня вся семья в России живет, зачем мне было на Украине оставаться? Я был бы намного интересен российскому рынку, если бы поменял гражданство. Не жалею, что выбрал такой путь в карьере.

— При этом у тебя был конфликт с тогдашним тренером сборной Александром Петраковым, который говорил, что ты предатель. Как реагировал?
— Он просто эмоциональный человек, я пропустил это мимо ушей. Не знаю зачем это было, я же не могу залезть к нему в голову. Общался ли с ним после этого? Нет, конечно.

«В «Краснодаре» на первом месте стоял не футбол: машины, девушки»

— Когда ты начал играть в России в ФНЛ за «Волгарь» — почувствовал ли какие-то глобальные изменения?
— Особо не почувствовал. Я знал Юрия Газзаева, который тогда был там главным тренером. Я когда-то уже находился в «Волгаре», после «Ахмата». Но у меня была проблема с гражданством — я не дождался и просто уехал в «Зарю». Потом набрал ему, сказал: «Юрий Фарзунович, помните?» После этого уже пригласил приехать на сбор в Сочи. В итоге меня приняли, а Юрий Фарзунович доверял мне. Проблем с адаптацией вообще не было.

— А Юрий Газзаев тебе чем запомнился?
— Он знает, когда нужно накричать, а когда похвалить. Было много бесед с ним, он интересные вещи рассказывает: например, что сон — лучший метод восстановления. Во Франции один раз он стучался к вратарю в комнату, а там его жена: «Тсс! Он спит, восстанавливается».

— Есть какое-то отрицательное впечатление от ФНЛ?
— Хотелось бы, чтобы людей побольше ходило. Нужно, чтобы развивалась не только Премьер-лига, но и ФНЛ. Уровень там нормальный, но разница с РПЛ большая во всем. Перелеты тоже тяжелые, в тот же Владивосток: постоянные пересадки через Москву, а ты там еще ждешь… Это выматывает сильно.

— Теперь переходим к «Краснодару». Как тебе Сергей Галицкий?
— Замечательный человек, который любит футбол всем сердцем. Таким людям памятники нужно строить. Общался с ним, когда подписывал контракт: команда уезжала на сборы, а у меня были проблемы с визой. Прилетал познакомиться. Знает вообще всех в «Краснодаре — просто красавчик!

— Советовал ли он тебе что-то за твое время в команде?
— Советовал, но, к сожалению, я не послушался. Он хотел, чтобы я думал о футболе, в первую очередь. Почему не послушался? Дурачок был. Может быть, это молодость, не знаю с чем связано… Это опыт, нельзя отмотать время назад.

— Говоря о том, что у тебя не получилось в «Краснодаре», ты сказал: «Футбол у меня стоял не на первом месте». Что было на первом месте?
— На первом месте были развлечения и все, что под этот смысл входит. В общем, не футбол: машины, девочки и т. д. Если бы можно было вернуться назад, я бы все сделал иначе. Но все, что не делается — все к лучшему. Главное — это сделать выводы, а выводы я сделал только полгода назад. Когда я перешел в «Урал» — начал все заново, как с чистого листа.

— Ты поиграл в «Краснодаре» при Мураде Мусаеве. Какой он тренер?
— Требовательный. В принципе, он молодой, перспективный, амбициозный. Когда приступил работать главным тренером, то быстро освоился. Была сначала какая-то неожиданность из-за того, что взяли тренера из академии, но потом начали тренироваться, и все поняли.

— А твоим партнером по команде был Федор Смолов.
— С Федей я общаюсь, он хороший парень! Помню, что он меня поддержал. Мне было очень приятно от этого. Он простой человек. Всем кажется, что он какой-то звездный, но это не так.

— Также в твоем «Краснодаре» было много южноамериканцев. Был ли кто-то действительно крейзи среди них?
— Крис Куэва! Он веселый, а еще внешность прикольная! Своеобразный парень. Все ребята южноамериканцы там прикольные, компанейские. То же самое могу сказать по поводу Вани (Вандерсона), который к тому же на тренировках сильно выделялся.

«В Москве сам себе закружил голову»

— После «Краснодара» ты попал в «Рубин», где работал с Курбаном Бердыевым. Его тренировки были особенными?
— Отличались от всех. Все были сконцентрированными, никто не улыбается и не шутит — все в работе. Главное отличие в дисциплине, потому что он может на тебя так посмотреть, что тебе не захочется ничего нарушать. Это крепкий человек.

Курбан Бекиевич говорил мне, что нужно обращать больше внимания на оборону. Я люблю атаковать, иногда могу забыть об обороне. Он хотел, чтобы я сконцентрировался на оборонительных действиях.

— С кем у тебя были самые жесткие сборы? Не с Бердыевым?
— Самые жесткие были на Украине с Николаем Павловым. Проводили тренировки, как по Лобановскому. Это словами не описать! Мы с Денисом Кулаковым здесь вспоминаем, и у нас просто мурашки по коже!

Мы бегали на сборах тесты: 7 по 50, потом 400 метров и тест Купера. У нас еще была тропа в Ялте, где 6600 метров бежишь, а там грязь, слякоть… Грубо говоря, тебе два Купера надо пробежать там. При этом нет перерыва между отрезками. Кто-то вообще не добегал, кто-то сознание терял, кто-то блевал. И смухлевать нельзя, там же круг и тренеры стоят с секундомером.

— Почему решил перейти из «Рубина» в «Динамо»?
— Просто хотел в Москву, наверное. Еще зимой того сезона мог перейти в «Динамо», Дмитрий Валерьевич (Хохлов) позвонил. Неправильно повел себя в «Рубине», потому что уже тогда попрощался со всеми. Не надо было так делать. В итоге во втором круге я почти не играл.

— И в «Динамо» потом ты нечасто играл. Есть ли у тебя ощущение, что в Москве все могло быть намного лучше?
— Да просто ерундой занимался, как и в «Краснодаре». Опять не тем заниматься начал. Даже не хочу вспоминать те периоды карьеры, которые были до «Урала» — это как будто был не я. Не могу понять, почему я так поступал и почему так делал. Москва закружила голову? Это я сам себе закружил голову, а не Москва. В Краснодаре же то же самое было, не от города зависело.

— Веришь ли, что в «Урале» сможешь все изменить и выйти на новый уровень?
— Мне даже Григорий Викторович (Иванов) пример приводил Феди Смолова, который в «Урале» начал забивать. Конечно, в другом случае меня бы здесь не было, я хочу помочь команде и решить свои цели. Все будет хорошо, я реабилитируюсь за те ошибки, которые допустил до перехода в «Урал».

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене