logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Уйти из «Спартака»? Только силой». Доменико Тедеско — о Джано, младшем Бакаеве и тактике

Большое интервью на сборе в Абу-Даби.

ФутболРПЛ
23 января 2020, Четверг, 10:00
Александр Мысякин, Sport24

Сегодня «Спартак» заканчивает первый зимний сбор в Абу-Даби. Дальше — Кубок Париматч Премьер (который пройдет в Катаре с 1 по 9 февраля) и заключительный этап подготовки к сезону в Сочи.

В последний день сбора в ОАЭ Доменико Тедеско дал большое интервью, из которого вы узнаете:

  • Таких сложных сборов еще не было. Максимальные нагрузки сразу — это нормально?
  • Почему «Спартак» не проводил товарищеских матчей?
  • У Ларссона и Мельгарехо травмы. Это серьезно?
  • Как ушел Джано и почему Тедеско отпустил Бакаева в «Рубин»?
  • Как Доменико отреагировал на стычку Джано с Мельгарехо?
  • У Шюррле и Мельгарехо контракты до лета. Что дальше?
  • Писали, что Доменико недоволен в «Спартаке» и летом уйдет. Это правда?
  • Какие русские слова Тедеско выучил во время отпуска?
  • Идеальный «Спартак» — как это будет?

Нагрузки на сборах, травмы Ларссона, Баду и Мельгарехо

— Это первый сбор «Спартака» после зимнего отпуска. Как провели каникулы?
— С семьей. Ну, конечно, встретился с парой друзей, но в основном сидел дома с родными и кушал. Думаю, примерно так делают и русские, да? Итальянское рождество похоже на русский Новый год. У нас есть такой кекс — панетоне, — который постоянно готовят на Рождество. Один кекс — ничего, но если их три-четыре, то приходится кушать его несколько дней подряд на завтрак, обед и ужин, ха-ха!

Еще я пытался учить русский алфавит. Выучил несколько фраз по-русски, цвета, цифры. Вот такую фразу, например: «Я хочу говорить по-русски, но это очень трудно».

— Впервые вижу такие нагрузки и настолько интенсивный режим работы на сборах. Как себя чувствуют игроки?
— Для начала нужно помнить, что у нас много времени до первого матча. Мы разбили подготовку на три сбора. Сейчас мы здесь, в Абу-Даби, потом будет турнир в Катаре, а в конце подготовки еще и сбор в Сочи.

Сейчас работаем над основами физических кондиций, техники и тактики. Очень важно после месяца ничегонеделания… Ну, конечно, парни не то чтобы совсем ничего не делали — мы давали им индивидуальные задания на отпуск, так что побегать пришлось. Но не в таком режиме, как сейчас. Так вот после этого месяца важно увеличивать нагрузки и их интенсивность. Вот почему мы так загружаем ребят.

Но если у нас, к примеру, интенсивные беговые упражнения в понедельник, то во вторник нагрузки уже снижены, а среду мы начинаем без сверхнагрузок. Все детально обсуждается с тренерами по физподготовке. И футболисты чувствуют уровень нагрузок на свои мышцы, но, как мне кажется, мы все делаем правильно.

— Недавно утренняя тренировка продлилась всего 40 минут. То есть к концу сбора парни уже устали, и нагрузки снижены?
— Это зависит от самочувствия ребят. Если мы запланировали занятие на час, но в процессе тренировки понимаем, что этот час они просто не выдержат из-за предыдущих нагрузок, то заканчиваем тренировку и даем игрокам свободное время, чтобы восстановиться и прийти в себя.

— Отсутствие товарищеских матчей — ваша принципиальная позиция?
— Да. У меня есть определенные правила атлетической подготовки, и одно из них — к первой игре подойти в максимально хорошей форме. В игре может быть множество ситуаций, которые игрок не способен контролировать. Если мяч рядом — он делает ускорение, если идет кросс на другой фланг — резко останавливается. В игре каждый делает свою работу. Вне игр во время тренировок мы можем контролировать эту работу и нагрузку на мышцы. Если есть задание пробежать четыре километра — мы можем это контролировать. Думаю, 10-11 тренировок перед первым матчем — это не так плохо.

— Представьте, что в марте «Спартак» будет готов на 100 процентов. На сколько он готов сегодня?
— Возможно, на -20%, ха-ха! На самом деле, мы работаем хорошо. Конечно, вы не найдете тренера, который на первом сборе вам скажет, что что-то идет не так. Но это мои ощущения. Все идет по плану, парни устали — мы это знаем, но у нас между сборами будут выходные. Так что важно, как вы верно заметили, быть готовым к 29 февраля.

(spartak.com)
spartak.com

— Ларссон почти весь сбор занимался отдельно. В конце возникли проблемы у Баду и Мельгарехо. Как они себя чувствуют?
— К сожалению, в настоящий момент они не могут заниматься наравне со всеми. Джордан получил травму в сборной, как вы знаете. Баду почувствовал мышечное переутомление после кроссов пару дней назад. А у Мельгарехо проблемы со спиной. Надеюсь, в Катаре парни вернутся в общую группу. Посмотрим, получится ли сделать это раньше. Но в Катаре они точно поработают наравне со всеми.

— Иногда футболисты придумывают травмы или усталость просто от лени. Вы замечаете такие вещи? И как с этим бороться?
— Ну, во-первых, я полностью доверяю каждому. Это мой футболист, и я верю ему точно так же, как он верит тренеру. И я не видел подобных вещей в «Спартаке». У нас действительно очень напряженная работа. Это сложно и для ребят, и для нас. Этот сбор очень интенсивный. Но каждый футболист должен знать, что это нужно не нам, а, в первую очередь, ему самому.

Если не поработать сейчас, через несколько недель это скажется. Мы разговариваем об этом. Это вопрос менталитета. И нам нужен сильный менталитет не только для работы здесь и сейчас, но и для хорошего выступления в сезоне.

— Вы довольны менталитетом игроков «Спартака»? Он отличается от того, что был в «Шальке», например?
— Нельзя все делить на черное и белое. В каждой стране и в каждой команде есть парни, которые легче воспринимают эту постоянную беготню. А есть те, для кого это сложно. Мы должны подтолкнуть их. Важно, чтобы каждый нашел в себе силы дойти до предела возможностей. Здесь, в Абу-Даби, у нас достаточно времени, отличная погода, лучшие условия, лучшие постели, еда и так далее. Можно быстро восстанавливаться и снова работать. Хорошо работать!

(spartak.com)
spartak.com

Пилипчук, взаимодействие со «Спартаком-2», схема

— Как оцените работу молодых игроков, для некоторых из которых это первый сбор с основой?
— Этих ребят мы видели в матчах за вторую команду. Парни проявили себя неплохо. И это первая возможность для нас дать им шанс проявить себя в основе. А также дать им знать, что мы следим за ними, за второй командой. Это важно для «Спартака», потому что у нас много хороших молодых футболистов. Но их приглашение — это просто знак. Они работают рядом с нами, имеют возможность показать свои лучшие качества, а решать будем потом. Потому что есть еще игроки, что остались в Москве, и они тоже хороши. На разных сборах мы можем пробовать разных молодых футболистов.

— «Спартак-2» возглавил Роман Пилипчук. Вы уже успели пообщаться и обсудить взаимодействие?
— Нет. Просто не было на это времени. В последний раз, когда я общался с тренером «Спартака-2», им еще был Виктор [Булатов]. Они сейчас тоже на сборах, так что, думаю, поговорим обстоятельно уже после нашего сбора в Сочи.

С Булатовым мы хорошо общались, часто обсуждали различные ситуации. Например, был вопрос: стоит ли «Спартаку-2» играть по той же схеме, как и основе. И я сказал, что это необязательно. У него были другие футболисты, поэтому нельзя загонять команду в какие-то рамки. Наш тренерский штаб может поделиться определенными принципами работы, но тренеру второй команды важно быть открытым и свободным в выборе своей игровой модели. Об этом мы разговаривали с Виктором.

— Необычно, когда на тренировках главный тренер бегает вместе с игроками. Это для их мотивации или вы сами получаете от этого удовольствие?
— Удовольствие? Ну уж нет, ха-ха! Это, конечно, мотивация. Важно не только заставить парней бегать, но и показать, что мы делаем это вместе. И страдаем тоже вместе! Ну и если они будут плохо играть, то я тоже буду страдать. Это первая причина.

Вторая — я много кушал на рождественских каникулах. Ну хорошо, преувеличиваю — не весь отпуск, но в некоторые дни точно. Так что нужно было немного сбросить. И теперь чувствую себя лучше.

(spartak.com)
spartak.com

— По вашим первым тренировкам в Москве казалось, что вы достаточно либеральный тренер. Здесь же и ваше поведение, и сами занятия стали более жесткими. Вам ближе стиль Феликса Магата или же более демократичный?
— Такого, чтобы я переключал режимы, точно нет. Но бывают ситуации, когда важно поговорить с игроком, что-то объяснить ему. Важно и мне услышать его. В такие моменты можно быть демократичным. Но если я все время буду обо всем спрашивать… Спрошу я: «Парни, хотите сегодня побегать?» Кто ответит «да»? Ну, может Алекс Крал, но вряд ли кто-то еще, ха! Но это работа, которую нужно сделать, и тут приходится быть жестким.

— В Абу-Даби прилетел практически весь персонал «Спартака» — около 20 человек. Зачем?
— Очень важно, чтобы весь штаб и персонал были вместе, чтобы понять, как мы хотим работать. Это наша первая возможность донести до всех свои принципы работы, внутреннего уклада команды, распорядка и так далее. Нельзя, чтобы кто-то был тут с нами, кто-то оставался в Москве, а кто-то ждал прилета в Катар. Мы одна команда и должны быть вместе.

(spartak.com)
spartak.com

— Кстати о штабе, нужны ли вам еще помощники? Были слухи, что в ваш штаб войдет один российский специалист.
— Думаю, больше никто не нужен, но мы посмотрим. Все всегда познается в играх — возобновим сезон и решим. Что касается россиян в штабе, пока об этом не думал.

— Придя в «Спартак», вы начали играть по схеме с тремя центральными защитниками. Сейчас вы развиваете эту схему или отрабатываете другие, хотя бы в качестве плана Б?
— Думаю, с имеющимся у нас подбором исполнителей эта схема работает хорошо. У нас есть футболист на каждую позицию, а некоторые могут закрыть даже не одну. Сейчас нужно стабилизировать эту схему, чтобы каждый понимал, что от него требуется, и был готов к этому.

Уже в Сочи, разумеется, мы поработаем и над другими тактическими моделями и построениями. Но важно иметь главную схему, от которой мы будем отталкиваться. Понимаете, это даже не вопрос схемы, а вопрос принципов футбола. Мы можем играть по двум-трем схемам, но важно, как мы прессингуем, как переходим из обороны в атаку, как атакуем флангами… И если вернуться к вопросу, то здесь мы отрабатываем детали взаимодействия в схеме с тремя центральными защитниками.

Трансферы на вход, контракты Шюррле и Мельгарехо

— Важно ли иметь по два футболиста на каждую позицию?
— Если взять топ-клубы, «Ливерпуль», к примеру, то взгляните: даже в боксинг-дэй они играли стартовым составом. Думаю, если это возможно, если у тебя есть команда, в которой каждый идеально знает и понимает друг друга, то это лучший вариант. У нас есть отличные ребята, но нет цели менять по пять-шесть человек каждый матч. Идеально, если у тебя есть 15-16 футболистов, каждый из которых способен быть игроком стартового состава без потери качества.

— Спрашиваю, так как тех же центральных полузащитников в команде очень много: Крал, Тиль, Бакаев, Гулиев, Зобнин, Умяров… И каждый хочет играть.
— И лучшие будут играть. Тот, кто лучше проявляет себя на тренировках, получает больше шансов выйти на поле. Все зависит от них. Трое или четверо выйдут на поле и должны будут доказывать свое право сохранить место в основе. Но центральные полузащитники пробегают больше других, они больше других рискуют получить карточку. Зобнин же может играть на фланге, Крал — центрального защитника и еще на паре позиций, Гулиев — «шестерку», «восьмерку» или «десятку». У нас множество вариантов, и это хорошо для команды.

— Есть ли вариант, что до возобновления сезона кто-то покинет команду?
— Мы не планируем ни с кем расставаться. Сейчас с нами на сборе молодые парни, и если они не смогут играть за основу, то вернутся в «Спартак-2», потому что для прогресса очень важно играть и постоянно иметь практику.

— Еще до открытия трансферного окна было объявлено, что «Спартак» вряд ли будет усиливаться зимой. Вы уже понимаете, какую позицию команде нужно усилить летом?
— Мы говорили об этом с генеральным директором и президентом, потому что очень важно придерживаться в данном вопросе единых взглядов. Я сказал, что доволен и количеством, и качеством игроков. Но нужно всегда держать глаза открытыми и искать футболистов, способных усилить команду и вывести ее на новый уровень. Если удастся пригласить такого игрока — я буду счастлив. Если нет — никаких проблем, это необязательно. Но мои слова не означают, что мы не ищем футболистов, что прекратили скаутинг. Нет, мы работаем, обсуждаем, сравниваем потенциальных новичков с теми игроками, что есть у нас. Это не вопрос позиции, а вопрос качества футболиста.

— «Спартаку» нужны левый защитник, центральный защитник и большой форвард. Согласны с таким мнением?
— Смотрите, центрального защитника может сыграть Крал, к примеру. В этом случае мы потеряем «шестерку», но есть Тиль или Умяров. Также есть Гапонов — очень интересный футболист. Есть Паша Маслов. Знаю, что он не центральный защитник, но у него есть характер и техника, чтобы играть центральным защитником. Также он здорово показывает себя на тренировках. Так что тут, думаю, усиление не нужно.

Что касается форварда, да, у нас нет такого большого нападающего, как тот же Дзюба. И вы видите, что в матчах мы пытаемся найти другие решения для голов. На левом фланге может сыграть Мельгарехо. Пока он не тренируется, но, надеюсь, скоро вернется.

— Его контракт, к слову, заканчивается. Вы бы хотели, чтобы он остался?
— Мы рады, что Мельга с нами. Он один из наиболее опытных футболистов «Спартака», хотя ему 29 лет. Удивительно, но это так. Контракт… Это вопрос, который будут обсуждать игрок и клуб. Мы поговорили с Лоренсо, могу себе представить, что он останется в команде и после июня. Думаю, время для принятия решения еще есть — сейчас ведь только январь.

— Примерно та же ситуация с Шюррле. Что ждет его?
— Все всегда зависит от игры. «Спартаку» нужно принять решение, да и самому Андре тоже нужно решать. Первая часть сезона для него сложилась непросто: он пропустил из-за болезни три недели.

Три недели в футболе не какой-то критический срок. Но если три недели ты травмирован или болен, то теряешь очень многое. И когда мы в ноябре пытались вернуть его в форму, он опять травмировался. Сейчас наконец-то появилась возможность снова вывести Андре на его прежний уровень. На уровень, который он может показывать. Так что, как и в случае с Мельгарехо, время еще есть. Мы не переживаем из-за этого вопроса.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

Поведение Джано и совет команды, слухи об уходе

— На днях команду покинул Джано Ананидзе. Почему вы приняли такое решение?
— Ситуация с Джано решилась еще до сборов. Он пришел к нам перед Новым годом и сказал, что хочет играть больше. Но я не могу никому гарантировать это, не могу закрепить кого-то навечно в стартовом составе. Так что решение уйти было принято им самим.

— Ваше общение было трудным?
— Мы не общались напрямую. Джано поговорил с Томасом [Цорном], а Томас уже передал мне его пожелания.

— Стычка Джано с Мельгарехо в матче с «Зенитом» как-то повлияла на атмосферу в команде? Такие ситуации — это вообще нормально?

— Нет, ненормально. Мы не можем принять такое. Каждый, кто приходит на стадион или даже кто смотрит футбол нерегулярно, должен знать, что мы — одна большая семья. Мы в команде проводим друг с другом больше времени, чем со своими близкими. И я говорю не про сборы, а даже про обычное время в течение сезона. Наш рабочий день начинается в восемь утра, а закончиться может в семь-восемь вечера. Так что мы с парнями общаемся чаще, чем с семьями. А значит, мы тоже должны быть семьей и жить как семья — уважать друг друга.

Если всем будет комфортно жить по таким правилам, уверен, это пойдет нам на пользу. Я не видел того эпизода в игре, потому что мое внимание в тот момент было сфокусировано на другом участке поля. Но потом посмотрел, и, конечно, мне это не понравилось.

— Как вы разрешаете такие инциденты?
— В первую очередь я поговорил с обоими игроками наедине. Есть множество вариантов наказаний: штраф, перевод во вторую команду на пару недель, что-то еще. Но нужно понимать, что любое решение, которое ты примешь в подобной ситуации, будет иметь последствия в дальнейшем. Например, перевел бы я их во вторую команду, а потом подобный инцидент случится уже с пятью игроками. И что делать? Половину состава отправлять в дубль?

В такие моменты нужно поступать умно и дипломатично. После того, как я поговорил с футболистами, мы собрали совет, в который от команды вошли капитан Джикия и вице-капитан Зобнин. Я озвучил свое решение относительно наказания и спросил их мнения. Они могут сказать, что это слишком жестко, слишком мягко, совсем не то и так далее. Но в итоге, когда окончательное решение на совете принято, его должны принять и уважать все. Так закрывается вопрос.

— Но Джикия ведь близкий друг Джано. Разве он мог быть беспристрастным тогда или когда Ананидзе решил уйти из клуба?

— Он капитан «Спартака», а не капитан Джано. Понимаю, что иногда решения принимать непросто. Когда долгое время играешь с одними и теми же людьми, с кем-то становишься ближе, с кем-то нет. Но важнее всего оставаться профессионалом. Джикия профессионал. Он повел себя профессионально в этой ситуации, и у нас не было никаких проблем. Нам же было важно донести все до команды. Что касается ухода Джано, тут все вообще просто — это его решение, а не наше.

— Вы упомянули ссылку во вторую команду. В «Спартаке» такое случалось даже за лайки в инстаграме. Что должно произойти, чтобы вы прибегли к такому наказанию?
— Посмотрим, я не знаю. Для меня важнее всего игра «Спартака». И если кто-то будет нарушать наши правила, мешать команде, я подумаю и о такой мере. Но, возможно, в самую последнюю очередь.

— На пресс-конференции после поражения от «Ростова» вы сказали: «Увидимся в следующем году, если я еще буду здесь». Были сомнения?
— Ну, там просто был такой вопрос, что я решил вот так пошутить.

— Тем не менее уже после Нового года в медиа появились слухи, что вы якобы во время отпуска в беседе с кем-то из друзей выразили желание уйти летом.
— Мне действительно нужно говорить про эту чушь? Правда в том, что я очень счастлив в «Спартаке». Наслаждаюсь каждым днем в команде с первого дня в Москве. И если кто-то хочет, чтобы я ушел из «Спартака», ему придется тащить меня силой!

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

Эти слухи — полнейшая чушь. К тому же у меня в отпуске даже не было времени встретиться с друзьями, чтобы такого им наговорить. Понятия не имею, как эта информация оказалась в СМИ, но она не имеет ничего общего с реальностью.

Почему ушел Солтмурад Бакаев, зачем нужен Баду

— Если вернуться к первой части сезона, какой игрой вы гордитесь?
— Думаю, что это матч с «Локо». После первого тайма было важно, чтобы команда понимала: мы можем победить в дерби. Это самый классный опыт.

— А ваша главная ошибка, если вы их совершали?
— Конечно, возможно, делаю их каждый день. Наверное, в матче с «Ростовом» в последнем туре. Одна-две ошибки там были. Мы должны были как-то поменять состав, учитывая потери.

— Что именно вы бы сейчас поменяли?
— Вы помните, что тогда мы изменили схему: Крал начал играть центрального защитника, а всего их было четыре. Но дело не в ней, а в том, как именно мы играли. Нужно было действовать агрессивнее и проще. Я признаю эти ошибки. И учусь на них, как и вся команда.

— Солтмурад Бакаев подписал контракт с «Рубином». Был ли он в ваших планах? Почему не настояли, чтобы руководство оставило его в «Спартаке»?
— Да, он был в моих планах. Мы поговорили с Солтмурадом между матчами с «Зенитом» и «Ростовом». Устроили встречу с ним и Зелимханом, на которой объяснили, каким видим его будущее в «Спартаке». Томас Цорн также присутствовал на этой встрече. Думаю, это лучшее, что молодой футболист может получить: он услышал непосредственно от руководства и главного тренера все, о чем хотел узнать.

(twitter.com/fcsm_official)
twitter.com/fcsm_official

Мы дали ему шанс — Солтмурад ведь выходил на поле в Премьер-лиге при нас. За пару недель до этого мы увидели его в матче за вторую команду и решили попробовать в первой. И поэтому для меня было большим сюрпризом узнать, что он уходит из «Спартака». Но самое важное — клуб в этой ситуации сделал все, чтобы сохранить его, чтобы указать ему верный путь. Но когда решение принято самим игроком, мы обязаны его уважать. Всегда.

— Как считаете, трансфер пойдет ему на пользу?
— Думать о том, будет ли для него полезен или нет — уже не моя работа. Он больше не игрок «Спартака». Я верю, что путь в «Спартаке» был бы лучшим вариантом для него. Но каждый решает сам. В том числе потому что Бакаев видел оба варианта: и в «Спартаке», и в «Рубине». Нам остается только принять его выбор.

— Не скажется ли на Зелимхане то, что рядом с ним теперь не будет младшего брата?
— Первое, что я сделал, вернувшись в Москву, поговорил с ним об этом. Важно, чтобы Бака знал, что мы сделали все, чтобы убедить брата остаться. Они семья, он старший брат — тут все понятно. Но сейчас решение принято, и нужно думать о собственной игре. Самое простое, когда решение уже принято, тогда ты уже действуешь, исходя из этого решения. Зелимхан хорошо работает, так что, думаю, все будет в порядке.

— У Баду большие планы в «Спартаке» — он сказал, что хочет играть за основу. Но болельщики довольно скептически к нему относятся.

— Он был с нами с первых дней нашей работы в «Спартаке», когда все разъехались в сборные, а в Москве осталось не так много игроков. Он хорошо работал, отдавал себя на сто процентов и использовал все шансы. Так что хорошо, что он сейчас с нами. Но конкуренция на правом фланге очень высокая. У нас есть Рассказов, о котором очень хорошие впечатления по этому сбору. Есть Зобнин. Есть Маслов, о котором я уже говорил.

— Расскажите, что такое «Спартак» Доменико Тедеско? Какой вы видите свою идеальную команду?
— Это команда, обладающая хорошая физической подготовкой, силой, сильная менталитетом. Команда, в каждом матче поднимающая планку, играющая вертикально, ищущая и заполняющая зоны. Команда, создающая много голевых моментов на протяжении матчей. И, конечно, побеждающая! Как я говорю парням, победы не самое главное, но это единственное, что имеет значение.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене