Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

«Зеленский меняет страну и настроен мириться с Путиным. Болел за него». В РПЛ — еще один украинец

Иван Ордец — о войне, пропаганде, сборной и чебуреках.

ФутболРПЛ
13 августа 2019, Вторник, 19:20
Getty Images

Вы могли не заметить, но «Динамо» среди прочих этим летом подписало защитника донецкого «Шахтера» Ивана Ордеца. Пока он в запасе, как и другие новые игроки обороны — Заурбек Плиев и Игорь Калинин. А теперь пришел еще и Роман Нойштедтер.

(instagram.com/vanekordets18)
instagram.com/vanekordets18

Ордец всю карьеру провел в «Шахтере», с которым доминировал в чемпионате и регулярно играл в Лиге чемпионов, но, как и Ярослав Ракицкий, не побоялся оставить Украину ради чемпионата России. Писали, что Иван в два с половиной раза выиграл в зарплате. Корреспондент Sport24 Александр Муйжнек встретился с Ордецом и узнал:

  • чем российский чемпионат лучше украинского и где еще в РПЛ он мог играть;
  • как Ордец реагировал на хейт в инстаграме и почему не верит пропаганде;
  • как он относится к Зеленскому и почему верит в прекращение войны в Донбассе;
  • чем схожи методики Дмитрия Хохлова и Андрея Шевченко;
  • как он пережил военные события в Мариуполе и почему российские и украинские команды глупо разводить в жеребьевке.
(Екатерина Данилова, Sport24)
Екатерина Данилова, Sport24

Чемпионат России — это супер

— Из «Шахтера», участника плей-офф еврокубков, вы ушли в «Динамо», 12-ю команду чемпионата России. В чем смысл?
— Услышал новые задачи «Динамо», мне рассказали, что тут будут перемены. Понял, что идти сюда можно смело. Показывать себя, доказывать. Мне показали Москву, базу, стадион. Под крышей арены тогда шло шоу динозавров — очень красиво, хочу теперь на хоккей.

Пока за новый клуб не сыграл, но убедился, какие у нас прекрасные болельщики. Полные трибуны. Жаль, что на Украине нет такого ажиотажа.

— Почему нет?
— Вы прекрасно понимаете. «Динамо» вот играло со «Спартаком», и собралось почти 35 тысяч человек. На Украине так ходят только на одну игру: «Шахтер» — «Динамо». Это одна из причин, почему я уехал. Играл в лиге, где посещаемость матчей — по три-четыре тысячи. Матчей «Шахтера»! Ну как так? Понятно, что в стране война, денег ни у кого нет, но все равно.

Плюс у «Шахтера» нет своего стадиона, все матчи — на выезде. Даже на домашние летали из Киева в Харьков. Когда «Шахтер» в начале войны покидал Донецк, многие ребята себя накручивали. Через пару месяцев поняли, что вернемся нескоро, потом обосновались в Киеве, и сейчас как-будто так и надо. Но все равно тяжело быть в отрыве от настоящего дома.

— Сейчас вы уехали еще дальше. В комментариях вашего инстаграма полыхает до сих пор. Как реагируете?
— Знал, что так будет. Предполагал, как некоторые воспримут переход. Первую неделю просто не читал комментарии.

— По совету Ярослава Ракицкого?
— Ярик-то сам такой человек, кто нормально воспринимает. Спокойный, добрый. Но мы беседовали, и он советовал ехать: «Вань, не переживай. Тут любят футбол, много болельщиков, хороший чемпионат, новые стадионы».

Я пролистывал комменты и видел фотки тех, кто их оставляет. Там же большинство — подростки! Жизни еще не прожили, по 12-15 лет. Родители даже не знают, что их дети пишут взрослым. Воспитание плохое.

— В Россию переехали вы, Ракицкий, Данченко, говорили о Хачериди в ЦСКА. Почему украинцы все чаще выбирают РПЛ?
— Ваша лига сильнее украинской. «Шахтеру» невероятно тяжело играть после своего чемпионата в ЛЧ, где уровень на порядок выше. Мало возможностей подвести себя на максимуме к топ-матчам. Ну, Киев, ну, «Заря», с «Александрией» «Шахтер» недавно отыгрывался — но и все.

— Уровень чемпионата России разве намного выше?
— Я смотрел три-четыре игры, и впечатление такое, что не знаешь, кто победит. «Тамбов», скажем, обыгрывает «Спартак». Как в Англии и Италии: на выезде тебе ничего не гарантировано. Свои болельщики гонят вперед, соперник теряется, эмоций много. Это супер.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

«Динамо» как «Ливерпуль», интерес из АПЛ, кресты

— Допустим, чемпионат России сильнее чемпионата Украины. А московское «Динамо» сильнее «Шахтера»?
— Это совсем разные команды, не сравнить. «Шахтер» проповедует игру в пас, разыгрывает мяч, выходит из-под прессинга. «Динамо» играет иначе — как «Ливерпуль», как машина. Более силовая команда, забирает подборы, ведет борьбу.

— Вам это нравится?
— Да. В игре с «Уралом» я увидел, как ребята реализуют задумки Хохлова. Мне поначалу тяжеловато давался переход на новую тактику в обороне, я так раньше не играл. Но поговорил с Хохловым и Никифоровым, мне объяснили на сборах и показывали на ноутбуке, как «Динамо» двигается и перестраивается. Я понял и принял новые требования, адаптировался и готов играть.

(Екатерина Данилова, Sport24)
Екатерина Данилова, Sport24

— Весной вы планировали остаться в «Шахтере», а клуб — вас сохранить. Что пошло не так?
— Я решил перейти в «Динамо». Новый контракт мне предлагали, я взял паузу, взвесил за и против. Неделю-две думал.

— Какие варианты, кроме России, рассматривали?
— Год назад — «Брайтон» и «Ньюкасл». Но они только выражали интерес, а переговоры не сдвинулись. Про «Селтик» в мае кто-то утку пустил. Этим летом из европейских клубов я был ближе всего к «Дженоа». Но хорошо, что в итоге попал в русскоязычную страну. Разговоры были и с «Краснодаром», и с «Локомотивом», но я выбрал «Динамо».

— Получается, добровольно лишили себя Лиги чемпионов. Еще рассчитываете там сыграть?
— Для этого я и в «Динамо». Моя цель на этот сезон — помочь команде пробиться в еврокубки. На таком стадионе, с такими болельщики о меньшем и думать нельзя.

(Getty Images)
Getty Images

— В свой последний сезон в «Шахтере» вы почти не играли. Сколько всего пропустили из-за проблем с сухожилием?
— Девять-десять месяцев. Это единственная травма в карьере и самое тяжелое время в жизни. Невыносимо, когда бегаешь трусцой, но не можешь взорваться, не трогаешь мяч, смотришь на партнеров со стороны.

После первого надрыва летал в Барселону, мне вживляли стволовые клетки. Спустя два месяца вернулся в общую группу, приступил к тренировкам, отдавал передачу — и произошел рецидив. Тут уже полетел в Сербию, к величайшему специалисту по работе с футболистами. Занимался в одно время с Ярмоленко.

Сборная, Шевченко

— О сборной Украины вам можно забыть?
— Не знаю, как будет. Если буду соответствовать уровню сборной, получу вызов. А вмешаются неспортивные факторы — тогда и вопросы не ко мне.

— Готовы к тому, что больше за сборную не сыграете?
— А у меня есть выбор? Готов показывать свой уровень. Я всегда был рад приглашениям в сборную. А если их нет, что футболист может сделать?

— С Андреем Шевченко будущее обсуждали?
— Нет, но надеюсь, решения по игрокам будет принимать именно он, а не кто-то за него. Андрей — очень уважаемая личность и тренер, который поднял сборную на высокий уровень. У него отличные помощники — итальянцы, работавшие в «Милане»: Андреа Малдера, входивший в штаб Карло Анчелотти, трехкратный обладатель Кубка чемпионов Мауро Тассотти. Смотришь на Тассотти — и ясно, что он был собакой на поле. Пока Шевченко работает с атакой, Тассотти — с нами, защитниками. Андрей переводит, если надо, но я уже и так понимаю.

(Getty Images)
Getty Images

Благодаря им всем рисунок игры сборной похож на тот, что у «Наполи». Сборная Украины под руководством Шевченко показывает лучший футбол из всех, что я видел. В обороне, кстати, Украина похожа на «Динамо» Дмитрия Хохлова. Итальянская модель: два защитника всегда в створе, не уходят во фланги, как в «Шахтере».

Пропаганда, ложь, Путин, Зеленский

— Когда в одесский «Черноморец» переходил россиянин Василий Павлов, за него переживала мама — до слез. Ваша — нет?
— Семья волновалась не за меня, а за то, что подумают люди. Не отговаривали.
У меня в России живут знакомые, мы в контакте. Я спрашивал, как здесь относятся к украинцам. Ракицкий и Данченко сказал, что нормально, волноваться не о чем, и через неделю-две все забудется. Собаки лают, караван идет.

(instagram.com/vanekordets18)
instagram.com/vanekordets18

Все эти новости — пропаганда. Люди смотрят «ящик» и верят: приедут, и их тут же порежут. Нигде такого нет. Меня вот физиотерапевт «Динамо» спрашивал, когда его знакомая собиралась по делам в Киев: «Как ей ехать? Что с ней будет, как встретят?» Я отвечал: «Пусть спокойно едет, ничего не будет». Благополучно вернулась — целая и счастливая, все ей на Украине были рады.

По телевизору передают много лжи. И этой лжи очень много в нашей жизни, к сожалению.

— Например?
— У меня родители живут в так называемой зоне АТО. Смотрю, как из Киева освещают жизнь в Донбассе — и все совершенно не так. Говорят одно, а на деле другое. И так уже давно.

— А как на самом деле? Насколько тяжело родителям?
— Дай бог, чтобы все было хотя бы так же спокойно, как сейчас. Уверен, новый президент о чем-то да договорится. Надеюсь, в ближайшее время это закончится, и люди заживут мирно. Наши народы всю свою историю шли рядом, и я не хочу вражды.

— Поигравший в Луганске Тони Шуньич назвал русских и украинцев братьями. Вы того же мнения?
— Сто процентов.

— Зеленскому удастся найти общий язык с Путиным?
— Видите, Зеленский открыто призывает к диалогу, они созваниваются. Порошенко, насколько я слышал, даже не хотел с Путиным иметь дела. А новый президент настроен мириться.

— Это только слова, а будет ли на деле?
— Верю, что да, и мир скоро настанет.

(РИА Новости)
РИА Новости

— За кого голосовали на выборах?
— Не ходил. Не специально, так получилось, были планы. Но болел за Зеленского и процентов на 90 чувствовал, что он станет президентом. Он и победил Порошенко с большим отрывом.

— Не разочаровались?
— Зеленский снимает депутатов с должностей, что-то предпринимает, пытается поменять правительство и страну. Зеленский ездит по городам, идет на контакт, смотрит, кто и где чем дышит. Люди его поддерживают.

— Помните Зеленского комиком?
— Мой дом в Киеве рядом с Дворцом «Украина», и я дважды ходил на «95-й квартал». Тогда не пообщались, я просто смотрел, а вот когда встретил его на съемках «Слуги народа», поздоровались. Крутой сериал, посмотрите. Первые два сезона хорошие.

ЛЧ, Мхитарян, Луческу, Ахметов

— Вы в «Шахтере» всю жизнь. Когда впервые увидели его звезд вживую?
— Лига чемпионов, игра с «Миланом», любимой командой детства. Я тряс полотно со звездами в центре поля и смотрел на спину своего кумира Несты, а потом подавал мячи из-за боковой. До сих пор вспоминаю это, когда слышу гимн ЛЧ.

— Хотя и сами прилично там поиграли.
— Особенно дорог матч с «Ман Сити» в декабре 2017-го. Холодно, а нам нужна была только победа, чтобы выйти из группы. Но Фонсека до мелочей разбирал всех соперников, и нас никогда никто не возил. В Харьков не приехали Сильва и Де Брюйне, хотя и без них «Сити» был силен — даже запасных покупают за полмиллиарда.

— Фернандиньо — за 40 млн. Каким он был в «Шахтере»?
— Колючим: с ним опасно играть, может и с локоточка проверить. Я в Донецке всех звезд застал: и Виллиана, и Косту. Отличный человек Тейшейра, да и играть мог сейчас не в Китае, а в лучших командах Англии. Не просто так Саня Кучер считал Алекса техничнее Месси. Мяч у Тейшейры на веревках, а с места не сдвинешь.

Не хуже любого латиноса — Мхитарян. Скорость, видение поля, выносливость потрясающие. У Генриха давно были все качества, чтобы добиться того, что имеет сейчас, в том числе языки.

— На каких защитников равнялись?
— По игре в обороне — на Кучера: я пытался перенять у него умение разговаривать с партнерами. По атаке — на Ракицкого. У него идеальные передачи.

(РИА Новости)
РИА Новости

— В лысину Ракицкого не целовали?
— А он редко к штрафным подходил. Если доверяли, то опасность создавал, но чаще Ярик выводил нас из-под прессинга. Спросите любого адекватного защитника, подтвердит: у Ярика лучшая левая нога в Европе.

Нам с Ракицким многое дал Фонсека. Когда он приходил, говорил нам: «Ребята, поработаете со мной — и не сразу, но потом поймете, как прибавили».

— При Луческу удалось прибавлять?
— Мирча абсолютно другой. Мотиватор сильный, голодный до побед. Телевизор не выключает, только и смотрит футбол.

(instagram.com/fcshakhtar)
instagram.com/fcshakhtar

Мирча очень требователен, много говорил на повышенных тонах — особенно с украинцами. В защите только мы и играли, пока бразильцы в атаке. Если пропускали, то виноваты были украинцы. Но Луческу объяснял, почему виноваты: индивидуально объяснял и подолгу говорил. Благодаря этому у украинцев была мотивация прогрессировать, делать выводы из замечаний Мистера и показывать хороший футбол.

— Самая яркая встреча с Ринатом Ахметовым?
— В Киеве, на праздновании чемпионства. За пять лет я его видел от силы раза три — но когда Ахметов приезжает, сразу понимаешь, что играешь в величайшем клубе. Ахметов говорит красиво, правильно, то, что нужно услышать футболисту. Настоящий президент.

(РИА Новости)
РИА Новости

Мины, молочка, колхозы

— Вы говорили, что так рано попали в «Шахтер», что лишились детства.
— В девять лет. А в десять уехал в Донецк насовсем и стал жить с ребятами намного старше меня. До тех пор папа возил меня на тренировки максимум раза два в неделю, да и для этого отпрашивался с работы. А в остальные дни со мной занимался учитель физкультуры. Его сын, Дмитрий Топалов, сейчас игрок «Шахтера».

— Когда последний раз бывали дома?
— Зимой прошлого года, два дня. Волноваха-то вполне живая (дома не строятся, но бизнес какой-то есть), а вот в моем родном селе Ближнее все осталось так же, ничего не прогрессирует. Вся молодежь из села уезжает, перспектив там никаких. Это же зона АТО.

Осталась одна школа, учеников — 70 максимум. Когда-то в нее ходил я. Мог портфель не взять, но мяч — обязательно. Пока папа не купил мне бутсы в секонд-хенде, бегал в кедах по 15 гривен, это рублей 35. В них играл, пока мама домой не позовет. Дома брал хлеб, заливал водой и посыпал сахаром — это вкусно.

— Читал, что сейчас в Волновахском районе не хватает площадей для посевов — около тридцати процентов территории заминировано и перерыто для окопов.
— Это правда. А ведь земля на востоке Украины очень плодородна — пшеница, кукуруза, — и техники всегда много было. У меня отец завгар (заведующий гаражом), всю жизнь управлял машинами. А сейчас трактор, бывает, едет по полю и может попасть на мину.

Я вырос в колхозе на парном молоке и вообще всем домашнем — оно всегда самое лучшее. Дома всегда была молочка, так еще и мама работала в столовой на птицефабрике и вкусно готовила. У бабушки были свои коровы, и только четыре года назад они отказались от скота. Сейчас колхозов все меньше.

— Где поселились в Москве?
— На Новой Риге, под Красногорском. Полчаса от базы ехать, как и в Киеве. Мне главное большой дом: люблю, когда родители приезжают, сестры с братьями. Осенью жду.

С Киевом Москву на сравнить: она раз в пять-шесть больше. В первую пару дней, как приехал, погулял, в Кремль сходил, Парк Горького, на ВДНХ чуть потерялся, муравьем себя почувствовал. Но мне говорили знакомые, что Москва принимает людей. Ничего, привыкну.

Питер, «Спартак», «Донбасс Арена»

— Следили когда-то за российским футболом?
— Нравился ЦСКА, когда там играл Вагнер Лав. Это сейчас на Украине не показывают чемпионат России, а раньше все следили. За тем же «Локомотивом» — там играл Алиев, страшный футболист. Когда я выступал в юношеской сборной, рядом тренировалась главная. Я задерживался, чтобы посмотреть, как Алиев бьет штрафные. А бил он так, что я думал: мяч лопнет! Ножка 36-го размера идеально ложилась в центр мяча, и он летел точно в ворота. А по пути еще вратарям ломал руки.

(instagram.com/vanekordets18)
instagram.com/vanekordets18

— Вы ведь и в Россию уже приезжали.
— На юношеские турниры в Питер, Курск, Тольятти. Посещали завод «АвтоВАЗ» — все руки потом были в мазуте. Питер тоже понравился, хоть и приехали в жуткий холод — 2-го или 3 января, на мемориал Гранаткина. В его финале проиграли сборной России, третий мяч нам забил Оздоев.

После того матча в «Шахтер» из Тольятти забрали Романа Емельянова, а меня перевели в дубль. Я не раз играл против Ромы, в том числе как опорник, потом были в Мариуполе (вместе с Торнике Окриашвили). Пару недель назад увиделись с Емельяновым на матче «Динамо» с «Уралом».

(РИА Новости)
РИА Новости

— Вы играли против сборной России и в отборе на юношеский Евро. Кто там запомнился?
— Мы вели после первого тайма, а во втором я противостоял Георгию Нурову, но не удержал — он оформил дубль. Мне Нуров очень нравился, я хотел, чтобы Гоша заиграл, но в «Локомотиве» он не заиграл.

В защите у России играл Илья Кутепов, а вскоре мы встретились в Донецке, в товарищеском матче со «Спартаком». Действовал я тогда против Джано, когда-то игрока киевского «Динамо».

Потом я всего раз сыграл на «Донбасс Арене» против «Шахтера». Это была вообще последняя игра команды на домашнем стадионе. Идеальная арена. Сейчас там работает только музей, но говорят, она готова принять матч в любой момент.

(РИА Новости)
РИА Новости

— Как относитесь к тому, что сейчас украинские и российские команды разводят?
— Я этого не понимаю, не нужно это. Спорт вне политики. Играть вполне можно, например, на нейтральной территории.

— Кто самый сильный из ваших ровесников по «Шахтеру»?
— Филипп Будковский играл за «Анжи» и «Сошо», Александр Караваев — за «Фенербахче» вместе с Романом Нойштедтером, а сейчас перешел в киевское «Динамо» и пытается пройти «Брюгге» в Лиге чемпионов.

Саша Нойок — в бретском «Динамо» Артема Милевского, дважды лучший полузащитник Белоруссии. Максим Малышев ныне в основе «Шахтера» — жаль, травмирован. Мы давно дружим, а когда играли в дубле, ездили вместе в чебуречную, которую неподалеку от моего дома держит одноклассник отца. Пока час ехали, я позвонил и заказал 20 чебуреков. Все съели, но живот так вздулся, что дня три-четыре не могли в туалет сходить.

— Откуда такая любовь к чебурекам?
— Их любят все греки — как и, например, кубите, такой пирог с мясом и тыквой. Как у нас говорили, чебуреки должны делать два человека: один жарит, другой ест. Надо есть, пока горячие, масло капает, а запивать пивом (мне не позволяли) или томатным соком. А у той чебуречной я в детстве продавал яблоки и на вырученные деньги всегда брал две-три штуки.

В XX веке Екатерина Вторая выгоняла греков из Крыма, Симферополя. Мои деды-прадеды поселились под Донецком. От моего села — по 60 км до Донецка и Мариуполя, а Мариуполь называют городом греков. До сих пор дома все говорят на греческом. Я сам понимаю, но не владею.

Страх

— За последние пять-шесть лет вам было страшно?
— Я играл в аренде в «Ильичевце», предстоял выезд к «Динамо». В Мариуполе захватывали обладминистрацию, в городе было много стрельбы и ночью, и днем. И не где-то на окраине города, а выглядываешь из окна — и метрах в пятистах дым, копоть. Танки ездили по городу, БТР, трупы на улицах… На два дня у нас отменили тренировки, сидели по домам. В итоге в Киев все же поехали.

(РИА Новости)
РИА Новости

— Вашу семью война напрямую задела?
— Нет. Неприятности в наших краях в 2014-м были, но я тогда был в Киеве. С семьей тоже все хорошо.

— Сейчас вам бывает страшно за Украину?
— Хочу, чтобы кончилась война. Чтобы люди жили счастливо. Чтобы у каждого была работа, чтобы дети учились и радовались жизни. Искренне верю, что при новом правительстве так и будет.

«Взял бы русский паспорт — остался в Москве». Украинец не заиграл у Черчесова и рвется в Бундеслигу

Подписывайтесь на страницу Sport24 Вконтакте!