Александр
Муйжнек

«Русские и украинцы — братья. Грустно видеть ситуацию с Ракицким». Защитник «Динамо» — за мир

Тони Шуньич играл с Джеко и Аршавиным, слышал стрельбу в Луганске, отказался от АПЛ, а скоро будет биться со «Спартаком».

ФутболРПЛ
8 марта 2019, Пятница, 13:30
РИА Новости

Хорватский босниец Тони Шуньич начинал в клубе «Зриньски», где когда-то играл Лука Модрич, а потом два года провел в луганской «Заре» — до 2014-го, пока в Донбассе не разразилась война. После Украины в карьере Шуньича было два российских клуба — сначала «Кубань», а затем «Динамо», только вернувшееся в Премьер-лигу. В Москве Тони полюбили даже дети.

В это воскресенье Шуньич будет рубиться в дерби со «Спартаком», а перед ним дал интервью корреспонденту Sport24 Александру Муйжнеку.

«Дзюба напоминает Джеко, в АПЛ у него получилось бы»

— Как получили два гражданства — хорватское и боснийское?
— Родители — хорваты. Они жили еще в Югославии, на территории Мостара — это нынешняя Босния и Герцеговина. Там родился и я. Когда мне было три года, началась война, семье пришлось бежать. Поселились в Меджугорье, где было тихо, а вот в Мостаре шли военные действия. Помню, как впервые вернулся туда и увидел, сколько всего разрушено. Даже сейчас в одной части города лежат руины от бомбежек.

Папа был солдатом, он вернулся с войны. Расспрашивать о ней я не хотел, все предпочитают о ней не вспоминать. Многие близкие друзья нашей семьи погибли.

— Могли бы сейчас играть за Хорватию?
— Да, я выбирал, но получил вызов в сборную Боснии. Согласился, не думая. Тем более, до того прошел все юношеские сборные — вместе с Огненом Враньешем, который поиграл в трех русских командах, и моим лучшим другом Марином Аничичем. Он уже пять лет в «Астане».

(Getty Images)
Getty Images

— Враньеш рассказывал, что на тренировках в сборной никак не мог отнять мяч у Джеко. Вам удавалось?
— Это реально невозможно! Принимает спиной к тебе — и все. Я бы сравнил Эдина с Дзюбой, схожи по манере игры. Оба здоровые, крепкие. Но Джеко техничнее.

— Дзюба заиграл бы в «Сити» или «Роме», как Джеко?
— Думаю, в этом и есть их разница. За счет игры в топ-лигах Джеко прогрессировал. Может, если бы Дзюба поиграл в Англии, то вырос бы как игрок. Хотя и сейчас в АПЛ у него бы получилось. Сто процентов.

— А Павлюченко похож на Джеко?
— Ха-ха, не уверен. Я застал Пава не в лучшей форме. В «Кубань» он приезжал, по сути, доигрывать. Как и Аршавин, на самом деле. Отличный игрок, но в «Кубани» карьера Андрея была не на том уровне, что раньше. Я потренировался с Аршавиным месяц, а потом уехал в Германию.

(РИА Новости)
РИА Новости

— В 2012-м, когда вы пересеклись с Джеко в сборной, им якобы интересовался «Зенит».
— О предложениях из России Эдин не рассказывал. Я встретился с ним, когда он уже был звездой в «Манчестер Сити». Да и всегда был топ-игроком. В «Железничаре», где Эдин начинал, его плохо приняли — не поверили, что он станет лидером. Поэтому легко продали в Чехию. А там он, разозлившись, начал показывать настоящий класс.

— Правда, что Джеко в юношестве обещал купить новую машину таксисту, который бесплатно возил его на тренировки?
— Да, я знаю про эту историю. И, кстати, Эдин выполнил обещание.

«Пьянич никогда не ходил в тренажерный зал. Играет в футбол и получает кайф»

— Чем поражал Пьянич?
— Чистый талант. Он родился, чтобы играть в футбол. Понимаешь это с каждым его касанием мяча. У него великолепный пас и просто нереальное видение поля.

(Getty Images)
Getty Images

Миралем никогда не занимался в тренажерном зале. Ему просто это не нужно. Он играет в футбол и получает чистый кайф. Если бы вы видели Пьянича в повседневной жизни, никогда не назвали бы его профессиональным спортсменом. На поле же он делает что-то невероятное.

— Вам удастся когда-нибудь сыграть против Джеко или Пьянича в Лиге чемпионов за «Динамо»?
— Конечно, хотелось бы. Но не знаю, насколько сейчас это реально. Будем стараться — это могу сказать точно.

— Спахич в «Локомотиве» дрался с врачом, в «Байере» — со стюардом стадиона, в «Севилье» — с Коке. Вам от Эмира прилетало?
— Он всегда и везде был лидером. Со стороны Эмир может показаться жестким, агрессивным, излишне темпераментным. Но люди не понимают, что на самом деле он не такой. Я со Спахичем в отличных отношениях, мне он подходит как человек.

(fc-anji.ru)
fc-anji.ru

Знаю, что в некоторых моментах его лучше не трогать. Бывает, что эмоции его захлестывают, а когда он приходит в себя, то всегда извиняется. Главное в конфликтах с Эмиром — не уподобляться ему.

«Гончаренко — сильнейший тренер. В его характере — побеждать»

— В Краснодар поехали по совету Враньеша?
— Да, Огнен сказал, что город приятный, чистый. Да и «Кубань» в то время была в порядке. И я доволен временем в ней. Но мне до сих пор непонятно, почему из «Кубани» убрали Гончаренко. Это сильнейший тренер. В том сезоне, когда его сняли, у «Кубани» было всего одно поражение, мы шли на третьем месте. А сразу же после его ухода команда начала сыпаться, результаты покатились вниз.

— Не удивлены успехам Гончаренко с ЦСКА?
— Думаю, никто не ожидал, что он так быстро приведет команду в порядок после ухода лидеров. Я еще за «Кубань» играл против Игнашевича, Березуцких и Вернблума. Но Гончаренко сразу сделал одну из лучших команд в России. У него есть энергия, харизма, в его характере — побеждать.

— Дмитрий Хохлов тоже тренировал в «Кубани». Они чем-то похожи с Гончаренко?
— Хохлов старше, но как тренер еще молодой, только начинает. Тренировки у него всегда интересные. Хохлов заметно прогрессирует. Видно, как любит свою работу и хочет достичь успехов с «Динамо».

— Кто попросил вас записать летом видео в поддержку «Кубани»?

— У меня остались связи в клубе. Попросил один переводчик. Я, конечно, записал, мне нетрудно. Передо мной-то в «Кубани» даже долгов не осталось. Не застал никаких финансовых проблем — как только пошли разговоры о них, я получил предложение от «Штутгарта».

«Бавария» забила нам четыре за тайм. Захотели бы — забили бы столько же»

— Чем удивила Германия?
— Вся карьера шла вверх: из Боснии — аренда в бельгийский «Кортрейк», потом «Заря», Россия, и вот — бундеслига. Но когда я пришел, «Штутгарт» уже проиграл четыре игры. Началось давление, с которым мы так и не справились, и в итоге вылетели.

«Штутгарт» — не лучший для меня период, но футбол там, наверное, такой, какой и должен быть. После каждой тренировки тебя ждут на базе, просят автографы. После поражения в последнем туре фанаты вышли на поле и начали нас ругать — но и правильно, как я считаю.

— Играли в бундеслиге против Константина Рауша?

(Getty Images)
Getty Images

— Да, он тогда был в «Дармштадте». У нас в «Штутгарте» общался на русском с украинцами Артемом Кравцом и Борисом Тащи, а сдружился с сербом Филипом Костичем. Из «Штутгарта» Костич ушел в «Гамбург», а сейчас с «Айнтрахтом» идет в первой пятерке и далеко прошел в Лиге Европы. Филип — веселый тип. Даже когда все шло не так, он бодрился. Нам не везло, даже Тимо Вернер был не на своем уровне — не реализовал множество моментов.

— Во второй бундеслиге совсем не понравилось?
— Никак не сравнить с первой: длинные передачи, много единоборств. Я хотел сразу подняться обратно — под эту задачу к нам пришли два японца, из «Лилля» — Бенжамен Павар. Я забил два гола, но Ханнес Вольф, новый тренер, усадил меня в запас. Я боялся потерять место в сборной и попросил об аренде.

Времени найти новую команду было мало, и в итоге я, не подумав и не изучив ситуацию, согласился на вариант с «Палермо».

— Пожалели?
— Радовала только команда, где было много балканцев: болгарин, македонцы, хорваты. А вот тренеры… Я шел к одному, а уже через пять дней Дзампарини его уволил. Всего за полгода я проработал с тремя тренерами, при этом доверял мне только один. Наверное, для «Палермо» это норма, но мы все равно вылетели.

(Getty Images)
Getty Images

Хотя меня это задело не так, как в «Штутгарте». Там я вообще из дома не выходил последние два-три месяца, неприятно было попадаться местным на улице.

— Жить на Сицилии приятно?
— Солнце, море, пляж… Я пришел в январе, и там меньше 11-12 тепла никогда не было. В России этого не хватает! Впрочем, с холодом я всегда справляюсь. В РПЛ таких зимних игр — одна-две, можно потерпеть.

— В матчах с «Баварией» и «Ювентусом» ваши команды получали по четыре мяча.
— Причем от «Баварии» — уже в первом тайме. Если бы Гвардиоле было надо, забили бы потом еще столько же — но хорошо, что успокоились. В Турине было примерно так же тяжело, как в Мюнхене. Хорошо, что я отыграл неполный тайм — Игуаин и Дибала нас возили! И все равно приятно выходить против «Ювентуса».

— Вы могли сыграть и против Месси на ЧМ-2014. Расстроились, что остались в запасе?
— Конечно, очень. Даже на пять минут не вышел. И с Игуаином мог снова пересечься! Но тогда Сушич решил сделать основной пару защитников Спахич-Бичакчич. Дальше со Спахичем уже я играл.

(Getty Images)
Getty Images

Обидно было не выйти в плей-офф. Мы и с Аргентиной выглядели на равных, а в решающем матче с Нигерией у нас отняли чистый гол. Джеко забил с передачи Пьянича, но судьи придумали офсайд. Если бы тогда был VAR! Боснийцы до сих пор вспоминают этот момент. После этого нам забил Одемвингие, и мы проиграли. Хорошо, что все же увезли одну победу, над Ираном.

«Ситуация между Россией и Украиной напоминает Югославию»

— Лукаш Тесак, играя в «Заре», учил русский язык по песням «ДДТ» и Шуфутинского. А вы?
— Начал учить сам, по чуть-чуть. В Луганске на русском говорили все, вот я и слушал, уточнял у партнеров. Да и наши языки похожи. Через пару месяцев я понимал русскую речь, а через полгода — свободно говорил.

— Юрий Вернидуб — уникальный человек?
— Хороший тренер, но жесткий — наверное, самый жесткий в моей карьере. Всех ругал. И ладно на играх — бывало, что сразу после тренировки. Я думаю, что он таким и должен был быть, чтобы игроки не расслаблялись.

Вернидуб сделал очень многое для «Зари». Когда я приехал, команда находилась на 15-м месте, а игр оставалось где-то десять. Юрий Николаевич смог собрать, сплотить команду, и в первой лиге мы остались. Потом «Заря» закрепилась в середине таблицы, а уже после моего ухода попала в Лигу Европы.

— Помните, как в Луганск пришла война?
— Жили, как всегда. Только в последние пару недель началось что-то странное. Люди начали скапливаться на площадях, устраивали акции протеста. Потом — стрельба. Я во время нее, к счастью, был дома. Потом читали об этом в газетах, и в команде нам сказали: «Лучше вам не выходить на улицу».

(zarya-lugansk.com)
zarya-lugansk.com

До конца апреля мы играли в Луганске. Потом съездили в Севастополь, а закончили сезон матчами с «Шахтером» и «Динамо». Победив нас, «Шахтер» оформил чемпионство — встречались в Черкассах без зрителей. А особенный момент был, когда мы сыграли с «Динамо», и я собрался домой. Город закрыли, на окраинах я видел баррикады. Помню, как остановились у аэропорта, а вокруг были люди с автоматами — это неприятно.

— Вы поиграли и на Украине, и в России. Наши народы — братские?
— Для меня — да. Вам, наверное, виднее, но мне эта ситуация напомнила Югославию. Сейчас мы говорим на одном языке. Когда встречаю серба или другого бывшего югослава — и как будто вижу брата.

Мне очень непонятна нынешняя ситуация между [вашими] странами. Не понимаю, как все так растянулось и не закончилось до сих пор. Надеюсь, вражда закончится, и Россия с Украиной снова станут друзьями.

— После «Зари» вы уехали в Россию. Слышали упреки из Украины по этому поводу?
— Вообще никаких. Я сыграл на чемпионате мира, и после него поступило много предложений. Выбрал «Кубань».

— Ракицкого после перехода из «Шахтера» в «Зенит» проклинают на родине и не зовут в сборную.
— Грустно видеть такое. Жаль, что украинцы не понимают: спортсмены вообще не любят политику. Мы смотрим на вещи по-другому.

(РИА Новости)
РИА Новости

Не вижу ничего дурного в решении Ракицкого. Он хотел лучшего своей карьере. Я играл против Ярослава в «Шахтере» — это очень сильный защитник.

«Жаль, что не сыграем по-настоящему дома. Тем более со «Спартаком»

— Почему этой зимой не ушли в «Фулхэм»?
— Все произошло странно. Звонок из Англии пришел в последний день трансферного окна. Да, АПЛ — это круто, но я почувствовал, что это неправильно. «Фулхэм» тогда шел в конце таблицы, он и сейчас 19-й — и, думаю, вылетит. Я уже приходил в «Штутгарт» в неподходящее время, и еще раз проходить подобное не хотелось.

— Вас действительно отговорил Хохлов?
— Да, нужно было побеседовать с тренером. Он хотел меня оставить, потому что ждет, что команда будет двигаться вперед, и я ему нужен. Контракт с «Динамо» у меня до лета, пока переговоров не было. Я счастлив здесь, чувствую себя комфортно, атмосфера в команде нормальная. Еще бы результаты получше были и сыграли бы на своем стадионе!

— Как восприняли новость о переносе дерби со «Спартаком» на «Арену Химки»?
— Жалко, что пока не сыграем по-настоящему дома. Тем более со «Спартаком». Открыть стадион таким дерби было бы круто. Не получилось. Сыграем в Химках, к которым давно привыкли.

— Вам предстоит матч со «Спартаком». В первом круге ему забил Владимир Рыков. Он на каждой тренировке так исполняет?
— Тот гол — наш лучший в сезоне. Рыков даже бил так же «Арсеналу». И было близко, но не получилось.

Сильнее него на моей памяти бил только Угу Алмейда. Он не так много забивал в «Кубани», но когда у него идет удар — это нечто, настоящий кошмар для вратаря. Пьянич — не такой: он бьет больше на технику. Мяч принимает такую странную траекторию, что голкипер теряется.

— Вы тоже могли забить в дерби, с «Локомотивом», но с нескольких метров махнули выше. Как объясните?
— Сразу видно, что я защитник, ха-ха! Перенервничал и подумал, что соперник слишком близко. Хотел сделать все быстро, из-за этого неправильно ударил по мячу.

— В прошлом туре с «Уфой» на вас тоже что-то нашло. Почему так грубо ошиблись и подарили гол Игбуну?
— Ожидал, что мяч отскочит повыше, чтобы я затем отбросил его головой. Коленом вышло не так сильно, и нападающий перехватил.

Ошибки бывают, команда это понимает. Ребята и тренер поддержали. А главное, мы весь матч провели достойно и выиграли по делу. Надеюсь, так же получится со «Спартаком» — знаем, какой это принципиальный матч.