logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Анастасия
Логинова

Они придумывают программы Медведевой, Туктамышевой, Ханю и Чену. Истории лучших хореографов мира

Главные творцы фигурного катания.

Фигурное катание
7 мая 2021, Пятница, 09:00
instagram.com/liza_tuktik

Иногда в межсезонье спортсмены даже едут на другой конец планеты, чтобы поработать с известным постановщиком. Чаще всего хореографами становятся бывшие танцоры. Это вполне логично — именно в этом виде фигурки больше всего времени уделяется качественной проработке движений и разнообразию в программах. Если в тренерскую сферу уходят спортсмены с нереализованным потенциалом (хотя, безусловно, есть исключения), то среди топовых постановщиков есть как титулованные мастера, так и практически ноунеймы. Sport24 разбирается, какими фигуристами были лучшие хореографы мира и за что их так любят спортсмены и болельщики.

Ше-Линн Бурн, Канада

Канадская фигуристка успела себя попробовать во всех возможных видах фигурного катания. В 7 лет она пришла на лед, как и все, в статусе одиночницы. После изучения основных элементов Бурн ушла в парное катание с Эндрю Бертлеффом, но серьезных успехов добиться не успела. Фигуристку часто роняли, у нее было много травм головы. В какой-то момент она сказала: «Нет, я не протяну долго, если буду продолжать в парах». После непродолжительных поисков перешла в танцы на льду, встав в пару с Виктором Краатцем. Уже через год после начала сотрудничества Бурн и Краатц выиграли свой первый национальный чемпионат. А через два — поехали на Олимпийские игры в Лиллехаммере, где финишировали в топ-10. Впрочем, с Играми у пары не сложилось совсем, две следующие Олимпиады они останавливались на обидном 4-м месте.

С другими важными турнирами получилось лучше. В активе Виктора и Ше-Линн золото, серебро и четыре бронзы чемпионатов мира. Они трижды становились чемпионами четырех континентов и дважды выигрывали финал Гран-при. Вскоре после победного ЧМ Краатц принял решение завершить карьеру, а Ше не смогла найти нового партнера.

На текущий момент Бурн является одним из самых востребованных постановщиков в фигурном катании, в межсезонье ее график расписан чуть ли не по дням. Среди клиентов — весь мировой топ. С ее программами Юдзуру Ханю выиграл две Олимпиады, а Нейтан Чен — два чемпионата мира.

Невозможно не заметить, что постановки для лидеров мужской одиночки были очень разноплановыми. «Сеймей» Ханю — более строгая, национальная программа, а тот же «Nemesis» Чена — драйвовая и современная.

Из россиянок с Бурн удалось поработать Евгении Медведевой, Елене Радионовой, Елизавете Туктамышевой и Алене Косторной.

«Феномен Ше-Линн в том, что у нее нет своего стиля. Она в каждой программе ставит совершенно разную хореографию», — делилась впечатлениями Радионова в интервью Р-Спорт.

Елизавета Туктамышева, когда решилась на эксперимент со стилем программы, тоже обратилась именно к Бурн. Летом 2019 года они поставили короткую под песню британской группы Florence and the Machine «Drumming song». Поначалу тренер фигуристки Алексей Мишин решил заменить музыку на привычный уху «Oblivion» Пьяццоллы. Естественно, что хореография, поставленная под другую композицию, совершенно не смотрелась. Но, когда Лиза вернула исходное музыкальное сопровождение, программа по-настоящему заиграла.

Медведева ставилась у Ше-Линн два года подряд. В первый раз получилась бомбическая программа под саундтрек из фильма «Мемуары гейши». Образ Жени, волшебно дополненный платьем-кимоно от японской портнихи Сатоми Ито, был продуман до мелочей. На протяжении всего проката с помощью элементов хореографии читаются отсылки к сюжету фильма. Однозначно, это была одна из лучших программ Евгении. Во второй год Медведева решилась на эксперимент, выбрав для произвольной треки из выступлений Цирка дю Солей. Показать полностью спортсменка ее не смогла, поскольку почти полностью пропустила сезон. Однако интересные находки были видны даже в выступлении на открытых прокатах.

Марина Зуева, Россия

Зуева выступала в танцах на льду с Андреем Витманом под руководством Елены Чайковской. Им удалось дважды выиграть бронзу на чемпионатах СССР и отобраться на главные старты. Но международных успехов Зуева и Витман не добились: на чемпионатах Европы и мира они финишировали только в топ-10.

«Много у нас было интересных поддержек, движений. И все думали, что мы далеко пойдем… Наш лучший результат на чемпионате мира — пятое место в Японии. На самом деле я даже затрудняюсь сказать, почему именно не получилось. Наверное, много факторов сказалось. Мой партнер был старше меня на восемь лет. Мы были третьим номером в сборной… Ну и лучше надо было кататься!» — вспоминала Зуева.

Свои первые шаги в искусстве постановки Зуева сделала еще во время спортивной карьеры. По ее словам, именно Чайковская придала желание учиться балетмейстерскому делу. Во время создания программ Зуевой и Витману Елена Анатольевна позволяла спортсменам принимать активное участие. Следующий шаг — обучение в ГИТИСе и работа хореографом в ЦСКА.

Причем в ЦСКА она попала довольно необычным способом: из-за необходимости сдать экзамен по искусству балетмейстера в институте Зуева с подачи мамы поставила номер Елене Водорезовой, жившей в том же доме. Знаменитую фигуристку тогда тренировал сам Станислав Жук. Увидев постановку, он оставил «Жар-птицу» в качестве короткой программы Водорезовой. Отметив мастерство Марины, взял ее на работу в клуб.

Именно в ЦСКА Зуева познакомилась с будущими чемпионами — Екатериной Гордеевой и Сергеем Гриньковым. Вместе с учениками Зуева росла в мастерстве год за годом. «Кармен», «Ромео и Джульетта», «Вокализ» — практически каждую программу Гордеевой и Гринькова можно назвать выдающейся. Но пик их сотрудничества пришел на вторую золотую Олимпиаду, когда они выступали с шедевральной «Лунной сонатой».

После смерти 28-летнего Сергея от сердечного приступа Екатерина первое время выходила на лед с сольными номерами. Зуева поставила ей программу-трибьют Гринькову под «Адажиетто» Малера.

Спустя 13 лет Марина раскрыла историю на льду по-новому — теперь в исполнении Тессы Виртью и Скотта Мойра. С этой трогательной постановкой пара выиграла свое первое золото Олимпийских игр в 2010 году.

«Программа Тессы и Скотта — это продолжение, счастливое продолжение Катиной трагедии, — рассказывала Зуева в интервью Первому каналу. — Когда мне нужно было поставить номер, посвященный Сереже, я сразу вспомнила про Малера. В этой музыке столько драматизма… Но саму программу я сделала такой, что в финале Катя все равно находит свою дорогу к счастью. Мне хотелось сказать всем и прежде всего самой Кате, что жизнь продолжается. Да, случилась ужасная трагедия, но она же ее поднимет. Когда Тесса со Скоттом выросли, я увидела, что они могут переосмыслить и завершить Катину историю».

Большое количество соревновательных программ Зуева поставила и другим своим звездным ученикам — олимпийским чемпионам 2014 года Мэрил Дэвис и Чарли Уайту. По словам хореографа, когда она услышала музыку из оперетты «Летучая мышь» Штрауса, то сразу увидела в ней именно эту пару.

К Марине обращаются не только танцевальные дуэты, но и фигуристы-одиночники. Среди ее клиентов однажды оказалась и олимпийская чемпионка Юлия Липницкая. Спортсменка решилась на эксперимент и впервые в жизни полетела за океан для работы с зарубежным хореографом. Риск оправдался — короткая под песни Элвиса Пресли стала для Липницкой глотком свежего воздуха.

«Марина лепила из меня тот образ, который необходим. Ты мог этого не осознавать, просто повторял за ней движения, жесты, но в итоге получалось то, что нужно ей, то, что вообще нужно. А главное, это придавало мне уверенности. От тренировки к тренировке я начинала осознавать, что все могу», — рассказывала Юлия в интервью ТАСС.

Ришо Бенуа, Франция

Бенуа — бывший французский фигурист, выступавший в танцах на льду. За время карьеры он сменил несколько партнерш, однако ни с одной из них добиться крупных успехов не удалось. Его лучшее достижение — медали юниорской серии Гран-при и попадание в десятку на юниорских чемпионатах мира.

Ришо — представитель нового поколения постановщиков. На мировой уровень он вышел буквально несколько лет назад, но уже пользуется неплохой популярностью среди спортсменов. Часто отмечают его нестандартный взгляд на программы и необычную хореографию. Одна из самых удачных программ Бенуа — «Матрица» японки Каори Сакамото.

С японкой Бенуа начал работать еще в сезоне-2017/18. На редкость, даже первый опыт был вполне удачным. Олимпийскую произвольную программу «Амели» полюбили многие болельщики фигурного катания. В ней хорошо была подчеркнута сильная черта Каори — потрясающий раскат.

Ришо уникален тем, что умеет ставить как классические программы (та же «Амели»), так и нестандартные эксперименты. Одной из таких новаторских работ стала короткая программа Сатоко Мияхары «Египетское диско». Вообще говоря, японки известны своей любовью к лиричным постановкам. Их стиль (кроме, возможно, Сакамото) можно описать одним словом «зефирки»: нежные, воздушные девушки в красивых милых платьях. Тем необычнее было видеть Мияхару в черном комбинезоне под современные ритмы.

Примеру сокомандницы последовала и Рика Кихира. Чемпионка четырех континентов не смогла прилететь в Канаду к привычной Лори Николь из-за закрытых вследствие пандемии границ страны, поэтому обратилась к Ришо. В начало дорожки шагов фигуристка даже делает колесо, рискуя в случае неудачного исполнения упасть на лед и получить дедакшн.

Sport24

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android

Подписывайтесь на youtube-канал Фигурка и смотрите самые интересные видео о фигурном катании